Доверие — падчерица контроля

Громкий скандал, разразившийся в начале апреля, не утихает и по сию пору. А началось все с того, что глава Национальной экономической палаты «Союз «Атамекен» обвинил Правительство в подлоге. Попробуем бесстрастно разобраться, что стоит за этим обвинением? Камень преткновения Итак, позиция «Атамекена». По словам руководителя союза Азата Перуашева, правительственные чиновники, заявляя об открытости и прозрачности, почти не таясь, тянут припрятанную в рукаве карту — «административный ресурс».

Громкий скандал, разразившийся в начале апреля, не утихает и по сию пору. А началось все с того, что глава Национальной экономической палаты «Союз «Атамекен» обвинил Правительство в подлоге. Попробуем бесстрастноразобраться, что стоит за этим обвинением?

Камень преткновения

Итак, позиция «Атамекена». По словам руководителя союза Азата Перуашева, правительственные чиновники, заявляя об открытости и прозрачности, почти не таясь, тянут припрятанную в рукаве карту — «административный ресурс». А вот пример, который, по мнению членов союза, об этом свидетельствует.

На пресс-конференции в национальном пресс-клубе, состоявшейся в начале апреля, Азат Перуашев рассказал, что сотрудники Комитета по техническому регулированию и метрологии при Министерстве индустрии и торговли РК «использовали служебный подлог». Экспертное заключение «Атамекена» на законопроект о сертификации, которое члены союза представили Правительству, касалось совсем другого закона. Версия «атамекеновцев» состоит в том, что один из разработчиков закона, воспользовавшись наивностью аппаратной служащей, подменил документ в тот момент, когда законопроект вносился в Парламент. В результате депутаты Мажилиса получили ошибочное представление о точке зрения бизнес-объединения.

Спорная норма, вокруг которой разгорелась дискуссия, касалась выдачи аккредитации испытательным лабораториям, занятым в сфере контроля за качеством продукции и установлением факта ее соответствия принятым стандартам. Аккредитация лабораторий подтверждает их право заниматься этим видом деятельности и выдавать сертификаты качества. Вопрос: кто должен аккредитовывать эти лаборатории?

До сих пор считалось, что это право имеет уполномоченный государством орган. Так было до памятного постановления Правительства, передающего все полномочия, связанные с выдачей сертификатов соответствия, в конкурентную среду. Известно, что этот вопрос долгое время служил камнем преткновения во взаимоотношениях государственных органов, представителей Торгово-промышленной палаты и других организаций, оказывающих предпринимателям подобного рода услуги. Заявления о том, что такое законодательное допущение является питательной средой для коррупции, звучало не раз.

Государство смирилось с тем, что выдача сертификатов более не является прерогативой госоргана. Но вот контроль за деятельностью испытательных лабораторий оно оставило в своей исключительной компетенции. Норма о том, что проводить их аккредитацию (то есть проверять наличие оборудования и подготовленного штата сотрудников) Правительство оставило за собой, обозначена в том самом законопроекте, который послужил причиной для скандала.

Когда-то контролем работы испытательных лабораторий занимался Госстандарт. Потом было принято решение об отделении части его функций и передаче их в сферу частных услуг. Образованный на месте Госстандарта Комитет по техническому регулированию поступил следующим образом — создал ТОО «Национальный центр аккредитаций» со стопроцентным участием государства. Таким образом, компромисс был найден — частное, по форме, предприятие взяло на себя этот фронт работ. Эта позиция Комитета по техническому регулированию была отображена в спорном законопроекте. Государство, и именно государство, должно наделять правом проводить аккредитационные работы и в свою очередь контролировать эту организацию.

Не так уж важно, какая она будет по форме — частная или государственная, важно, чтобы контроль за деятельностью тех, кто подтверждает качество продукции (стали, бетона, кирпича — да много ли чего?), сохранялся. И здесь есть своя логика. Если построенный дом вдруг обрушится по причине использования некачественных железобетонных свай, всегда можно будет спросить с того, кто это качество подтвердил своей подписью эксперта, выдав на них сертификат.

Кому «рулить» на рынке аккредитаций?

Позиция Комитета по техническому регулированию вызвала отрицательную реакцию «Атамекена». Члены союза увидели в этом стремление добиться «установления конкурентных преимуществ для АО «Национальный центр аккредитаций», созданного при участии Министерства индустрии и торговли». Так было означено в заявлении Азата Перуашева.

Что же побудило «Атамекен» усомниться в целесообразности такой нормы? Ответ лежит на поверхности. Еще на заре создания союза в его новом качестве, глава государства порекомендовал его членам заняться всем, что касается выдачи сертификатов. Вопрос лишь в том, готов ли союз к такой работе? Это ведь только кажется, что вся процедура выдачи сертификата состоит в том, чтобы «подмахнуть бумажку».

Процесс сертификации не имеет ничего общего, скажем, с нотариальным заверением. Вы приносите в испытательную лабораторию образцы той продукции, которую собираетесь использовать в своей деятельности. Кирпич, гравий, песок, цемент — проверяются на соответствие требуемым качествам и утверждаются сертификатом соответствия. И только после этого организация получает право их использовать.

Разумеется, лаборатория должна пройти процедуру аттестации. Этим и занимается Комитет по техническому регулированию. Но аттестация дает лаборатории лишь право заниматься исследованиями с точки зрения техники производства. Аккредитация — это другой документ, выданный независимым органом, который подтверждает, что этим исследованиям можно доверять. Само слово «аккредитую» переводится с латыни как «доверяю».

