«С рынка недвижимости уходит спекулятивный компонент» – глава Народного банка РК Григорий Марченко

Тема банковского самочувствия в Казахстане сегодня волнует не только владельцев капитала, представителей различных финансовых кругов, но и в не меньшей степени интересует рядовых граждан. Ведь за период кредитного бума добрая половина населения страны связала себя узами кредитных договоров с тем или иным отечественным банком. Поэтому им совсем не безразлично, кому сегодня можно доверить свои кровные сбережения, до каких пределов будут дорожать кредиты, вернется ли вновь массовая ипотека, которая давала надежду на решение извечно больного «квартирного вопроса».

Тема банковского самочувствия в Казахстане сегодня волнует не только владельцев капитала, представителей различных финансовых кругов, но и в не меньшей степени интересует рядовых граждан. Ведь за период кредитного бума добрая половина населения страны связала себя узами кредитных договоров с тем или иным отечественным банком. Поэтому им совсем не безразлично, кому сегодня можно доверить свои кровные сбережения, до каких пределов будут дорожать кредиты, вернется ли вновь массовая ипотека, которая давала надежду на решение извечно больного «квартирного вопроса».

Сегодня на вопросы нашего корреспондента отвечает опытнейший финансовый топ-менеджер, экс-глава Национального банка республики, ныне председатель правления АО «Народный банк Казахстана» Григорий Марченко.

- Григорий Александрович, в настоящее некоторые казахстанские коммерческие банки готовят уведомления для своих клиентов о повышении ставок вознаграждения по выданным кредитам. Не коснется ли это и клиентов Народного?

- Мы считаем, что нужно строить с клиентами, как с физическими лицами, так и с предприятиями долгосрочные отношения, поэтому по тем кредитам, которые были выданы раньше и освоены, мы не пойдем на повышение ставок вознаграждения. По новым кредитам мы дважды повышали ставки: один раз в сентябре прошлого года, второй раз – в феврале, в общей сложности на 3 процента. Новые кредиты и новые транши в рамках ранее заключенных кредитных линий выдаются по новым ставкам. Но по ранее выданным кредитам и освоенным кредитным ресурсам ставки не поднимаются, и в перспективе этот вопрос не рассматривается.

Тут надо смотреть: что выигрываешь, что потеряешь. Для нас клиентская лояльность очень важна. У нас очень большой приток клиентов. После известного августовского кризиса, когда у некоторых банков и строительных компаний возникли проблемы с ликвидностью, у нас напротив, наблюдался большой приток капитала. Депозиты предприятия и населения за третий квартал 2007 года на счетах нашего банка выросли на 26 %. Это рекордный рост в истории банка, мы благодарны нашим клиентам за доверие, а его нужно оправдывать. Поэтому, вполне понятно, что мы не можем подрывать доверие наших граждан, которые держат у нас депозиты, и в то же время обслуживаются как юридические лица, получают кредиты. В долгосрочном плане – повышать ставки по выданным кредитам – это неправильно, на наш взгляд. И потом, следует учесть, что люди тоже просчитывают наперед свои финансовые возможности, строят свои семейные бизнес-планы, сколько это все будет стоить, особенно, если это касается таких долгосрочных кредитов, как ипотечный или инвестиционный. Когда вдруг ставки начинают повышаться задним числом, конечно, клиентам это неприятно. Исходя из всего этого, мы на такой шаг идти не собираемся.

- Почему Народный банк отказался от участия в госпрограмме по фондированию жилищного строительства через ФУР «Казына»? Почему, по Вашему мнению, этот механизм кредитования застройщиков не дает желаемого эффекта?

- Видите ли, у нас несколько иная ситуация. В августе прошлого года на начало мирового финансового кризиса наши ликвидные активы составляли 1,9 млрд. долларов США, сейчас они достигли порядка 3 млрд долларов. Ликвидность нашего банка заметно выросла, и у нас достаточно собственных ресурсов. Много говорят о нехватке кредитных ресурсов, у нас - проблема прямо обратная, мы испытываем дефицит хороших проектов, не связанных с недвижимостью, стройкой, с сырьевой экономикой, с экспортом зерна, нефти. Тут все достаточно понятно.

