Вечный спор?

В столице грядет новая волна «земельных войн» Масштабное строительство в стране стало, с одной стороны, предметом гордости, доказывающим динамичное развитие экономики, с другой — постоянным поводом для противостояния граждан и властей. Пока «воюющим лагерям» найти компромисс не удается. Так уж исторически складывалось, что за землю ожесточенно воевали целые державы. Проходят столетия, но земельные наделы по-прежнему остаются поводом для раздоров.

В столице грядет новая волна «земельных войн»

Масштабное строительство в стране стало, с одной стороны, предметом гордости, доказывающим динамичное развитие экономики, с другой — постоянным поводом для противостояния граждан и властей. Пока «воюющим лагерям» найти компромисс не удается.

Так уж исторически складывалось, что за землю ожесточенно воевали целые державы. Проходят столетия, но земельные наделы по-прежнему остаются поводом для раздоров.

В наше время изменились лишь главные герои. Теперь по разные стороны баррикад становятся рядовые граждане и власть. Люди обвиняют акиматы в беззаконии. В Астане жители даже вывели новую примету: «Пришел новый аким — жди бульдозера». Власти, в свою очередь, утверждают, что в народе сильны иждивенческие настроения. Причем так называемые «перегибы» и крайности есть у обеих сторон.

Нередко представители власти, изымая в принудительном порядке земельные участки у граждан, переходят все существующие рамки. К примеру, в Астане при сносе района Слободкамногим людям предлагали компенсацию из расчета 9 долларов за квадратный метр земли, в то время как на аукционе эти же земельные участки продавали до 600 долларов за квадрат. Были и судебные «прецеденты». Так, одна из жительниц Слободки получила уведомление о принудительном выселении и сносе ее дома на основании заочного решения суда. В решении суда черным по белому было написано: «Ответчик (супруг нашей героини. — Прим. ред.) был трижды лично уведомлен о судебном разбирательстве, однако в суд не явился, причины неявки не объяснил». Женщина, прочитав это решение, едва не попала в больницу с сердечным приступом — ее супруг, он же ответчик, скончался за три месяца до вынесения этого решения. Каким образом судебные приставы могли лично известить покойного о предстоящем разбирательстве, осталось загадкой.

С другой стороны, есть немало желающих воспользоваться «государственной кормушкой» и заработать на сносе жилья. Заранее узнавая о том, какие кварталы планируется отдать под снос, такие граждане начинают скупать старенькие домишки, спешно достраивают на участках сарайчики, а потом выставляют кругленькую сумму желаемой компенсации.

Подобные ситуации возникают регулярно. И во многом этому способствует несовершенство законодательства с одной стороны и незнание законов и вольное их толкование — с другой. Так, долгое время в Земельном кодексе фигурировали два понятия: «государственные нужды» и «государственные надобности». При этом объяснить, чем эти юридические термины отличаются друг от друга, никто толком не мог. Возникало недовольство людей, искренне недоумевавших, какая надобность государства может крыться в строительстве очередного элитного жилого дома или коттеджного поселка «для крутых».

Сомнения вызывал и перечень исключительных случаев, при которых разрешается принудительное изъятие жилья. Исключением стало практически все. Любой новый строительный объект — будь то школа, государственное здание или жилой комплекс с квартирами бизнес-класса — автоматически относился к списку исключений и подпадал под одно из определений: госнужда либо госнадобность.

Лишь в середине 2007 года Консти­туционный совет внес некоторую ясность. Рассматривая обращение депутатов Парламента, КС в очередной раз настоятельно рекомендовал заменить понятие «государственная надобность» на «государственные нужды» и растолковал, что можно относить к исключительным случаям.