Если аттестация касается лишь технических аспектов, то аккредитация включает в себя гораздо больше. Орган, поручившийся за лабораторию, в какой-то мере несет ответственность за ее репутацию. Отсюда — неявная форма контроля. Неявная потому, что орган, выдающий аккредитацию, не имеет никаких карательных функций. Он не имеет права ни приостанавливать деятельность лаборатории, ни вмешиваться в ее производственный процесс. Единственное, что он может сделать, если обнаружит нарушение, — отозвать свою аккредитацию.

Предвидим вопрос читателя: «Может ли Национальный центр аккредитаций считаться независимым, если он целиком и полностью подчинен государству?». Но в том-то и состоит независимость Центра, что он принципиально не занимается какими-то другими видами деятельности. В частности, он не выдает сертификатов и не производит самостоятельных лабораторных исследований. Вся работа специалиста по аккредитации состоит в том, чтобы убедиться в правильности работы лаборатории и подтвердить доверие к ее работе. Беспристрастность — вот главный капитал специалиста по аккредитации. Может ли он быть беспристрастным, если сам проводит исследования и выдает сертификаты? Это очень тонкий момент, который не все понимают.

Увы, не понимают этого и в «Атамекене»! Родившийся путем слияния предпринимательских общин союз все еще несет на себе отпечаток «митинговости». Долгое время вся работа различных форумов, ассоциаций и других общественных объединений бизнесменов состояла в борьбе с явными и не явными проявлениями коррупции со стороны госорганов и другими помехами развитию предпринимательства, выражающимися в установлении административных барьеров. И здесь мы не можем не признать заслуг «Атамекена». Но крик никогда не являлся достойным аргументом в споре.

Однозначно, вступив на новую для себя территорию очень тонкой, интеллектуальной деятельности, члены союза заведомо пасуют против немногочисленной группы знатоков аккредитации. Кстати, на всю страну их не больше двадцати человек. Еще один момент: говоря о передаче «Атамекену» права выдачи сертификатов, глава государства ни словом не обмолвился о такой области, как аккредитация. Случайно ли?

Доверять — не проверять!

Попытка «Атамекена» перетянуть одеяло на себя проявилась во всей красе. Не вняв аргументам логики, члены союза усмотрели тайный умысел в технической ошибке чиновника, отказавшегося принимать документ, пробитый дыроколом, и в спешном порядке заменившего его копией. Впрочем, оставим это для аппаратного разбирательства. В конце концов, не в этом суть.

Важно установить, может ли «Атамекен» заниматься вопросами аккредитации? Мы поинтересовались об этом у сотрудников тех самых испытательных лабораторий, которые раз в три года проходят эту процедуру в «Национальном центре аккредитаций». Доверимся мнению специалистов.

Думан Калабиев, директор испытательной лаборатории дорожно-строительных материалов «КаздорНИИ»:

— Все компании, с которыми мы заключаем контракты, требуют от нас аккредитации. Это безусловное требование рынка, нечто само собой разумеющееся. Кстати, требование об аккредитации законодательно не закреплено нигде. Мы можем продолжать свою деятельность, будучи просто аттестованными Комитетом по техническому регулированию. Вопрос в том, как это будет воспринято нашими партнерами?

Валентина Рождественская, заведующая испытательной лабораторией ПК «Качество»:

— Я никогда не слышала, чтобы союз «Атамекен» занимался вопросами аккредитации. В Центре же давно работает группа специалистов с большим стажем. Это очень непростая деятельность, требующая универсальных знаний не только в области метрологии и стандартизации. С выходом на международный рынок роль аккредитации становится все более заметной. Не думаю, что директивные методы передачи функций «Атамекену» решат вопрос о признании сертификатов, выданных казахстанскими испытательными лабораториями, за рубежом.

Заметим, что международными специалистами прорабатывается вопрос о признании казахстанских сертификатов. Правда, это дело не одного года. Но руководители «Национального центра аккредитаций» ведут активную переговорную работу. Речь идет о вхождении казахстанских сертификаторов в крупные международные отраслевые ассоциации. Сумеют ли члены «Атамекена» на должном уровне представить нашу страну в этом процессе, неразрывно связанном с реализацией задачи, поставленной Президентом нашей страны, — вхождения в 50 наиболее конкурентоспособных стран мира?

Жакия Шаиков, директор дочернего предприятия концерна «BI-group» испытательной лаборатории строительных материалов «АБК-лаборатория»:

— Меня ничуть не смущает, что Нацио­нальный центр аккредитаций создан в форме ТОО. Если судить с формально-юридической точки зрения, то и «КазМунайГаз» — это частное предприятие. И что же? Это не дает ему право конкурировать с транснациональными нефтяными компаниями. Что касается аккредитации, то она дает нам некоторые конкурентные преимущества перед теми лабораториями, кто ее не добился. Улучшайте свою работу — и получайте аккредитацию. Возникновение на рынке новой аккредитующей организации воспринимаю со скепсисом. Это уже было в нашей истории. Возникали фирмы, предлагавшие нам такого рода услуги, и — исчезали в никуда. Кто будет доверять организации, функции которой не подкреплены авторитетом, заработанным на рынке путем многолетней работы? Считаю, что требования к аккредитации должны быть все-таки едиными для всех участников рынка.

Как видим, мнения самих участников процесса сертификации, в принципе, едины. Впрочем, идея возникновения организации, конкурирующей с Национальным центром аккредитаций, также имеет свою привлекательность. Вопрос в том, чтобы под флагом «борьбы с монополизмом» Центра мы не загубили саму здравую идею улучшения качества сертификационных услуг. В этом случае мы будем беспощадно отброшены в своем развитии на десятилетие назад.

06.05.2008

Алексей Банцикин, www.kn.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.