Надо признаться, что, если брать экономику вне сырьевого сектора, вне сектора недвижимости, строительства, то проектов хороших очень мало. Если между банками второго уровня пропорционально распределить те 4 млрд .долларов, которые правительство выделяет на поддержку застройщиков и бизнеса, то на долю нашего банка достается порядка 500 млн. долларов. Зачем нам брать эти деньги, если мы имеем в наличии собственных 3 млрд. Это просто дополнительные средства, которые нам на этом этапе не нужны. Если эти средства будут перераспределены другим банкам, которые в этом нуждаются, то в целом для банковской системы это может выглядеть определенной поддержкой.

И третий момент. Условия предоставления этих денег постоянно меняются, идут бесконечные переговоры. Есть опасения, что эти условия потом могут еще больше поменяться. Государство дает эти деньги на определенных условиях, когда эти финансовые ресурсы должны быть направлены на тот перечень строительных объектов в г.Астана, которые нужно завершить. На самом деле, мы в Астане мало кредитовали стройку. Два года назад мы делали анализ в секторе жилищного строительства и пришли к выводу, что на рынке много маленьких строительных компаний, по нашим подсчетам, их было 98. Тогда у нас возникли сомнения, что некоторые из этих компаний сумеют завершить заявленные объекты, и поэтому мы практически прекратили кредитование. За исключением нескольких объектов в старой части города, прокредитовали пару бизнес-центров. В целом мы остановили этот процесс, поскольку наши опасения по поводу состоятельности большинства застройщиков были серьезными. Через полтора года эти опасения, к сожалению, подтвердились. Сейчас поступили новые предложения от «Казыны» по поводу кредитования малого и среднего бизнеса, мы их рассматриваем. Но, нам хотелось бы понять, какие это будут условия. Наше участие в данной госпрограмме будет зависеть от того, как мы договоримся с фондом. Пока рано об этом говорить.

- Вы не могли бы прокомментировать недавний приход в Казахстан крупной российской инвестиционной компании «Тройка диалог»?

- Но это прямо с нами не связано. «Тройка диалог» выкупила 100 % акций компании АО «АЛМЭКС» Эссет Менеджмент», которая является нашим самым крупным акционером. Менеджмент остался тот же самый, там господин Аскар Елемесов, который возглавлял «Алмэкс». Теперь эта компания будет, по всей видимости, называться «Тройка диалог Казахстан». Хочу сказать, что у нас подписан ряд инвестиционных соглашений и с другими крупными инвестиционными структурами, такими, как Дэу Секьюритис.

Не поделитесь ли прогнозом на счет сроков открытия внешних источников заимствований для казахстанских банков. Как это повлияет на ситуацию с кредитованием внутри страны?

- Следует внести ясность, что внешние источники фондирования полностью не закрыты и не закрывались. Существуют публичные рынки и частные. Как известно, мы, как большой финансовый институт в декабре 2006 прошли листинг на Лондонской фондовой бирже, поэтому у нас фактически два регулятора: АФН и специальная структура в рамках биржи, которая осуществляет надзор за листингованными компаниями. Частные рынки заимствований - они всегда открыты, но, во-первых, они достаточно дороги, во-вторых, мы как публичный банк к таким источникам прибегать не будем.

Публичные рынки, может быть, закрыты для большинства казахстанских банков, но не для всех. Для нас они открыты, но вопрос в том, по какой цене брать деньги. У нас нет никакой необходимости заимствовать такие деньги по дорогой цене. Поэтому это вопрос переговорный. Когда цены снизятся, тогда эти внешние рынки станут вновь привлекательны. Но еще раз повторяю, внешние источники фондирования для казахстанских банков никогда не закрывались. Весь вопрос в цене заимствований. На внешних финансовых рынках в целом ситуация достаточно сложная, поэтому говорить, что она улучшится в ближайшие несколько недель, - пока не приходится.

- Значит ли это, что говорить о возврате массовой ипотеки в Казахстане в обозримой перспективе не придется?

