Кто кого застроит?

Финансовые потоки, направленные из Республиканского бюджета на спасение строительной отрасли Казахстана, не вытащат страну из ипотечного кризиса. Они могут осесть на счетах иностранных банков так же, как осели там деньги дольщиков. Ситуация не изменится до тех пор, пока компании-застройщики не начнут отвечать своим имуществом перед каждым клиентом, а государство не начнет оживлять строительство, выделяя деньги не строительным организациям, а непосредственно дольщикам. Но сначала в рядах застройщиков нужно провести серьезную чистку. Такого мнения придерживаются эксперты.

Финансовые потоки, направленные из Республиканского бюджета на спасение строительной отрасли Казахстана, не вытащат страну из ипотечного кризиса. Они могут осесть на счетах иностранных банков так же, как осели там деньги дольщиков. Ситуация не изменится до тех пор, пока компании-застройщики не начнут отвечать своим имуществом перед каждым клиентом, а государство не начнет оживлять строительство, выделяя деньги не строительным организациям, а непосредственно дольщикам. Но сначала в рядах застройщиков нужно провести серьезную чистку. Такого мнения придерживаются эксперты.

Марат Башимов, член общественного совета мажилиса парламента РК

– Марат Советович, почему в Казахстане сложилась такая ситуация, что на замороженном строительном рынке компании-застройщики диктуют правительству свои условия, при этом не неся никакой ответственности перед дольщиками?

– Справедливая постановка вопроса. А все дело в том, что у нас в отличие от Франции, Германии, других европейских стран нет института уголовного привлечения к ответственности юридических лиц. То есть на Западе, если на юридическое лицо заводится уголовное дело, то эта компания заносится в особый реестр, и ее счета тут же арестовываются. У нас же в этом случае привлекают к ответственности только физических лиц – руководителя или, к примеру, бухгалтера. А сама фирма остается. После она может всплыть, и работать далее.

То есть руководители фирмы деньги у дольщиков украли, и эти деньги они уже не возвратят. За это деяние им дадут год – максимум два, причем условно. Это же выгодно! Заворовавшимся руководителям сегодня выгоднее получить условное наказание, потому что при этом можно не расставаться с украденными у дольщиков деньгами. А после этого он уже не будет отвечать за деньги, украденные у дольщиков, так как он понес уголовную ответственность. Вот так дольщики остаются без ничего. И это сегодня – самая большая проблема.

– То есть, чтобы добиться уголовной ответственности для компаний- застройщиков, нужно менять законы?

– В том-то и дело, что в законодательстве даже сейчас этих инструментов достаточно. Просто эти базовые, прописные истины закона не выполняются. В нашем Уголовном кодексе прописаны все виды ответственности. У нас за один факт мошенничества человека можно на 10 лет посадить. А когда обманываются тысячи людей, даже вопроса не должно возникать о привлечении к ответственности!

– Но мошенничество можно вменить в том случае, если в суде будет доказано, что действия руководителя компании изначально были направлены на обман дольщиков. Как же понять – хотели они достроить дом или не хотели?

– Да что тут разбираться? Там, где деньги поступали, где их хватало на строительство, дом должен быть достроен, и точка! Они сейчас говорят: «У нас денег нету». А деньги – в активах, в квартирах, в зарубежной недвижимости. Так вы продайте свое добро! Но ведь никто из предпринимателей не хочет ни капельки пожертвовать своим капиталом, чтобы «закрыть» свои же долги. Наступил кризис, и они, посмотрите, не активы свои начали продавать, а начали угрожать государству: «Дайте нам денег, а то пострадают дольщики». Фактически идет шантаж государства.

Застройщики не хотят отвечать за просроченные объекты, которые они сдают, ссылаясь на якобы форс-мажор. Хотя никакого форс-мажора здесь нет. Форс-мажор – эти стихийные бедствия, военные действия, но никак не экономические проблемы. Я считаю, что если застройщики годами не выполняют своих договоров, их имущество должно быть продано, и за счет этого долги перед дольщиками погашены. Только тогда можно будет говорить о реальной защите конституционных прав наших граждан.

Алихан Байменов, председатель партии «Ак жол»

– Сегодня, чтобы разрешить сложную ситуацию в строительном секторе, государство оказывает посильную помощь нашим застройщикам. Но велика опасность, что, выделяя миллиарды, мы не получим реальных результатов. Не секрет, что много денег уже выведено за рубеж. И сейчас есть опасность, что деньги налогоплательщиков, выделенные строителям, будут и далее «уходить» из Казахстана. Нужно контролировать денежные потоки! Для этого у нас в государстве есть информационные базы – в налоговых органах и в ГЦВП – и они могут отслеживать транши.

