Сбереги тепло очага твоего!

Чугунные радиаторы отопления, доставшиеся нам в наследство от Союза, в свое время получили распространение в связи с их дешевизной. Но то, что сокращает расходы застройщиков, в дальнейшем отражается на карманах потребителей. Ведь зимой казахстанцам, страдающим от чрезмерного жара радиаторов, нередко в буквальном смысле приходится отапливать улицу. Любую здравую идею можно довести до абсурда. И мы лишний раз убеждаемся в этом мнении, наблюдая за дискуссиями на тему энергосбережения.

Чугунные радиаторы отопления, доставшиеся нам в наследство от Союза, в свое время получили распространение в связи с их дешевизной. Но то, что сокращает расходы застройщиков, в дальнейшем отражается на карманах потребителей. Ведь зимой казахстанцам, страдающим от чрезмерного жара радиаторов, нередко в буквальном смысле приходится отапливать улицу.

Любую здравую идею можно довести до абсурда. И мы лишний раз убеждаемся в этом мнении, наблюдая за дискуссиями на тему энергосбережения. Тезис, выдвинутый Главой государства в очередном Послании народу Казахстана, был немедленно подхвачен различного рода политическими спекулянтами, а то и просто дельцами, пытающимися протолкнуть сомнительные «прожекты», выдав их за «прорывные». Их стремление объясняется очень просто: попав в перечень известной программы, финансируемой из госбюджета, можно жить безбедно до того критического момента, когда «изобретение века» покажет всю свою несостоятельность. Ветровые установки, солнечные батареи, мини-ТЭЦ, работающие на нечистотах… И все это — подумать только! — с коэффициентом полезной деятельности… в сто процентов?!

А не пора ли остановиться, господа? И задуматься о том, что с годами стало казаться нам «вечным и нетленным» — о ржавом радиаторе отопления.

О бытовом конфликте старого и нового

«Вперед… на мины!» — так молва перефразировала старый военный лозунг советского времени. Что ни говори, а мы очень интересно жили. Строили много, потом перестраивали, потом ускорялись и — снова строили и перестраивали. Мы гнали Его Величество Вал, колеблясь только вместе с линией КПСС. Когда речь заходила об общем, мы смело жертвовали «частностями». Строили дома, побивая рекорды по квадратным метрам, и… экономили металл. Только этим можно объяснить массовое внедрение «однотрубных» (нерегулируемых) систем отопления. Печальным следствием этого стали колоссальные теплопотери!

Кому не приходилось, ощущая нестерпимую духоту в квартире, настежь распахивать все имеющиеся форточки? Осознавали ли вы при этом, что ваши личные деньги утекают на ветер, вместе с теплом чугуннойбатареи? В советское время с этим мирились. Закрытый рынок работал, стимулируя «вал». Чем больше тепла подавалось в наши дома, тем больше ТЭЦ потребляла мазута и угля, тем больше развивалась и ширилась наша советскаяпромышленность.

Теперь мы наконец пришли к пониманию того, что «больше» не означает «лучше». Рынок наводнен новейшим зарубежным оборудованием вентиляции, отопления и даже кондиционирования (в былые времена это было «буржуйским» словом). Вопрос только в том, насколько востребовано это нынешним поколением строителей?

— Естественное стремление предпринимателя — минимизировать свои затраты и получить большую прибыль. Оно характерно и для такой отрасли, как жилищное строительство, — рассказывает генеральный директор инженерной компании Aquatherm NC Group Виктор Долданов. — Но потребитель тоже имеет право на свое мнение и требует от застройщика более высокой степени комфортности жилья, что в равной степени относится и к системе отопления. Наука шагнула далеко вперед, и «умный» радиатор, регулирующий температуру по желанию квартировладельца, уже давно стал фактом нашей жизни.

В развитых странах «чугунину» в квартире можно встретить только как изыск дизайнера, работу «под старину». В Астане же чугунный радиатор остается самым популярным теплоносителем. Даже в новостройках. Компании-застройщики экономят на конечном потребителе. Но чем дешевле система, тем больше затрат на ее эксплуатацию в дальнейшем. А эти затраты ложатся уже на потребителя!

