Интервью юриста Сергея Уткина агентству «Казахстан Сегодня»

Алматы. 8 апреля. "Казахстан Сегодня" - Правозащитник, адвокат С. Уткин дал интервью корреспонденту агентства "Казахстан Сегодня". "Казахстан Сегодня": В период пока акимом Алматы был Имангали Тасмагамбетов было сотни принудительных выселений, сотни судов продолжаются и сейчас. Изменится ли ситуация сейчас, после того как на это место пришел новый руководитель?

Правозащитник, адвокат С. Уткин дал интервью корреспонденту агентства "Казахстан Сегодня".

"Казахстан Сегодня": В период пока акимом Алматы был Имангали Тасмагамбетов было сотни принудительных выселений, сотни судов продолжаются и сейчас. Изменится ли ситуация сейчас, после того как на это место пришел новый руководитель?

С. Уткин: Да было принято очень много решений по принудительному изъятию земли, затем подача исков и прочее. Во всех этих судебных процессах, во всех этих делах действуют как бы от имени акимата работники "Алматыжер". У этих работников "Алматыжер" доверенность, подписанная акимом, не от акимата, а от имени акима, от Тасмагамбетова. То есть все эти доверенности с пятницы утратили свою силу. Поэтому все процессы должны встать сейчас. Пока заново новым акимом не будут даны полномочия представителям. Вот такой положительный момент от смены акимов.

Вообще, там такая запутанная история, потому, что вот это право предъявления иска в суд предоставлено акимату законом - Земельным кодексом. Акимат - это коллегиальный государственный орган, в котором двадцать с лишним человек. И вот этот орган, чтобы принять решение о предъявлении иска в суд, должен как-то это решение обсудить и принять. Есть процедура, есть регламент акимата. Типовой регламент утвержден постановлением правительства. Там сказано, что все решения акиматом принимаются коллегиально, большинством голосов, путем голосования на заседании, на котором обязательно ведется протокол, обязательно ведется стенограмма или аудиозапись.

На одном из судебных заседаний я предъявил представителям акимату такое требование: "Представьте протокол заседания, стенограмму, аудиозапись, а также весь пакет документов, на основании которых возбуждено гражданское дело об изъятии земли. Вот это решение об изъятии, как оно принималось? Вот эти двадцать с лишним человек сотрудников акимата на основании чего приняли решение, что да - нужно у этих людей землю изъять? Они должны были обсудить и согласиться с этим, сказать: "Да, мы за это проголосуем". Так вот я вообще не уверен, что они голосовали за это. Я понимаю, что любой нормальный человек не мог проголосовать за изъятие земли для госнужд, если это нужно частной конторе, которая хочет получить на этом прибыль, и поэтому у людей надо принудительно землю изъять. Не может государственный человек так поступить. Поэтому я не верю, что эти двадцать человек так проголосовали. Принесите эти документы, которые удостоверяют это".

После этого судья была вынуждена удовлетворить наш запрос. И что же? Ничего не принесли и не предъявили: ни протокол, ни стенограмму, ни аудиозапись. Тогда я говорю: "Извините, этого не было. Не было заседания". Если бы был протокол, можно было бы увидеть, кто проголосовал за, кто - против, на основании каких документов было принято решение.

Я представляю себе, если новый руководитель Ахметжан Есимов захочет там немного покопаться, если туда влезть в дебри вот этих постановлений, а их там сотни, если по всем участкам земельным - сколько было изъятий принудительных. Я уверен там сейчас поплывут, ни протоколов толком не будет, ни стенограмм, ни аудиозаписей. Если вдруг начнут подделывать, там затрясутся эти двадцать с лишним человек. Во-первых, можно элементарно определить по пасте, этой шариковой ручке, состав исправляющего вещества, когда это было сделано: сейчас или год назад. В основном год или полтора тому назад все эти решения принимались. А во-вторых, они сейчас кажут: "А что это мы будем это делать? Тасмагамбетов уже там, а мы-то здесь". Поэтому если туда влезть, то все поплывет.

А самое главное - поплывет все по предъявлению исков. По изъятию еще, они постановления делали. Но потом, когда нужно предъявлять иск. То есть после изъятия, человеку предлагают землю, дом, квартиру и так далее. Граждане всегда возмущались тем, что им предлагали абсолютно неравноценную компенсацию. В земельном кодексе написано, что, если гражданин не согласился на компенсацию, только тогда у акимата, исполнительного органа есть право предъявить иск. Так вот эти двадцать с лишним человек акимата по идее по каждому случаю должны разбираться. Они должны получить информацию, рассмотреть, какие условия им предлагали, какие квартиры, земельные участки. И сами как солидные государственные мужи коллегиального государственного органа должны с точки зрения разумности, справедливости посмотреть, действительно ли это равноценно. Так вот этого там ничего не делается. Потому что акимат решения о предъявлении иска не принимает, потому что это решение принимает работник - единственный работник "Алматыжер", который подписывает иск. Хотя в Земельном кодексе записано, что исполнительный орган вправе предъявить иск, если с гражданином не удалось договориться. Это был либо руководитель "Алматыжер", либо его зам. На основании доверенности от акима лично, даже не от акимата. Коль в законе говорится, что акимат должен принимать это решение, это значит, они его не могут передоверить. Тасмагамбетов принял все эти решения единолично. А это серьезное нарушение, потому что у акима при голосовании один голос. И получается, если он единолично за всех подписал, то это серьезнейшее преступление.

