Бескровная битва

Выселенцев снова записали в бомжи. А ждут они только одного – когда снова зайдут в родные стены и заживут спокойной семейной жизнью. Но, по всей видимости, в ближайшем будущем бескровных алматинцев, лишившихся квартир в результате «охоты на ведьм», ждут новые сюрпризы от заботливого государства.

Выселенцев снова записали в бомжи.

А ждут они только одного – когда снова зайдут в родные стены и заживут спокойной семейной жизнью. Но, по всей видимости, в ближайшем будущем бескровных алматинцев, лишившихся квартир в результате «охоты на ведьм», ждут новые сюрпризы от заботливого государства. Верховный суд предлагает Генеральной прокуратуре «опротестовывать судебные акты в части выселения граждан без проведения двусторонней реституции». То есть перевести стороны в первоначальное положение – вернуть выселенцам все затраты по ипотеке. Вот такой у нас в стране подход к восстановлению справедливости – ни нашим ни вашим. Хотя, возможно, в ходе предстоящих надзорных разбирательств по делам о выселении суды поступят более гуманно и не ограничатся лишь двусторонней реституцией. Поживем – увидим.

beskrovnaa_bitva.jpgЕще 11 апреля, когда председатель Верховного суда Кайрат Мами вынес постановление о приостановлении исполнения решений судов о выселении из незаконно полученных квартир по госпрограмме, выселенцы ликовали. Им казалось, что государство наконец прозрело и люди смогут вселиться назад в свои квартиры, права собственности на которые их никто не лишал. Нам так не показалось – мы были в этом уверены, поскольку ВС нашел в решениях нижестоящих инстанций грубые нарушения, о которых «Литер» неод-нократно писал. Но мы ошиблись.

23 апреля Верховный суд направил

в Генеральную прокуратуру письмо с формулировкой: «В целях устранения допущенных ошибок полагаем целесообразным приносить протесты прокурорами на судебные акты в порядке надзора в части выселения граждан без проведения двусторонней реституции».

Что это значит? Что выселенцев, скорее всего, все-таки попросят из их жилья, но для начала переведут стороны в первоначальное положение, то есть возместят материальные расходы за оформление и обслуживание ипотеки. Финал, нужно отметить, страшный. Потому что 70 с лишним алматинских семей, ставших жертвами квартирной «охоты на ведьм», надолго (а может, и навсегда) пополнят армию бомжей. А еще у них пропадет вера в социальную политику государства. Тех 10 процентов первоначального взноса и полуторагодичных платежей за ипотеку, которые им вернут, хватит разве что на временное пристанище на съемной квартире. А дальше – пустота и глубокая обида. В первую очередь на тех, кто увидел в социально незащищенных людях отпетых головорезов и незаконно конфисковал у них собственность в пользу неизвестно кого, даже не лишив на нее права – жилье по-прежнему оформлено на бомжующих хозяев.

Квартиры, из которых выселили людей, так и не были приняты на баланс государства. В одни по чьему-то велению заселяли квартирантов, а другие никем не охранялись, дожидаясь судьбоносного государственного прозрения.

Прозрение, если его так можно назвать, наступило – пока исполнение решений судов приостановлено, и у выселенцев есть шанс в порядке надзора их обжаловать. Но пока они этого сделать не могут – дела, изъятые еще 23 марта Верховным судом на изучение, пока не возвращены на места. А не имея на руках документа, который предстоит оспаривать, куда-либо двигаться невозможно.

Коллегией по гражданским делам Верховного суда рекомендовано надзорным инстанциям на местах более внимательно и объективно рассматривать жалобы, но, чем все эти надзорные дела закончатся, мы знаем заранее – двусторонней реституцией. То есть никто никому ничего в итоге должен не будет.

Однако возникает вопрос: обязаны ли банки возмещать выселенцам все их понесенные затраты? Нет, тем более что во время судебных разбирательств представители финансовых организаций не признавали прокурорских исков, отмечая, что претензий к своим заемщикам не имеют, а договоры заключали на основании направлений жилищных комиссий после принятия ими положительных решений. Тем более что уже есть один прецедент.

Вчера состоялось судебное заседание по иску АО «Ипотечная организация «Курылыс-Ипотека» к одной из выселенных алматинок Галие Аканаевой о расторжении ипотечного договора. В своем иске кредитор просит суд «…взыскать с Аканаевой упущенную выгоду в пользу АО «Ипотечная организация «Курылыс-Ипотека» в размере 910 тысяч 336 тенге». Решение судом еще не вынесено, однако пока неясно, то ли эти 910 тысяч тенге ипотечная организация вычтет из той суммы, которую Аканаева заплатила в виде 10-процентного первоначального взноса и 1,5-годичных платежей по кредиту. То ли «неблагонадежную» заемщицу обяжут еще пополнить бюджет компании на миллион тенге.

Дело в том, что Галия Аканаева – единственная, кто отказался подписать соглашение с «Курылыс-Ипотекой» о прекращении действия договора банковского займа и ипотечного договора, по которому кредитор обязался вернуть заемщику определенную сумму. Женщина решилась судиться с государством за свою квартиру до конца. Остальные шестеро выселенцев добровольно отказались от квартир и деньги уже назад получили. Во всяком случае, о том гласит народная молва.

Другие финансовые организации, с которыми заключали договоры ипотеки остальные ныне бескровные, продолжают получать платежи по кредитам. То есть расторгать договоры займов пока не собираются. Но это только пока.
Никому из государственных мужей, от которых зависит жилищная судьба нескольких сотен алматинцев, и в голову не пришло «наложить вето» на всю эту кампанию борьбы с якобы незаконными владельцами госквартир. Хотя на то есть все основания – полуграмотные формулировки в прокурорских исках и формальный подход судей к рассмотрению дел.

Чем закончится битва собственников за жилье – покажут предстоящие надзорные разбирательства. По словам заведующего отделом по обеспечению деятельности коллегии по гражданским делам Верховного суда РК Нурлыбека Сарсенова, на днях изученные в ВС дела поступят на места.

06.05.2008

Александра АЛЕХОВА, www.liter.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.