Подводные камни идеи СПК

Отклик читателя на статью Виталия Астахова «Строить дом нужно с фундамента» ОТ РЕДАКЦИИ – О том, что же такое социально-предпринимательские корпорации (СПК) на самом деле, для чего и кем они создавались, рассуждает наш читатель в своем письме в газету, которое мы предлагаем рассматривать как приглашение к полемике.

Отклик читателя на статью Виталия Астахова «Строить дом нужно с фундамента»

ОТ РЕДАКЦИИ – О том, что же такое социально-предпринимательские корпорации (СПК) на самом деле, для чего и кем они создавались, рассуждает наш читатель в своем письме в газету, которое мы предлагаем рассматривать как приглашение к полемике.

Вначале скажем, что СПК – это не мировое, а чисто казахстанское изобретение. Например, в южнокорейском варианте подобного рода корпорации назывались «чобол». То есть СПК – это такой полугосударственный «чобол», в котором объединяются несовместимые между собой предприятия – добывающие, коммунальные, торговые, прорывные (высокотехнологичные). Главный наш тезис (который, впрочем, мы доказывать не будем) состоит в том, что весь мировой опыт доказал полную неэффективность таких объединений.

Разработчики это понимали.

По нашим сведениям, есть две задачи, которые они преследовали при разработке СПК. Первая, наиболее безболезненная для предпринимателей, – это просто раздача активов и государственных денег «своим», то есть такое узаконенное разворовывание госсредств. Здесь все очевидно и привычно для Казахстана, и мы на нем останавливаться не будем.

Но есть и вторая цель – сверхзадача, которая состоит в том, чтобы загнать весь малый и средний бизнес в СПК.

И здесь мы останавливаемся на последней букве «К». То есть СПК – это отнюдь не бизнес-ассоциация, а корпорация с жестким управлением и, что самое главное, централизацией ресурсов. Добывающие активы и госсредства – это приманка для предпринимателей, которым поначалу хотят создать лучшие условия, чем, скажем, «диким» предпринимателям. Но в конечном счете цель – превратить предпринимателей просто в наемных рабочих и менеджеров, а все средства передать фирмам, аффилированным с руководством СПК или теми, кто их назначил.

Одновременно с созданием хороших условий для предпринимателей, вступающих в СПК, должно было начаться сильное давление на «диких» предпринимателей в виде необоснованных проверок, а также необоснованного повышения ставок аренды и т.д.

То есть в нашем правительстве появилась группа людей, которые хотят прибрать к рукам «бесхозный» МСБ. Наверное, они уже далеко продвинулись бы в этом направлении, но нам, то есть представителям МСБ, можно сказать повезло – случился кризис, и это резко повысило вес «рыночников» в правительстве.

Все прекрасно понимают, что воплощение этой идеи («прихватизация» МСБ) в конечном итоге приведет к резкому снижению налогов от малого и среднего бизнеса, потому что, во-первых, эти деньги будут отсасывать сами СПК и их аффилированные компании, а во-вторых, неизбежно снизится эффективность работы.

Сейчас борьба «рыночников» и «бюрократов» идет с переменным успехом. С одной стороны, «рыночникам» удалось убедить Назарбаева наложить мораторий на проверки МСБ, с другой стороны, «бюрократы» вроде бы успешно продвигают идею огосударствления частных банков, подразумевая, что они будут иметь через госбанки еще один инструмент давления на МСБ. Борьба продолжается...

Закончим заметки тем, что перефразируем вывод из статьи Виталия Астахова:

«Есть надежда, что СПК постигнет та же участь, что и другие государственные программы».

14.03.2008

Сергей Новиков, www.respublika.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.