— Пока единственное, что массово внедряется в новостройках, — это ручные вентили на радиаторах, — рассказывает Виктор Долданов. — А ведь рынок может предложить массу нового! Например, термостатическую запорную арматуру. Что это дает? Представьте, вы плавным движением руки меняете температуру в комнате до требуемой, ничуть не завися от ТЭЦ. Сказка? Да нет же — реальность. Во всех развитых странах так и живут. Но в Астане считанные дома имеют такое оборудование.

И тем не менее понимая, что притязания клиентов тоже меняются, бизнесмены-девелоперы поворачиваются к новым технологиям отопления, вентиляции и кондиционирования. Большей частью это те компании, которые создают в построенных ими домах эксплуатационные конторы. Здесь умеют считать деньги и энергосберегающим технологиям отдают приоритет.

— Новые технологии дают поразительную — в разы(!) — экономию средств, затрачиваемых на отопление, — продолжает наш разговор Виктор Долданов. — Вот вам наш пример: установив в своем офисе новую систему отопления, мы втрое — задумайтесь — сократили расходы на коммунальные платежи.

То, что эффективно для предприятия, еще более экономно для рядового квартировладельца. Дабы не впасть в грех «косвенной рекламы», мы не будем указывать на дома реальных строительных компаний. Но факт остается фактом — жильцы этих домов платят за тепло на порядок меньше жителей «хрущоб» образца 60-80-х. Есть о чем подумать.

Его Величество ГОСТ

В строительстве правит «триада». Нет, не подумайте, к китайскому наркокартелю она не имеет никакого отношения. «Золотой треугольник» девелоперского бизнеса составляют три равнозначные стороны: застройщик, проектная компания и компания, монтирующая внутренние инженерные коммуникации. И довольно часто они не находят согласия. Причина разногласий — СНиПы и ГОСТы.

Уже не в первый раз говорится о том, что нормативные технические требования, изданные в советские времена, не вписываются в новые рыночные реалии Казахстана. Что имеется в виду?

Любая ТЭЦ работает в определенных параметрах и тепловом режиме. Тепловая энергия в виде кипятка сбрасывается транспортирующим организациям и далее до наших домов, в зависимости от температуры наружного воздуха. Похолодало или, наоборот, потеплело на улице — соответственно идет изменение температуры в тепловых сетях. Следовательно, идет изменение температурного графика по внутреннему контуру системы всех отапливаемых зданий. Вроде, все логично. Но вот печаль: ГОСТ предписывает, чтобы температура горячей воды при подаче во внутренние сети отопления зданий была не ниже 90-96 градусов.

Теперь представьте себе, что ваш радиатор лопнул, и кипяток под напором хлещет в квартиру. А рядом находится ваш ребенок… Даже страшно додумывать… Но если порыв отопления — явление экстраординарное, то другая опасность сопровождает нашу жизнь изо дня в день. Пыль, оседающая на радиаторе, под воздействием высокой температуры начинает разлагаться, а мы… А мы этим дышим. Стоит ли удивляться плохому самочувствию и вечным ангинам наших детей?

И, наконец, самое главное. Принцип «чем больше тепла в радиаторе, тем меньше мерзнешь» абсурдный по своей сути.

— Считается, что чем больше нагрета барарея, тем больше тепла в квартире, — поясняет ведущий инженер компании Aquatherm NC Group Михаил Бармотин. — На самом деле это лишь дает проектировщику возможность уменьшить размер радиатора, соблюдая принцип экономии. Чем больше температура в радиаторе, тем больше теплового излучения идет на прогрев… стены! Таким образом, мы и в прямом, и в переносном смысле слова согреваем улицу. Задумаемся, экономно ли это? А знаете ли вы, что, снизив температуру при подаче по внутреннему контуру внутридомовых систем отопления, страны Западной и Восточной Европы получили колоссальный экономический эффект. Вот оно вам — энергосбережение в чистом виде!

