В буднях великих строек

В феврале прошлого года на заседании Совбеза этот государственный орган заочно объявил отдельных владельцев жилья по госпрограмме правонарушителями, а сегодня вынужден реагировать на депутатские запросы. Ответ генпрокурора на обращение Айгуль Соловьевой депутата не устроил, поэтому стороны договорились о повторном рассмот-рении депутатского запроса и детальной проверке по указанным в нем фактам.

v_budnax.jpgГенеральная прокуратура обещает депутату детально разобраться в нашумевшем деле «выселенцев».

В феврале прошлого года на заседании Совбеза этот государственный орган заочно объявил отдельных владельцев жилья по госпрограмме правонарушителями, а сегодня вынужден реагировать на депутатские запросы. Ответ генпрокурора на обращение Айгуль Соловьевой депутата не устроил, поэтому стороны договорились о повторном рассмот-рении депутатского запроса и детальной проверке по указанным в нем фактам.

Вообще, исходя из сложившейся ситуации, напрашивается вывод, что автор запроса и руководитель надзорного органа друг друга не поняли. Айгуль Соловьева на примере 21 человека, которые обратились к ней за помощью, попыталась разобраться в исполнении Казахстаном международных документов, к которым наша страна присоединилась. А Генеральная прокуратура в своем ответе сослалась на отсутствие конкретных данных об этих выселенных людях, что затруднило проверку законности действий судебных исполнителей в каждом конкретном случае. Так во всяком случае следует из официального ответа.

Действительно, в обращении Айгуль Соловьевой нет никаких фамилий, хотя они могли бы сделать ее запрос более конкретным, дабы не дать возможности «ответчикам» превратить разбирательство в формальную отписку. Но, как говорит депутат, она преследует цель восстановить справедливость не только в отношении выселенных посреди зимы людей, но и вообще обратить внимание госорганов на то, как в нашей стране принимаются судебные решения и как затем они исполняются.

Мы неоднократно в своих публикациях рассуждали на тему внезапного прозрения правоохранительных органов спустя 1,5–2 года после того, как люди заселились в свои квартиры. В тот момент, когда принимались положительные решения о выделении доступной жилплощади, ни у прокуратуры, ни, тем более, у департамента жилья не возникало сомнений в подлинности всех предоставляемых документов и несоответствии отдельных претендентов на «приоритетность». По всей видимости, странным этот расклад показался не только нам, но и депутату Соловьевой, поэтому она указала в своем обращении к генпрокурору этот факт.

Затем депутаты мажилиса привела выдержки из международного законодательства, которое не только гласит о недопустимости проведения выселения в условиях плохой погоды или в ночное время, но и подразумевает надлежащее и обоснованное уведомление всех затрагиваемых лиц до установленной даты выселения.

Почти всем из 71 алматинской семьи, в одночасье ставшим бездомными, уведомления разносились в выходной день, и судоисполнители не пытались вручать документы в руки, а попросту отдавали соседям. Семье Шораевых, например, досталось уведомление вообще без печати (копия имеется в редакции). И данную бумажку, которую может за пять минут изготовить любой компьютерный пользователь, вполне можно было принять за чью-то злую шутку. Времени на нормальный переезд людям не дали, поэтому у многих «черносписочников» в изъятых квартирах продолжает стоять мебель. И, как выясняется, ею уже начинают пользоваться посторонние люди.

То есть, пока депутаты ведут переговоры с госструктурами, а выселенцы объединяются для защиты своих интересов, в еще не переоформленное жилье заезжают квартиранты. Разумеется, кто-то их туда направляет, и мы непременно выясним кто. Недели три назад выселенцы готовы были привезти на одну из изъятых квартир микрорайона «Кулагер» телевидение, чтобы вся страна увидела, как чужим недвижимым имуществом распоряжаются новоселы. Но через полдня квартирантов и след простыл.

Несколько дней назад в квартиру 18 дома 243а по проспекту Райымбека заселили женщину с ребенком. Напрашивается вопрос: если все-таки после детального разбирательства по каждому случаю незаконного распределения госжилья блюстители законности признают, что нарушение правил реализации госпрограммы было допущено не теми, кому достались квадратные метры, а теми, кто принимал решения, и «черносписочникам» вернут их недвижимое имущество, куда должны будут деться новоселы?

Или все-таки смелое заселение чиновниками других жильцов в отобранные госквартиры свидетельствует о бесполезности дальнейшей борьбы истинных собственников за свое имущество? Интересно, что многие люди все еще продолжают судиться в вышестоящих судебных инстанциях, что подразумевает арест оспариваемого имущества. Но в реальности кто-то уже давно принял решение об их «вторичном» использовании. А что будет, если кому-то удастся отстоять свою правоту? Придут судоисполнители и начнут среди ночи вышвыривать на улицу квартирантов? А те уже в свою очередь начнут подавать новые судебные иски?

Между тем из ответа и.о. генпрокурора Иогана Меркеля на запрос Айгуль Соловьевой следует, что никаких незаконных действий со стороны судебных исполнителей в отношении выселенных граждан не было и что они были извещены о предстоящем выезде своевременно. Однако эта формулировка противоречит тому, что Генпрокуратура ввиду отсутствия данных о конкретных людях не смогла проверить законность действий судоисполнителей, которая следует из того же письма.

Также весьма сомнительным, с точки зрения элементарной логики, можно считать утверждение и.о. генпрокурора о том, что «…лица, в отношении которых вынесены решения о выселении, вправе были обратиться в суд, вынесший данное решение, с заявлениями об отсрочке исполнения судебных актов, в порядке ст. 240 ГПК РК, но этим правом указанные лица не воспользовались». Что не соответсвует действительности, так как люди на самом деле воспользовались своим конституционным правом. Впечатление, что надзорный орган лукавит и прекрасно знает, о ком вела речь в своем обращении Айгуль Соловьева, – так во всяком случае считает автор запроса.

Во всяком случае теперь, когда раздосадованная депутат попросила пересмотреть отношение надзорного органа к своему запросу и получила утвердительное обещание, есть надежда, что в прокуратуре все-таки справедливо разберутся, кто прав, а кто виноват. Мы сделали все возможное, чтобы выяснить, в каком направлении теперь планирует работать Генеральная прокуратура, и обратились к исполнителю Тимуру Исанову. Но он наотрез отказался сотрудничать с нашим изданием.

Тем не менее это не мешает «Литеру» держать руку на пульсе событий и информировать общественность о том, как государство будет исправлять собственные ошибки, превратившие жизнь почти сотни обычных граждан в хождение по мукам.

А параллельно, в рамках объявленной президентом борьбы с коррупцией, мы готовим серию материалов о тех наших соотечественниках, кто попал в черные списки генеральной прокуратуры вполне заслуженно. Напомним, там было немало фамилий государственных служащих, которые, имея одну, а то и несколько квартир, умудрились обзавестись еще одним семейным гнездышком в рамках жилищной программы. Некоторых из них в феврале-марте прошлого года даже снимали с должностей за аморальное поведение и дискредитацию государственной службы. Но сейчас выясняется, что для большинства из них темная полоса сменилась светлой, они, не расставаясь с квартирами, восстанавливаются на своих прежних должностях. А некоторые даже растут по службе.

15.03.2008

Александра АЛЕХОВА, www.liter.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.