Бизнес на бизнесе

- Раимбек, это правда, что за последние два года почти 20 процентов малого и среднего бизнеса ушли в «тень»? – Думаю, что больше. Налоговая нагрузка, проверки – все сказывается… Оптимист и бизнесмен Раимбек Баталов – он же глава Форума предпринимателей Казахстана – в этот раз выглядел пессимистом. В смысле не стал опять убеждать меня, что есть определенные надежды, а прямо сказал, что осталось их немного: – У нас – малый и средний бизнес. У чиновников – свой бизнес на нашем бизнесе. У них же должно быть понимание: если они нас сожрут – то с чего кормиться станут? А кто победит – уже не знаю…

- Раимбек, это правда, что за последние два года почти 20 процентов малого и среднего бизнеса ушли в «тень»?

– Думаю, что больше. Налоговая нагрузка, проверки – все сказывается…

Оптимист и бизнесмен Раимбек Баталов – он же глава Форума предпринимателей Казахстана – в этот раз выглядел пессимистом. В смысле не стал опять убеждать меня, что есть определенные надежды, а прямо сказал, что осталось их немного:

– У нас – малый и средний бизнес. У чиновников – свой бизнес на нашем бизнесе. У них же должно быть понимание: если они нас сожрут – то с чего кормиться станут? А кто победит – уже не знаю…

Почти два месяца назад президент своим распоряжением ввел мораторий на проверки малого и среднего бизнеса (МСБ) – до конца года. В этот период предприниматели должны внести правительству свои предложения на тему: какими мерами можно поддержать предпринимателей и что сделать для того, чтобы МСБ стал опорой общества. Вначале премьер Масимов сгоряча заявил: мол, дайте мне такие предложения, чтобы я мог подписать их одним махом. А когда вник – понял, что одним махом тут не управиться. И вторым тоже. И даже третьим.

В своем послании народу «Рост благосостояния граждан Казахстана – главная цель государственной политики» президент страны четко дал понять чиновникам: не препятствовать развитию предпринимательства. Как обычно, в исполнении чиновников все получилось с точностью до наоборот…

– Раимбек, а что не сходится в этой формуле?

– Президент обозначил снижение налогов для малого и среднего бизнеса, и премьер знает, что надо «резать» льготы, надо снижать корпоративный подоходный налог, что надо снижать НДС, а чиновники – против!

– Почему?

– В нашем варианте Налогового кодекса сказано о сокращении налоговой отчетности – не принимают. Мы предлагали снизить КПН до 10 процентов – оставляют 20. О каких переменах можно говорить?

– И договориться невозможно?

– Мы не раз просили правительство профинансировать ряд исследований по проблемам малого и среднего бизнеса. Государство тратит миллионы зарубежных грантов на что попало, на всякие непонятные мониторинги, но никто и никогда не изучал последствия реализации нашего варианта Налогового кодекса для малого и среднего бизнеса. Если все это изучить – можно просчитать многие параметры. А официальная статистика – она лукавая. Она не поставит точный диагноз. Она даже не говорит о том, что сейчас идет реальный кризис МСБ!

– Потому что у него нет доступа к кредитам?

– Деньги в банках дорогие и под очень большие проценты. Да что банки! Наличных денег нет! А государство вводит очередные нерыночные меры: квотирование импорта сахара, например.

– Ну, наверное, хотят помочь отечественному производителю?

– Помочь отечественному монополисту! Сахар уже стал дороже на 18 с лишним процентов! А необходимого объема продукта в стране больше не стало. Мы сами себя обманули? Это неправда. Все же понимают, что это сделано для нескольких человек. А для малого и среднего бизнеса – ни-че-го.

– Раимбек, ты же месяцами сидишь в Астане в этих рабочих группах…

– У меня есть свой бизнес, я должен им заниматься, а вместо этого занимаюсь спорами с чиновниками. Доказываю с коллегами свою правоту им.

– Получается?

– Не все. Вот ситуация: рабочая группа. Напротив нашего представителя-общественника сидит эксперт из санэпидстанции и на каждый наш аргумент открывает свои справочники, своды актов и показывает пальцем: здесь вы можете отравить, здесь зараза… А наш не может ему ничего возразить. Потому что он не знает всех деталей в каждом виде бизнеса. Такая же ситуация и с пожарными: здесь надо снять решетки, тут поставить щиты, там – сигнализацию, в этом месте –кнопку…

– А что надо сделать на самом деле?

