Земельный вопрос испортил всех

Как пустырь превратить в посёлок, из рухляди сделать комбайн и вырастить в степи деликатесы, знает глава крестьянского хозяйства «Рустем» Саламат Калдыгулов. Единственное, что ему не по плечу: противостоять логике чиновников и законодателей. По мнению хозяйственника, зачастую земля достаётся тем, кто на ней, скорее, временный гость, чем настоящий хозяин.

Как пустырь превратить в посёлок, из рухляди сделать комбайн и вырастить в степи деликатесы, знает глава крестьянского хозяйства «Рустем» Саламат Калдыгулов. Единственное, что ему не по плечу: противостоять логике чиновников и законодателей. По мнению хозяйственника, зачастую земля достаётся тем, кто на ней, скорее, временный гость, чем настоящий хозяин.

Саламат Калдыгулов личность среди актюбинских глав крестьянских хозяйств известная. Его крепкое хозяйство, расположенное в Карабулакском сельском округе в Актюбинской области, хорошо знают. Ещё в перестроечные годы он сумел в степи на пустом месте создать целый посёлок. Сейчас на этом месте процветающее хозяйство, занимающееся практически всем: от возделывания зерновых и животноводства до выращивания необычных для региона овощей. Например, некоторые виды капусты с его полей многим в диковинку, и на рынках по этому поводу не скрывают своего удивления.

А в конце девяностых это место было обычным пустырём, который в советское время использовали для перегона скота. Когда Калдыгулов стал просить дать ему эти земли в долгосрочную аренду, тогдашнее руководство района решило вопрос без особых проволочек. О том, что после того, как всё развалилось, кто-то станет перегонять здесь скот, речи не шло. Тем более, что выделение крестьянам паёв было тогда государственной политикой.

И многие воспользовались этим своим правом. По словам Калдыгулова, в округе было создано около 180 хозяйств, однако сейчас из них осталось меньше половины. Но и из тех, которые выстояли, как рассказывает хозяйственник, крепко на ногах стоят лишь единицы. Остальные, скорее, существуют формально: на самом деле земля не возделывается или используется не в полную мощь.

В то время, когда начинал Калдыгулов, тоже было нелегко. Но ему помогли знания и опыт: будучи сельским жителем, он уже в 16 лет начал работать механизатором. Когда пришла идея создать крестьянское хозяйство (а до этого уже имелся опыт работы в производственном кооперативе), он в первую очередь стал строить посёлок для своих работников. «Я покупал недорого дома в соседнем разваливающемся посёлке, разбирал их, а потом перевозил сюда», – вспоминает Калдыгулов. Таким образом удалось отстроить 13 домов, в которые было позже проведено электричество. Сейчас в посёлке зимой проживают до двадцати человек, а летом до сорока, для которых по возможности создаются все условия, чтобы они могли трудиться в хозяйстве.

Таким же образом, по крупицам, собирался и технопарк. Комбайны и другая развалившаяся техника благодаря предпринимателю зачастую приобретала вторую жизнь. Причём в ход шло всё. Например, у одного из «реанимированных» тракторов фары от мотоцикла.

«Я просто не могу без всего этого жить», – говорит о своём деле сам предприниматель.

В общей сложности, каждый год Калдыгулов в своём хозяйстве засевает полтысячи гектаров. Это хоть и больше, чем обычно в хозяйствах, однако далеко не предел. Поэтому не первый год для хозяйственника актуален вопрос расширения. По его замыслам, если удастся расширить площади, то можно будет не только увеличить урожаи зерновых, на которых специализируется хозяйство, но и решить вопрос с кормами для скота, поголовье которого у Калдыгулова увеличивается с каждым годом. Дело в том, что в мировой практике сельского хозяйства применяется такой метод: после уборки урожая комбайнами на поле выпускают пастись животных, которые «собирают» то, что остаётся после техники.

Возможности расшириться глава хозяйства ждал не один год, о чём старался информировать представителей госорганов, которые имеют отношение к решению его земельного вопроса. И вот недавно такой шанс, казалось бы, представился. Как рассказывает Калдыгулов хозяин соседнего участка вернул свою землю в госфонд. Казалось бы, теперь препятствий к расширению не имеется. Однако глава хозяйства узнал, что на эту землю уже претендует другой предприниматель, и теперь спор якобы должен решаться только через аукцион. Об этом ему сказали чиновники, ссылаясь на закон.

Однако, по мнению Калдыгулова, в данном случае только специальная комиссия должна решать, кому отдать приоритет при распределении земли. И руководствоваться она должна здравым смыслом, а не писаными законами. Таково мнение практика, который знает земельный вопрос не из теории.

Как объясняет глава хозяйства, речь здесь идёт не только о личной пользе. Просто этот освободившийся участок как бы разделяет земли Калдыгулова, находясь, как он объясняет, посередине. Если он достанется другому крестьянину, то он уже не сможет пускать здесь скот, так как хозяин может предъявить ему вполне законные претензии. По мнению Калдыгулова, это должны были объяснить другому предпринимателю в госорганах.

– Я ведь, хоть и частник, решаю продовольственную программу. Я на этой земле не временный гость, а проверенный временем хозяин, – говорит он.

На аукцион идти Калдыгулов принципиально отказывается, считая, что этот вопрос должен решаться по-другому.

Своё мнение он имеет и по поводу некоторых горе-предпринимателей.

– Землю надо давать тому, кто на ней пашет. Вот где должен работать закон. Если землёй пользуешься нерентабельно, то её нужно отбирать, либо за это наказывать. Над землёй издеваться нельзя, – считает он.

05.05.2008

Алина ПАК, www.megapolis.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.