На птичьих правах живут обитатели общежитий

И каждый день рискуют оказаться на улице. Молодая женщина плакала в трубку и умоляла помочь: – Мне некуда пойти, у меня маленький ребенок, а нас хотят выселить из общежития, в котором мы прожили почти десять лет! Айгуль приехала в Алматы в 1990 году. И сразу пошла работать на Алматинский хлопчатобумажный комбинат (АХБК) – там давали место в общежитии, у промышленного гиганта их было 11.

На птичьих правах живут обитатели общежитий

И каждый день рискуют оказаться на улице.

Молодая женщина плакала в трубку и умоляла помочь:

– Мне некуда пойти, у меня маленький ребенок, а нас хотят выселить из общежития, в котором мы прожили почти десять лет!

na_ptic_pravax.jpgАйгуль приехала в Алматы в 1990 году. И сразу пошла работать на Алматинский хлопчатобумажный комбинат (АХБК) – там давали место в общежитии, у промышленного гиганта их было 11.

А вскоре наступили тяжелые времена. Производство остановилось. Девять общежитий были приватизированы, и их жильцы получили свои комнаты по факту постоянного проживания. Но повезло не всем. Общежитие, носящее такое же имя, как и наша читательница, – “Айгуль”, оказалось втянуто в судебные тяжбы. В результате жильцы вот уже более десяти лет живут на птичьих правах, рискуя остаться на улице.

– Нам постоянно угрожают, что выселят из комнат, если мы будем возмущаться. В нашем общежитии хозяйничает какое-то ТОО. Оно распродает помещения – только представьте, в прошлом году даже общие туалеты и душевые были проданы! – возмущаются жильцы. – Теперь нет возможности даже по нужде сходить. А общежитие семейное, в каждой комнате дети!

Кто хозяин туалетов?

Мы выехали в общежитие “Айгуль”, чтобы увидеть все своими глазами. Увиденное удручало.

Жильцы говорили с нами вполголоса, озираясь по сторонам:

– У них здесь свои люди, потом донесут, – пояснила одна жительница.

na_ptic_pravax_02.jpgНас проводят по темным коридорам. Показывают на дверь жилой комнаты – здесь раньше был общественный душ. Рядом – бывший туалет, тоже приспособленный под жилье.

– Стояки выкинули, трубы вывернули, снесли несущие стенки. Теперь боимся даже слабого землетрясения – общежитие как картонный домик сложится…

Проданы общие кладовки, часть коридоров и прачечная…

– Теперь хотят у нас последние туалеты отнять, чтобы заселить туда еще квартирантов. А нам как жить? Они советовали установить унитаз прямо в комнатах. Но это же нереально!

В небольших комнатках живут семьи с детишками, человек по пять, развернуться негде, кровать на кровати, еду готовят на крохотной общей кухне в порядке очереди. Боятся, что и этот закуток могут отнять. Но платят за такие “удобства” немалые суммы – в среднем по 10 тысяч тенге.

– Платим мы ТОО. За что? В квитанции пишут сумму, но откуда она взялась, нам объяснять не хотят.

Администрация ТОО и с нами разговаривать не захотела. Потому пришлось обратиться за разъяснениями к юристу. Вячеслав Фатин представляет интересы жильцов этого общежития. Он собрал за это время целую кипу документов:

– ТОО – это прообраз КСК, но как товарищество с ограниченной ответственностью имеет намного больше полномочий, – пояснил нам юрист. – На самом деле люди могут отказаться от услуг этого ТОО, создать свой КСК. Но жильцы боятся остаться без квартир. И дело здесь вот в чем. По закону общежитие должны были передать государственному жилищному фонду еще в 2004 году, чтобы люди могли приватизировать комнаты, в которых жили по многу лет. Но общежитие “Айгуль” почему-то не приняли в государственный фонд, хотя объективных причин для отказа не было. Потом, когда АХБК был признан банкротом, людям стали продавать их комнаты по разным ценам – кто-то по 1 тысяче тенге сразу несколько квартир прикупил, кто-то выложил по 65 тысяч, хотя по закону на имущество должны были наложить арест. Если сейчас провести тщательное расследование, эти договоры купли-продажи могут признать недействительными! В этом случае сделка купли-продажи будет расторгнута, людям вернут деньги, которые сегодня ровным счетом ничего не стоят, и… попросят освободить помещения.

Понятно, что жильцы этого боятся. Но и жить в вечном страхе людям уже надоело. Они написали коллективное заявление в городскую прокуратуру с просьбой провести расследование.

Жизнь на руинах

В нескольких кварталах от общежития “Айгуль” находится еще одно общежитие, жильцы которого вот уже несколько лет отстаивают свои права. Им уже отключали свет, тепло, здание пришло в аварийное состояние. Но жильцы не сдаются. Они уверены, что заработали свое право на несколько квадратных метров.

na_ptic_pravax_03.jpgЗалиха проработала 12 лет в военном отделе Казахской государственной архитектурно-строительной академии (КазГАСА). Ей пришлось не раз переезжать из одной общаги в другую, у КазГАСА их было пять.

Но когда женщина попыталась заявить свои права на постоянное проживание в общежитии, ее уволили. И попросили освободить комнату.

Похожая участь ожидала и других “непослушных” работников. Куралай, например, уволили без уведомления, пока она была в декретном отпуске. Женщине с маленьким ребенком на руках идти попросту некуда.

– Мы готовы выкупить эти комнаты по остаточной стоимости, но администрация КазГАСА не соглашается на это, – поясняют жильцы.

Ну а поскольку и у этих жильцов нет на руках никаких документов, даже договора найма, то прописаться в общежитии они не могут. А значит, не могут и устроиться на другую работу.

Сегодня здание общежития похоже на крепость после бомбежки – обрушенные стены, выбитые стекла, развороченные электрические щитки. Почти половина комнат пустует, в общежитии остались жить около 40 семей.

– Некоторые не выдерживали “блокады”, уезжали, – поясняет Куралай. – И как только люди выносили свои вещи, их комнаты закрывали, а двери обматывали колючей проволокой, чтобы они не могли вернуться…

На самом верхнем этаже образовался стихийный притон для бомжей. Местные малыши утром идут туда “на разведку”. Играть им больше негде. Рядом с их домом – красочная детская площадка колледжа, но она за железным забором. Доступ детям “повстанцев” туда строго воспрещен.

Да они и не просятся. За несколько лет борьбы малыши стали совсем взрослыми. Знают, например, что в крайних случаях можно объявить голодовку – как это делали их родители, когда от слов о выселении администрация перешла к делу.

Тогда Генеральная прокуратура внесла протест по поводу незаконной передачи общежитий в собственность АО “КазГАСА”, и выселение удалось приостановить. Но не остановить. Вскоре надзорная коллегия Алматинского городского суда отклонила этот протест.

Сегодня люди готовятся к новому наступлению. И Генеральная прокуратура рассматривает вопрос о принесении протеста по этому делу уже в надзорную коллегию Верховного суда.

Впереди новые судебные тяжбы…

28.03.2008

Александра МЫСКИНА, www.caravan.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.