Лоббисты госорганов имеют больше влияния

Малый и средний бизнес (МСБ) не стал исключением: он, как и прочие сегменты казахстанской экономики, столкнулся с кризисом. Это обострило негативный эффект, вызванный несовершенством законодательства. Однако никаких поблажек или льгот тут не требуется, просто правительству надо заняться своим прямым и непосредственным делом – созданием качественных законов, очистив их от поправок «нечистоплотных» лоббистов.

Малый и средний бизнес (МСБ) не стал исключением: он, как и прочие сегменты казахстанской экономики, столкнулся с кризисом. Это обострило негативный эффект, вызванный несовершенством законодательства. Однако никаких поблажек или льгот тут не требуется, просто правительству надо заняться своим прямым и непосредственным делом – созданием качественных законов, очистив их от поправок «нечистоплотных» лоббистов.

– Различные бизнес-ассоциации периодически обращаются к правительству с жалобами на законодательство, причем по различным аспектам. Не считаете ли вы, что в данном случае за количеством теряется качество?

– На самом деле ассоциации часто пересекаются на различных форумах и конференциях, и уже более пяти лет Союзом «Атамекен» поднимается непреходящая тема создания единого объединения МСБ, но никому она уже неинтересна. Еще на гребне первой волны популярности в правительстве всяческих идей по поводу необходимости наращивания МСБ призыв вступать в «Атамекен» был озвучен. И многие предприниматели сектора МСБ действительно потянулись в Союз в надежде, что это будет чем-то вроде общей площадки для обсуждений и рупора для диалога с правительством. Но по прошествии некоторого времени «Атамекен» довольно наглядно продемонстрировал свою не¬дееспособность, а региональные представительства Союза и вовсе не работали.

При этом необходимое финансирование осуществлялось, проводились акции по популяризации идей предпринимательства, всяческие специализированные мероприятия, издавались пособия. Но когда дело доходило до реальной помощи, Союз «Атамекен» ничего не мог сделать. Будь то единичные обращения предпринимателей или необходимость добиться изменения или даже незначительной корректировки законов, достижения «Атамекена» оказывались мизерными.

Такому печальному результату есть вполне логичное объяснение – попытка чиновников создать эффективный быстроразвивающийся сектор минимальными усилиями. При этом даже не понимают, что их дело – создавать качественные законы, а необходимые ассоциации мы можем организовать сами.

Конечно, инициативы государства как факт приятны, но малоэффективны, поскольку если структура крепится сверху, то рано или поздно она развалится, так как не имеет фундамента. Тем более что эта инициатива не имела благой цели и использовалась скорее как инструмент контроля МСБ в своих интересах. Так что лозунг «Один за всех и все за одного» ни к чему не привел.

– Возвращаясь к вопросу об единой ассоциации: многие объединения, созданные непосредственно предпринимателями, позиционируют себя как доступные для всех групп. Почему, на ваш взгляд, они не могут выражать единое мнение?

– Прочие инициативы, которых, собственно, было немало, также доказали свою недееспособность в силу объективных причин. В принципе, и у меня есть аналогичный опыт создания такой организации. Поэтому, уже ориентируясь на собственный опыт, могу со всей ответственностью заявить, что одна организация не сможет соответствовать требованиям не то что всех, но даже основной массы предпринимателей. Структура казахстанского МСБ настолько разнородна и динамична, что под нее нереально создать адекватную этой структуре ассоциацию – слишком разные запросы у предпринимателей.

Вот два предпринимателя: владелец обувной фабрики и хозяин обувного магазина – пытаясь удовлетворить потребности первого, можно ущемить интересы второго. Местные производители легкой промышленности нередко жалуются на неравные условия с импортерами. Продукция нашего сапожника облагается налогом, тогда как иностранный производитель обуви пользуется в своей стране льготами и в Казахстан ввозит беспрепятственно, соответственно предлагая более дешевый товар. Турция, Китай, Монголия создали преференции своим внутренним производителям текстиля, обуви, потому что у этих стран были все условия для поднятия легкой промышленности. Казахстану одними льготами не обойтись – как ни крути, затраты на сырье и рабочую силу в результате дадут неконкурентную себестоимость. Естественно, представитель ассоциации начинает готовить предложения по поводу ужесточения налогового режима для ввозимой продукции, чтобы поддержать казахстанского производителя. Владелец магазина вполне резонно может возмутиться: он тоже предприниматель, но в его магазин ходят за дешевой китайской и турецкой обувью, и дорогая казахстанская, которая еще и неизвестно когда появится, ему не нужна. То же самое может произойти и между, скажем, предпринимателем из деревообрабатывающего сектора и производителем мебели. Первый хочет закрыть временно импорт сырья, чтобы получить возможность выйти на рынок. Второму это не надо, он как ездил в Китай за древесиной, так и будет.

И вот таких конфликтов интересов равноправных членов ни одна ассоциация не разрешит. Кроме интересов важно учитывать и то, что у предпринимателей масса специфических вопросов по своей деятельности – у администрации объединения физически не хватит сил обработать все заявки. То есть в идеале можно собрать основную массу предпринимателей в общем котле, но удержать их будет невозможно. Руководствуясь сугубо личными целями, бизнесмены всегда будут отпочковываться в отдельные «кружки по интересам».