Кроме того, я полагаю, что при пересмотре Республиканского бюджета надо уделить внимание не только нашим строительным компаниям, но и нашим дольщикам. Пора государству позаботиться и о людях. Возьмите пример США. Там месяц назад приняли решение о выделении 100 миллиардов долларов для оживления экономики, причем эти деньги выделяются напрямую населению – по 600 долларов каждому взрослому гражданину. То есть даже такая рыночная страна, как США, может себе позволить выделить субсидии напрямую своим гражданам. Этот опыт показывает, что и нашу ситуацию в строительном секторе можно и нужно менять, оказывая поддержку не только застройщикам, но и дольщикам.

Владимир Нехорошев, депутат мажилиса парламента РК

– Оказана финансовая поддержка, но механизма привлечения стройкомпаний к ответственности нет. Они не могут ни вернуть эти деньги, ни привлечь за мошенничество. Есть какой-то выход, чтобы была реальная ответственность застройщиков перед дольщиками?

– Для дольщиков, которые вложили деньги в строительство, выход один – получить свои квартиры. Их же больше ничего не устроит. Но ведь они хотят получить квартиры в те сроки, которые оговорены в их договоре! Можно ли это сделать? Нельзя!

– Но можно хоть какие-то меры предпринять, чтобы обеспечить исполнение застройщиками их договорных обязательств если не в оговоренные ранее сроки, то хотя бы через год-два?

– Этим сейчас как раз и занимается правительство. Глава государства сказал: да, дольщиков мы не оставим. Но это просто невозможно сделать так быстро, как сегодня все бы хотели. Очень сложно выйти из этой ситуации, очень сложно. Сейчас правительство ищет варианты, каким образом это сделать. Я полагаю, что среди тех компаний, которые взяли деньги под строительство, а само строительство так и не начали, надо провести хорошую чистку. Но тогда, видимо, будет банкротство многих фирм.

– Но если компания попадает под банкротство, то дольщики рискуют вообще не получить свои квартиры и не вернуть вложенных денег, ведь они находятся в конце очереди при расчетах застройщика-банкрота по долгам.

– Они на очереди четвертые. А сначала – налоги. Ну что скрывать, конечно, они рискуют! И еще, к сожалению, много слез будет. Вот недавно посадили одного руководителя строительной компании. Ну сейчас распродадут что-то из имущества. И что? У меня были двое дольщиков от этой компании. Говорят: «Ну мы же ничего не получим?» Не получите! Но выход, безусловно, надо искать.

– Какой выход могли бы предложить вы?

– Я бы проанализировал деятельность всех компаний и сказал: «Очевидно, что такие-то компании не выживут. Поэтому давайте мы решим эту проблему добровольно-принудительно». Это значит, что государство забирает у несостоятельных застройщиков замороженные объекты, чтобы потом достроить их на бюджетные средства. При этом не только дольщики, но и само государство понесет большие убытки. Зато те, кто вложил деньги, все же смогут дождаться своей квартиры. Пусть не в этом году и даже не в следующем, но хотя бы в послеследующем.

– Строительным компаниям предлагали даже выкупать долгострои по фиксированной цене, но они отказались. То есть застройщики не хотят прощаться со своим имуществом за бесценок. Как же можно забрать эти стройки, тем более «добровольно-принудительно»?

– Я как-то давно сказал: у нас можно любого заставить стать добровольцем. А как же иначе? Ну начнутся сейчас пикеты. От этого мы с вами будем лучше жить? Или изменится решение этого вопроса? Ну сами подумайте: у компании не было своих средств, не было нормального уставного капитала, ее директор брал в банке бешеные деньги под бешенные проценты, чтобы потом за бешеные цены продать дом. Он жил, ездил на джипе с открытым верхом, в ресторане на сорочке обязательно верхнюю пуговицу расстегивал. Ну технической базы-то от этого у него не образовалось – той, которая бы позволила работать дальше.

Поэтому сейчас правительству надо здраво оценить все строительные компании и сказать: «Мы с вами и с вами дальше дел не имеем. У вас нет того-то и того-то. Так как вы не выполняете своих обещаний, на вас дольщики подают в суд и мы тоже подаем. А еще вы ни черта налоги не платите». И так далее, так далее… В общем, можно сделать их теми самыми «добровольцами». Вот и все. А как больше? Сказать, что завтра произойдет чудо и для дольщиков вдруг настанет теплый май? Не настанет! Будет еще холодный апрель! Этот процесс очень болезненный будет, нужно прямо сказать.

Но при этом надо громко сказать этим дольщикам: «Ребята, не надо рвать на себе тельняшку и доставать всех вокруг. Надо потерпеть! Возможно, год, а возможно, и два. А от того, что вы будете наседать: «вынь да положь квартиру», не будет».

17.03.2008

www.megapolis.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.