"Казахстан Сегодня": Вы считаете, что у людей появилась надежда?

С. Уткин: Конечно. Если сейчас привлечь общественность, общественные организации, которые были бы заинтересованы в том, чтобы все раскопать, а не в том, чтобы скрыть и допустить их ко всем этим делам по рассмотрению постановлений, ко всем этим протоколам и прочему. И я думаю, что мы все это в пух и прах разбили бы. Сейчас очень время удобное, его сняли, и сейчас надо проводить проверку. Вообще, все можно сломать.

"Казахстан Сегодня": Каким образом акимат регулировал выдачу земельных участков?

С. Уткин: Там тоже были нарушения. Самое главное нарушение - это то, что земля изымалась якобы для госнужд, на самом деле - для частных строительных компаний. Существуют договоры, в которых написано, что аким заключает договор с частной строительной компанией, он вступает с ней в договорные отношения, что я для вас изыму этот участок у граждан под прикрытием государственных нужд, а потом вам отдам, чтобы вы заработали.

"Казахстан Сегодня": Вероятно, это были договоренности на словах. Разве могут существовать такие документы?

С. Уткин: Да нет, это прямо так в постановлении написано: аким заключает договор с этой фирмой. Он как будто берет для себя обязательство для этой фирмы изъять эту землю. Как мне сейчас кажется, эти постановления были как бы гарантией. За что застройщики деньги-то несли? Вот сейчас идут по дольщикам процессы. Например, "Алматыинвестстрой" - Дмитриенко судят. Он на суде в своих выступлений сказал: "А вы что не знаете, сколько приходилось отдавать, чтобы эту землю получить?" Видимо, для того чтобы предприниматели понимали, за что надо нести, им давали вот это постановление с указанием названия их фирм и участка и с ними заключался договор от имени акима. Понимаете, документ как бы говорил: "Мы вам гарантируем".

"Казахстан Сегодня": На самом деле все это незаконно?

С. Уткин: Конечно, незаконно. Как может аким гарантировать: я изыму землю для госнужд, а потом сразу вам передам? Какие же это госнужды, если это частные компании. Потом "Алматыжер", который делают козлом отпущения. Это предприятие, которое оказывает какие-то услуги, люди приходят, оплачивают какие-то услуги, которые им оказывает это предприятие. Это все абсолютно нормально. Тогда спрашивается, почему "Алматыжер" так переживает, температурит по поводу всех этих изъятий? Оказывается, у "Алматыжер" - тоже договор. То есть компания-застройщик заключает два договора: один с акимом за то, что он изымет этот участок, видимо, за кэш, ну, про это, конечно, не написано, а подразумевается, а другой с "Алматыжер" - уже вообще официально за сумму, конкретный процент от суммы. То есть у "Алматыжер" есть прямой интерес изъять у людей участок: если участок будет изыматься, то "Алматыжер" деньги получит.

Представьте себе: эта организация, цель которой заработать деньги, приходит в суд как представитель акимата, то есть государственного органа, который должен заботиться об интересах горожан. Естественно, фактически "Алматыжер" стоит на стороне частной компании, на нее работает, но приходит с доверенностью от акима - Тасмагамбетова. В этом заключается жуткий конфликт интересов. Нельзя такого делать.

"Казахстан Сегодня": Кому в этой ситуации можно предъявить претензии?

С. Уткин: Я хотел предъявить членам акимата претензии, сказать, вы что делаете? Вы разве не видите, что у "Алматыжер" прямой денежный интерес в этом, как вы могли им доверить? Так нет, акимат не голосовал за то, чтобы доверить "Алматыжер" представлять интересы акимата, Тасмагамбетов единолично выписал доверенность. Там написано: "Я, аким Тасмагамбетов, доверяю представлять меня, акима". Обратите внимание: одного акима, даже не акимат. То есть в суде истец - акимат, так считается, официально пишут, хотя представитель - от акима. От акимата нет представителя, потому что они не голосовали за представителя. И их нельзя сейчас прижать, сказать: "Вы что? Кого вы поставили представителем? Вы хотя бы государственного служащего отправьте представителем".

Ведь сотрудник "Алматыжер" даже государственным служащим не является. Он работник коммерческой структуры, хоть и со стопроцентным государственным участием. Он по статусу не государственный служащий, на него не распространяется кодекс чести госслужащего. Его нельзя прижать: что ты лоббируешь интересы частной фирмы?

"Казахстан Сегодня": Получается люди судились с акимом?

С. Уткин: Да, они судились конкретно с акимом, конкретно с его представителями, с "Алматыжер". А акимат растворился весь. Я хотел найти доказательства, что акимат голосовал за какое-то конкретное решение. Нет таких доказательств.

"Казахстан Сегодня": Значит, людям сейчас надо собраться и требовать?

С. Уткин: Да, им надо собраться и требовать ревизию всех этих решений, всех заседаний акиматов, всех исков предъявленных, то есть решений о предъявлении исков в суд, выяснять, кто принимал эти решения. Вот спросим сейчас акимат - там скажут: "Нет, мы не принимали". Сотрудник "Алматыжер" принял решения подавать иски в суд. А в кодексе земельном написано: местный исполнительный орган вправе предъявить иск. Это же разные вещи абсолютно: сотрудник "Алматыжер" и местный исполнительный орган - двадцать членов акимата.

08.04.2008

www.kt.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.