А всего-то для этого нужно всем заинтересованным сторонам — застройщикам, проектантам, монтажникам, плюс Комите­ту по техническому регулированию при Министерстве индустрии и торговли — сесть за стол переговоров и прийти к общему мнению о пересмотре этого и других ГОСТов и СНиПов. Мы часто говорим об опыте стран Запада, так, может быть, все-таки обсудить, поразмыслить и принять опыт Чехии, Польши, Германии? В предложении практиков строительства есть своя логика, но… Зимой температура в Астане отнюдь не пражская и даже не берлинская.

— Этот вопрос задают чаще всего, — проясняет ситуацию Михаил Бармотин. — Каждое построенное здание имеет свои теплопотери. Они считаются, как у нас, так и в Европе, и зависят от коэффициента поправки на минусовую температуру. Исходя из этого, вычисляются теплопотери, которые нужно восполнять. Таким образом, проектантами рассчитываются и система отопления, и система радиатора. Вот и все кажущееся различие.

Увы, у Комитета по техническому регулированию иные заботы. До работы над СНиПами и ГОСТами у его сотрудников либо «руки не доходят», либо вся их энергия тонет в дискуссиях. Очевидно, чтобы не повторить советских ошибок, всем заинтересованным сторонам просто жизненно необходимо создать подобие некоей отраслевой ассоциации. Идея эта ни у кого не вызывает возражений, но вот когда дело доходит до ее реализации, желающих почему-то не оказывается. Руководители инженерной компании Aquatherm NC Group неоднократно предпринимали попытки собрать коллег за круглым столом. Но весь реформаторский пыл новых пророков коммунальных истин уходил в слова и публичные выступления в прессе, так и не выразившись ни в одном программном документе.

Кому «гайки крутить»?

Ну, хорошо, пересмотрим мы СНиПы и ГОСТы, убедим застройщиков в необходимости проектирования и монтажа нового оборудования — а что дальше? Даже самая передовая технология жива руками человеческими. Увы, наш рынок труда, откровенно скажем, небогат на специалистов низшего и среднего инженерного звена — квалифицированных рабочих. Это «ахиллесова пята» нашего технического перевооружения. Объявив о внедрении передовых технологий, мы совершенно забыли о том, кто будет с ними работать. Проблема нехватки умелых рабочих рук стоит остро во всех отраслях экономики. Но более всего — в сфере монтажа инженерных коммуникаций.

— Не могу сказать, что эта профессия не востребована как таковая, — говорит Виктор Долданов. — К нам приходят, спрашивают, интересуются. Но, согласитесь, мы не можем принять и обучить всех желающих. Просто финансово не в состоянии построить новый колледж или профтехшколу.

Рынок строительства и, в частности, рынок монтажа систем отопления постоянно развиваются. Ежегодно появляются новые виды оборудования. А рынок труда — в застое. Печально известная «оптимизация» средних учебных заведений, проведенная Министерством образования в начале и середине 90-х годов прошлого века, может послужить причиной нашего отставания от развитых стран не на год-два, а на десятилетия. Еще одна сторона этой проблемы — экономическая интервенция зарубежных специалистов. В феврале Госкомстат Кыргызской республики опубликовал ошеломляющие данные: в 2007 году кыргызские гастарбайтеры вывезли из нашей страны полтора миллиарда долларов. Это деньги, заработанные тружениками из братской республики на наших стройках. А ведь это не профессора-академики — просто рабочие!

— Еще один аспект этой проблемы: мы доверяем рабочему-монтажнику ценное, дорогостоящее оборудование, — обращает внимание Виктор Долданов. — Разумеется, такая работа требует хотя бы элементарной подготовки, минимума технических знаний. Естественно, что парню, опыт которого исчерпывается постройкой коровника у себя в кыргызском селе, мы такую работу не поручим. Нам нужен специалист, владеющий хотя бы простым набором операций, необходимых для установки и настройки аппаратуры.

Вопрос — где его взять в стране, которая немало преуспела в подготовке юристов, экономистов, менеджеров? На работу приходят в лучшем случае со специальностью водителя. И растет армия предприятий «по монтажу чего угодно», работники которых не знают даже азов поведения с техникой. Но даже подготовленный рабочий не застрахован от ошибки.

