За себя и за того парня

Союз "Атамекен" бьет тревогу, предприниматели кричат криком, начинаются банкротства - и все это из-за поправок в Налоговый кодекс, внесенных 1 января 2007 года. Именно из-за них сейчас сложилась абсурдная ситуация: добросовестные бизнесмены должны платить налоги за лжепредпринимателей, с которыми имели несчастье работать в течение последних пяти (!) лет. За последний год в практике известного казахстанского юриста Сергея Уткина накопилось уже немало подобных дел.

Союз "Атамекен" бьет тревогу, предприниматели кричат криком, начинаются банкротства - и все это из-за поправок в Налоговый кодекс, внесенных 1 января 2007 года. Именно из-за них сейчас сложилась абсурдная ситуация: добросовестные бизнесмены должны платить налоги за лжепредпринимателей, с которыми имели несчастье работать в течение последних пяти (!) лет.

За последний год в практике известного казахстанского юриста Сергея Уткина накопилось уже немало подобных дел.

- Действительно, эти проблемы у наших предпринимателей начались с 1 января 2007 года, то есть с введением этих злополучных поправок в Налоговый кодекс, - говорит Сергей Геннадьевич. - Что в результате получается: допустим, некое предприятие заключило договор с другой компанией и покупало у нее товары или услуги последние 5 лет, а потом, гораздо позже, эту компанию объявляют лжепредприятием. Получается, все, что она до этого делала, признается незаконным. В чем сложен этот вопрос? Дело в том, что учредителя этой компании привлекли к уголовной ответственности за лжепредпринимательство, поскольку понятия "лжепредприятие" никогда не существовало в нашем законодательстве. Но с 1 января 2007 года в Налоговом кодексе появились такие нормы, согласно которым все взаимоотношения с лжепредприятием являются недействительными, а добросовестным бизнесменам нужно платить налоги за лжепредпринимателей. Кто установил, что эта компания является лжепредприятием? Ведь в резолютивной части приговора не написано: признать такое-то юридическое лицо лжепредприятием. Если бы так было, тогда другое дело. А на сегодня получается так: с момента регистрации юридического лица у него есть правосубъектность, то есть оно имеет право совершать сделки и прочее. По логике налоговиков получается, что если компанию признали лжепредприятием, то она теряет правосубъектность, то есть это юридическое лицо больше не существует. Или все-таки существует? Налоговики говорят: мол, предприятие, конечно, существует, но это не наше дело - мы отвечаем только в части налогов. Другими словами, если суд признал компанию лжепредприятием, значит, в части налогов у нее все неправильно. Но сделки-то совершались!

- По сути, все эти лжепредприятия являются обнальными конторами, в которые предприятия перечисляют безналом какую-то сумму, но вместо получения товара или работы они получают наличные деньги за вычетом определенного процента за услуги.

- Мы, конечно, не ратуем за то, чтобы покрывать всех этих обнальщиков. Такие операции, понятно, незаконны. Но опять же есть понятие "презумпция невиновности", то есть нельзя всех огульно охаивать: мол, все вы тут воры и обманщики, которые уклоняются от налогов. Ребята, давайте доказывать! Если кто-то создал контору, которая занимается обналичиванием денег, естественно, он преступник. Тот, кто пользовался услугами обнальной конторы, он ведь тоже, получается, преступник. По сути, все клиенты обнальщика являются соучастниками преступления. Однако у нас почему-то делается так: тот, кто создал лжепредприятие, - преступник, а все, кто пользовался его услугами, - их особо не выясняют. И никому это не надо.

- Например?

- Например, я защищаю конкретное предприятие, которому пришло уведомление из налогового комитета: в 2003 году вы совершили торговые операции с фирмой, которая объявлена лжепредприятием, поэтому теперь должны доплатить миллионы тенге налогов. Но ведь предприятие, интересы которого я защищаю, получало по тем сделкам товары! Вот накладные, вот оставшийся товар, приходите - увидите! Это предприятие закона не преступало: оно же не виновато, что лжепредприниматель не заплатил налоги. Сейчас налоговики через свою электронную централизованную базу легко отслеживают тех, кто уклоняется от налогов. К примеру, некий предприниматель "засветился" у своих коммерческих партнеров - они у него что-то покупали, платили ему НДС, а он сам налоги не платит. Для налоговиков это становится подозрительным, и они начинают его долбить. Передают дело в финансовую полицию, та выясняет: да, действительно эта компания налоги не платит. За неуплату налогов учредителя привлекают к уголовной ответственности, а в довесок еще вешают лжепредпринимательство. Получается, его судят только за умысел!