К примеру, у нас объединились предприниматели, которым необходимы наши услуги по финансовому и юридическому сопровождению. Есть другие ассоциации, которые занимаются вопросами законодательных актов, и их предприниматели ни в каком другом объединении не нуждаются. Так что полное объединение – это утопия, по крайней мере, пока.

– Недавно НАП и другие бизнес-ассоциации присоединились к проекту USAID по ликвидации правовой неграмотности частных предпринимателей. По-вашему, это действие сможет объединить усилия бизнес-сообщества?

– Во-первых, это временное объединение, во-вторых, достижение этой цели действительно важно для всего бизнес-сообщества. Законов, касающихся частного предпринимательства, более 50, и, естественно, бизнесмен не всегда может возразить чиновнику, обвиняющему его в нарушениях. Я уточню: мы хотим изменить порочную практику незаконных претензий со стороны проверяющих органов.

Кроме этих законов, министерствами постоянно выпускаются подзаконные акты. Бывали случаи, когда постановления, предъявляемые налоговыми органами, даже не были зарегистрированы в Министерстве юстиции и, соответственно, были незаконны. Но не каждому бизнесмену придет в голову проверять правомерность того или иного распоряжения, если он видит подпись и печать чиновника. Понимая это, последние часто пользуются ситуацией, чтобы вымогать взятки.

– Коррупция – извечная проблема, но если требуется такое количество подзаконных актов, то не говорит ли это о несовершенстве базового законодательства?

– Безусловно, в некоторых законах присутствуют или невыполнимые требования, или оговорки, которые развязывают руки коррупционерам. В одном случае – это законы-скороспелки, полные недоразумений. Но потом их легко подкорректировать или дополнить сам закон. Это, как правило, не встречает препятствий. Но в другом случае – это результат намеренных действий разработчиков. Список госорганов, проверки которых не регистрируются, – это очевидный пример. И мораторий мы намерены использовать для того, чтобы эти вещи из законов убрать.

– Готовы ли депутаты поддержать вашу инициативу?

– Депутаты как раз-таки достаточно адекватны. Но у нас в стране вопрос лоббирования стоит очень остро – лоббисты госорганов имеют больше влияния, нежели представители наших интересов. И я не раз с этим сталкивался при работе над Законом «О частном предпринимательстве». К примеру, мы с депутатами все обговорили, объяснили необходимость той или иной статьи, где-то они согласились, где-то – нет, но, в общем, все прошло гладко. Потом разработчики отводят депутатов и начинают ораторствовать по поводу государственных интересов и т.д. И так происходит с каждым законом. Взять хотя бы историю с таможенной декларацией. Ее приняли, и что? Потом отменили. А люди понесли огромные убытки, но разве за это хотя бы кто-нибудь ответил? Нет. Вообще, вопрос взаимной ответственности в стране не решен. Чиновники, принявшие неадекватные законы и нанесшие таким образом ущерб бизнесменам, никогда не несут за это ответственности, хотя таковая предусмотрена.

Сейчас бизнес находится в критическом положении. Если крупные предприятия могут за счет долгосрочных договоренностей с банками как-то решить вопросы с финансированием, то у МСБ такой возможности нет. Причем никто и не просит никаких льгот, собственно, и мораторий не был нужен. Но с учетом этого кризиса пора бы немного урезать аппетиты надзорных органов. Если правительство в очередной раз не примет поправки в законы, касающиеся частного предпринимательства, то может потерять до трети МСБ. К слову, порой, чтобы создать видимость соблюдения интересов МСБ, подключают «Атамекен», и депутатам следует обратить на это внимание. Пора уже перестать прислушиваться к лоббистам «Атамекена» и спросить у частника, что ему нужно.

– Нередко «Атамекен» в обращениях к правительству говорит о неплохих показателях роста МСБ. Вы согласны с такими данными?

– Как я уже говорил, структура МСБ неоднородна, неодинаков и его рост. Мы давно говорим, что среднему бизнесу мешает расти законодательная среда и упростить некоторые процедуры критично необходимо. Тогда можно добиться сбалансированного роста. Иначе получается, что налоговый режим был упрощен только для формы индивидуального предпринимательства (ИП), соответственно, там произошел рост малого бизнеса. Что касается товариществ с ограниченной ответственностью (ТОО), то здесь какие были законодательные и административные барьеры, такие и остались. Чтобы увидеть последствия такого неравенства, достаточно посмотреть статистику прироста ИП и ТОО, сравнить отчетность. Изменить сложившееся положение вещей в интересах не только бизнеса, но и правительства. Если будет упрощен налоговый режим для среднего бизнеса, многие предприятия по собственной воле откажутся от двойных схем и ухода от налогообложения. Соответственно увеличится количество налогоплательщиков, и показатель роста МСБ будет больше, чем сейчас.

11.03.2008

Алма Омарова, www.and.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.