— Во многих странах компании, выпускающие оборудование, создают при своих предприятиях своеобразные курсы, — рассказывает Михаил Бармотин. — В Германии специалисту, их окончившему, вручают сертификат — свидетельство о его квалификации. Там умеют считать деньги и хорошо понимают, что высококлассный специалист нуждается в постоянном повышении своего уровня. А сертификат играет роль своеобразного допуска.

У нас же, несмотря на провозглашенный «строительный бум», ни одна фирма не открыла курсов по подготовке и переподготовке рабочих кадров. Хотя говорится об этом много. На стойках идет подготовка, напоминающая, скорее, «армейское натаскивание» — по принципу «делай, как я!». Да и у кого учиться? Имеющиеся инженерно-педагогические кадры имеют информацию, в лучшем случае, десятилетней давности. Дошло до того, что, отрывая крохи от своей и без того мизерной зарплаты, педагоги собирают российскую литературу. Но и там — ссылки на зарубежный опыт. Единственный факультет Евразийского национального университета (в состав которого влилась бывшая «инженерка»), дававший студентам профильное образование, — факультет ТВГ — преобразован в общетехнический. Процесс этот сопровождался сокращением часов в учебном плане: все в одну кучу — и газификация, и проектирование, и энергетика. Получай специальность, новоиспеченный инженер!

— Мы не можем изменить всю систему образования, да и не задаемся такой целью, — поясняет Виктор Долданов. — У себя на фирме мы решили построить небольшой «полигон» с макетами оборудования. Будем учить людей. Ничего другого не остается. Мои коллеги говорят: «А зачем? Выучу его — уйдет к другим. Зачем тратить на него время и деньги?» Ну, господь с ним, господа! Пусть уходит. Зато рынок насыщается специалистами, с которыми инженеры будут говорить на одном, понятном им языке. Конечно, более эффективен был бы путь создания отраслевой некоммерческой общественной организации, где мы вместе решали бы подобные вопросы и вместе содержали бы общий учебный центр. Но почему-то идея пока не встречает понимания.

По всему видно — органы власти отстранились от решения этих наболевших проблем, приняв позу стороннего созерцателя. А ведь управление и регулирование — сама цель существования государства. До сих пор непонятно: что многочисленные органы стройтехконтроля видят своей задачей? Вот вам рядовая, к сожалению, ситуация. Вышла из строя система отопления в новом доме. Кто виновен? Проектант? Но здесь вам покажут массу бумаг — решение экспертизы, различные акты и т. п. Монтажники будут клясться и божиться, что делали все в точном соответствии с нормативами. Итог разбирательства вполне предсказуем: заказчик так и не найдет концов и — смирится с понесенными потерями. Общая беда всех участников строительно-монтажного рынка — отсутствие независимого органа экспертизы, который взял бы на себя узкотехническую роль «отраслевого третейского суда».

На Западе такие учреждения поддерживаются страховыми компаниями. Гарантия фирмы на устанавливаемое оборудование — предмет страхования. А независимая экспертиза дает точную оценку, кто в последующем должен возместить ущерб: компания-поставщик оборудования, проектанты или организация, смонтировавшая систему. Увы, наш рынок страхования еще не поднялся до таких высот.

Государственные же органы тщательно отмежевываются от подобных проблем, перелагая их на плечи «частника». Логика их руководителей проста, хотя и не бесспорна: предметом государственного регулирования является, дескать, лишь то, от чего напрямую зависят жизнь и здоровье людей. Но разве размороженный по причине остановившегося бойлера дом не являет собой угрозу для живущих в нем?

Выход один: собраться всем участникам рынка и установить общие для всех правила! Кстати, в нефтегазодобывающей отрасли уже есть такой пример. Ассоциация KazEnergy стала диалоговой площадкой для всех организаций, хозяйствующих в этой области экономики. Но хотя она и носит слово «энергия» в своем названии, вопросы энергосбережения в жилищно-коммунальной сфере на ее заседаниях не затрагиваются. Вывод — нужно создавать свою организацию, объединяющую все предприятия, работа которых так или иначе связана с теплом и светом в наших домах. И чем скорее, тем лучше, поскольку любая, даже самая совершенная техника имеет свойство ветшать…

29.04.2008

Андрей Банцикин, www.kn.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.