Недавно я защищал интересы павлодарского АО "Сyт". У крестьян, сдававших молоко, налоговики обнаружили умысел (!), что они создавали предприятие не для того, чтобы честно работать, а для того, чтобы уклоняться от налогов. Поэтому все это - лжепредпринимательство. Но крестьяне же фактически предоставляли свое молоко АО "Сут"! И таких лжепредпринимателей - куча. А в результате все их предприятия - ТОО, ИП - все скопом признаются лжепредприятиями. Самое страшное, что теперь никто не разбирается, действительно ли это была обнальная операция или произошла нормальная сделка.

По большому счету, у нас есть Гражданский кодекс, который четко говорит, в каком случае сделка признается недействительной, причем признается она недействительной только в судебном порядке. Разве до внесения этих злополучных поправок в Налоговый кодекс не боролись с этими обнальными фирмами? Боролись! И все было прекрасно, потому что налоговый комитет, заподозрив, что кто-то совершает обнальные операции, сразу приходил туда на проверку. Любой мало-мальски грамотный инспектор сразу все установит, каждую сделку проверит: фактически этот товар или услуга приобретались или фиктивно? А после внесения этих поправок налоговая инспекция сделала себе облегчение: теперь инспектор по компьютеру просто прослеживает: если человек официально признан лжепредпринимателем, значит, все фирмы, где он является учредителем, тоже являются лжепредприятиями. Налоговики берут все сделки с этих лжепредприятий - а это сотни тысяч сделок (!) по всей стране - и всем автоматически отсылают уведомления: вы не платите налоги в госказну. Добросовестный это предприниматель или нет, налоговиков не интересует. Вот такую смуту внесли эти злополучные поправки.

Есть еще один момент. Кроме платы за услуги или товар, добросовестный бизнесмен платит лжепредпринимателю 13 процентов НДС. Само государство установило такой порядок. Естественно, он в бюджет этот налог не заплатил. Все, на нем цепочка оборвалась. Государство начинает привлекать его к ответственности, а когда дело доходит до возмещения ущерба, кто должен его возмещать? Естественно, этот преступник. А государство говорит: нет, не он будет возмещать, а его партнеры, которые ему заплатили НДС. Получается, я заплатил ему за товар, заплатил НДС, а теперь мне говорят: это недействительно, второй раз придется заплатить 13 процентов НДС в бюджет. То есть я плачу два раза - и за себя, и за него. Как в той песне - за себя и за того парня. Вот в чем заключается основная несправедливость. Я налоговиков спрашиваю: как я могу проверить фирму-партнера на "вшивость", как я могу обезопаситься? Дайте мне соответствующий рычаг! А они отвечают: мол, это ваш предпринимательский риск. Это не мой риск, это ваш риск! Если кто-то не платит налоги в бюджет - это риск государства! Налоговый комитет для того и существует, чтобы пресекать, ловить и наказывать. Налоговики будут перекладывать свои прямые обязанности на честных предпринимателей, а все жулики будут знать, что все равно налоги в бюджет заплатит их добросовестный партнер, а они смогут уклониться. Они никакой ответственности не несут, их налоги платить не заставляют, а страдают добросовестные предприниматели. Этого быть не должно.

- И какой выход?

- Все эти нормы нужно отменить. До 1 января 2007 года была нормальная, работоспособная система, которая хорошо выявляла лжепредприятия. Если никто не доказал, что эта сделка фиктивная, то существует презумпция невиновности. Должно быть именно так. За умысел нельзя судить. Нельзя всех поголовно наказывать за то, что они имели несчастье в течение пяти лет сотрудничать с лжепредприятием. Или другой вариант: нужно сделать так, чтобы эти нормы не касались торговых сделок, совершенных до 1 января 2007 года. А то сейчас, обжегшись на молоке, все предприниматели дуют на воду, то есть боятся совершать сделки. Ведь до 1 января 2007 года они понятия не имели, каковы будут последствия заключения сделок.

Есть 77 статья Конституции, в которой записано, что обратной силы закона категорически не может быть на те правоотношения, которые ухудшают положение гражданина и вводят новые обязанности и ответственность. Это как раз наша ситуация! С 2002 по 2007 год ни один предприниматель не знал, что он будет отвечать потом за это. Поэтому его ни в коем случае нельзя наказывать. Это все равно, как если сейчас введут уголовную ответственность за вход в Интернет в нетрезвом виде и будут судить за это за все предыдущие 5 лет. Надо, чтобы Конституционный совет четко сказал: соответствуют ли эти поправки Основному Закону или нет.

08.04.2008

Тимур НЕТАЛИЕВ, www.express-k.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.