- У нашего банка снижения объемов прироста ипотеки не произошло. Там технических проблем стало больше, связанных с регистрацией в БТИ. Во- вторых, ставки выросли, отсюда уменьшилось количество желающих брать ипотечный кредит. Но это нормально. Ведь люди брали ипотеку, заранее подозревая, что не смогут ее обслуживать. Они надеялись, что цена квартиры вырастет за два-три года, и они смогут ее перепродать, погасить кредит и деньги еще останутся. Поэтому у нас наблюдался очень высокий процент досрочных погашений ипотечных кредитов – до 40 %, тогда как среднемировой стандарт - порядка 7-8%. Когда планка прироста цены на жилье была 40-50% от первоначальной в год, то эта схема имела смысл. Но сегодня, когда цены на жилье остановились или упали, эта схема работать перестала. Те, кто покупал жилье с целью перепродажи, - сегодня испытывают трудности с платежами по кредитам.

Положительный момент состоит в том, что с рынка недвижимости ушел спекулятивный элемент. Вот в последние 3-4 года говорили о строительном буме. Но ведь не стоит забывать, что последние 12 лет вообще ничего не застраивалось, кроме, пожалуй, Астаны. Я помню, как в 2002 году я, будучи председателем Нацбанка, с бывшим мэром Алматы Храпуновым уговаривал крупных банкиров страны по ипотечной схеме достроить один дом с готовностью 80% около парка Горького… и все отказались. А спустя два года все начали яростно кредитовать строительство жилья. Поэтому, хочу сказать, что спрос на жилье в стране остается большим. Снижение цен на жилье надо приветствовать, особенно то, что с рынка уходит спекулятивный компонент. Теперь у нас будет меньше перекосов, дисбалансов, будет нормальный здоровый обеспеченный спрос на жилье. По последним данным, наш банк в месяц выдает порядка 2000 новых ипотечных кредитов, общий портфель жилищных кредитов по стране составляет 45 тысяч. Мы с этого рынка никуда не уходили, ни на один день не прекращали кредитование.

Нужно сохранять взгляд в будущее и понимать не только то, что происходит сейчас, но и что произойдет через три, пять, семь лет. С точки зрения интересов любого человека, главные - это работа и квартира. Если у человека есть работа и он хорошо зарабатывает, тогда наличие собственного жилья – это главный вопрос. Мы, как банк, в этом случае должны предоставить инструменты нашим людям, чтобы они могли профинансировать приобретение жилья. Это продукт долгосрочный, мы выдаем его на 25 лет. К примеру, семь лет назад мы могли выдать ипотеку только на 2,5 года по ставке 23-25%. Кто-то, конечно, увлекся, взял слишком неподъемный кредит, который не в состоянии обслуживать. Для такой категории существует государственный Жилстройсбербак. Народ стал понимать, что это самый приемлемый вариант для бюджетников и тех граждан, у кого нет больших накоплений. В Чехии, к примеру, почти 60% семей имеют договора с жилстройсбербанком, в Германии – 55 % немецких семей покупают жилье через госжилбанк. Даже при их уровне доходов, они понимают, что им не стоит лезть в дорогую ипотеку. К нам тоже приходит понимание этой истины, хотя и медленно.

- При нынешней тенденции падения цен на жилую недвижимость, нет ли у нас опасности ипотечного кризиса?

- Это будет известно не далее, как осенью этого года. Пока диапазон снижения цен не превышает 15-25% в зависимости от региона, то есть не перешел тот опасный рубеж, за которым клиенту выгоднее отказаться от квартиры и обслуживания ипотечного кредита, как это произошло в США. А в некоторых сегментах жилья цена держится на том же уровне. Если учитывать, что банки для снижения рисков при кредитовании брали в залог не стопроцентную стоимость объекта недвижимости, а не более 70%, то еще остается 30 % от рыночной цены, которая как бы служит защитным барьером от рисков невозврата. И в Москве, если вы заметили, - то же самое. Рынок «замерз». Никто не знает, до какого уровня упадут цены. Те, кто хочет купить, – «тормозят». И те, кто хочет продать, – тоже выжидают. Рынок стал медленным, непрозрачным, и сделок на нем существенно меньше, чем год назад. В целом считаю, что демпинг на рынке жилья не будет столь критическим для банковской системы, поскольку сохраняется высокий потребительский спрос, который должен некоторым образом выровнять ситуацию. У населения есть еще деньги, которые могут быть направлены на покупку жилья.

20.03.2008

Зауреш Балкенова, www.inform.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.