– Надо посадить напротив этого специалиста нашего эксперта и юриста, которые могут возражать и аргументировать. Но у нас на них нет средств – а правительство могло бы помочь финансами для привлечения таких специалистов.

– Ну да, у Форума предпринимателей нет денег для таких экспертов?

– Хорошо. Вот пример. Раньше я содержал одного бухгалтера, сейчас – трех. Потому что объем отчетности увеличился. Это не расходы? А для малого бизнеса, где работают 5-7 человек, – это не расходы? Документов – горы. Ни в одной цивилизованной стране такого нет. Правительство до сих пор не может понять, почему малый бизнес умирает или уходит в «тень». Хотя «диагноз» можно поставить прямо сейчас.

– И фонд поддержки предпринимательства уже не поможет?

– Он уже не занимается финансированием. И от банков помощи ждать не стоит: кредиты стоят сумасшедших денег, и за них, естественно, будет платить конечный потребитель. А потолок цен – он существует. А тут еще две волны по разорению бизнеса – с весны на лето и с осени на зиму. Почему? Первую причину ты сам назвал: дорогие деньги. Вторая – повышение тарифов на «коммуналку». Приплюсуй к этому рост тарифов на железной дороге и постоянные призывы к социальной ответственности бизнеса. Да сколько же можно?

– Раимбек, это «сколько можно?» к чему больше относится?

– Начнем с «железки». Нет нормальных контейнерных перевозок, нет специальных вагонов – а они все равно поднимают тарифы. КТЖ – это вообще отдельная тема для нашего бизнеса. Почему они все время поднимают цены? Почему ни разу не показали, как снижают свои непрофильные расходы, издержки? Почему у них так дорого стоят те же рельсы и шпалы? Прочее… Я вообще считаю, что КТЖ со своими правилами игры просто убивает бизнес (разговор этот был еще до сообщения об аресте главного железнодорожника страны. – Авт.).

– Ну рельсы и шпалы к малому бизнесу относятся мало…

– Зато к среднему и большому очень хорошо. А «правила игры» до сих пор точно не прописаны – ни для малого, ни для среднего, ни для олигархического. А государство тем не менее в лице чиновников лезет в каждый документ со своими наставлениями. Ну зачем частному бизнесу государственный менеджмент? Слон в посудной лавке условий для процветания не создаст и дивидендов не принесет!

– Но мораторий же уже действует!

– Сейчас контролирующие чиновники, условно говоря, «сели» на диету: у них сильно сократился неофициальный заработок. И при такой «диете» – а они привыкли бешбармачить – это может закончиться для малого и среднего бизнеса очень плохо…

– Если вы не успеете внести все свои предложения в правительство и парламент?

– А спроси у Кравченко – компания «Беккер» – где он берет мясо?

– И где?

– В России, Монголии, Китае. Потому что у нас покупать уже почти не у кого! Вот в Усть-Каменогорске из семи поставщиков мясопродуктов осталось три или четыре. Потому что доступных денег нет.

Справка «Мегаполиса»

В 2005 году 17-летний американский школьник Джозеф Коэн создал свой бизнес, оборот которого всего через год стал составлять два миллиона долларов. Для этого пацану потребовалось всего два пустяка: зарегистрировать контору на своих родителей (возраст бизнесмена не позволял) и еще простое человеческое желание заработать на слабостях соклассников. Получилось!

В цивилизованном мире средний класс – лавочники, парикмахеры, все те, кто кормит, обслуживает, – основа общества. Самое консервативное сословие, которое всегда поддерживает власть. И которое, если его сильно «достать», бьет по этой самой власти больнее всего. Это еще Маркс заметил. Но не замечают большие и малые чиновники. Они готовы зарезать курицу, несущую золотые яйца, ради сиюминутной личной выгоды.

В теории господа в погонах и без понимают, что малый и средний бизнес – это рабочие места, налогооблагаемая база, инициативы снизу, стабильный электорат. Осталось напомнить еще одну цитату из послания президента народу страны: «Новый Налоговый кодекс должен приобрести характер закона прямого действия, ограждающего от вольного толкования его норм налоговыми службами, сочетать качество администрирования и интересы налогоплательщиков. Но главное – он должен предусматривать снижение общей налоговой нагрузки для несырьевых секторов экономики. Особенно для малого и среднего бизнеса».

07.04.2008

Сергей ТУНИК, www.megapolis.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.