Рекомендации Конституционного совета нашли отражение и в законе: принятые 6 июля 2007 года поправки в Земельный кодекс содержат перечень исключений. Так, к ним относятся «международные обязательства республики; предоставление земель для нужд обороны, особо охраняемых природных территорий, оздоровительного, рекреационного и историко-культурного назначения, создание и функционирование специальных экономических зон; обнаружение и разработка месторождения полезных ископаемых (кроме общераспространенных); строительство дорог, линий электропередачи, линий связи, магистральных трубопроводов, инженерно-коммуникационных сетей общего пользования населенных пунктов, а также других объектов, имеющих государственное значение; снос аварийного и ветхого жилья, грозящего обвалом (обрушением); исполнение генеральных планов населенных пунктов в части строительства объектов, подпадающих под перечень исключительных случаев, установленных настоящей статьей, а также строительства объектов, предусмотренных государственными и региональными программами, и инвестиционных проектов, обеспечивающих государственные интересы и достижение общественно значимых целей» (п. 2 ст. 84 Земельного кодекса).

Последний пункт особо важен, тем более что Конституционный совет своим постановлением сделал в отношении генпланов особую оговорку. «Включение в генплан того или иного объекта автоматически не превращает исполнение плана в части этого объекта в исключительный случай, потому что сами генпланы не носят характера исключительного случая», — пояснял глава Совета Игорь Рогов.

Другой принципиальный момент, на котором в постановлении КС сделан акцент, — это порядок отчуждения имущества. Так, отчуждение возможно только при условии равноценного возмещения. А принудительное отчуждение (то есть фактический снос) производится только по решению суда. Кстати, последнее вовсе не отменяет выплату компенсации — ее обязаны отдать гражданину, чье имущество изымается, в любом случае.

Стоит отметить, что далеко не все обращают внимание на постановление Конституционного совета, хотя оно является обязательным к исполнению на всей территории республики. И речь не только о рядовых гражданах, но и о представителях акиматов и судебных органов. В данном случае правовая безграмотность населения зачастую оказывается «на руку» отдельным, не слишком добросовестным чиновникам.

Увы, нарушения есть не только с исполнением постановлений Конституционного совета. И в Алматы, и в Астане в вопросах сноса жилья активно участвуют государственные организации — это предприятия «Алматыжер» и «Квартирное бюро». Они приносят людям уведомления, ведут переговоры с несогласными, выступают в судах, в общем, эти предприятия представлены на всех этапах изъятия имущества. Согласно п. 6 ст. 44 Земельного кодекса, если на участке, определенном под строительство, находятся жилые дома или другие объекты, находящиеся в частной собственности, заказчик строительства должен представить договор об условиях компенсации убытков с каждым из собственников. Причем если строительство планируется коммерческое, то компании должны заниматься переговорами по выкупу сами, без участия местных исполнительных органов. В этой связи еще три года назад Генеральной прокуратурой в акимат Астаны было направлено соответствующее представление об устранении нарушений законности (№ 7/62-05 от 14.11.2005). Однако на ситуацию в целом это никак не повлияло.

Нельзя не отметить, что представление Генпрокуратуры появилось в результате прецедента, созданного жителями столичной Слободки. Люди неоднократно выходили на митинги в самом центре Астаны, обращались в различные инстанции, писали письма в газеты. Большинство же граждан, оказавшихся в аналогичной ситуации, предпочитает дожидаться, пока акимат инициирует судебное разбирательство, где вся суть дела сводится лишь к сумме компенсации. Именно к этому, как правило, люди и готовятся, обращаясь во всевозможные частные организации за оценкой недвижимости. Хотя могли бы обжаловать само постановление об изъятии. К примеру, если по генплану на месте предполагаемого к сносу дома запланировано строительство ресторана, а люди уже получили представление об изъятии для госнужд, они могут смело отправляться в суд, поскольку рестораны и другие коммерческие объекты к госнуждам и исключительным случаям не относятся.

Более того, несколько лет назад столичный филиал Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности добился отмены постановления акимата о сносе домов вообще по «бюрократическим основаниям»: при принятии постановления не были соблюдены все требования Закона «О нормативных правовых актах». Но это — единичный случай, фактически прецедент. По данным статистики, в 2007 году судами Астаны было рассмотрено порядка 200 гражданских дел об изъятии земельных участков. Истцом выступал акимат столицы. Свыше трех четвертей исков удовлетворено в пользу акимата. А собственники изымаемых участков лишь обжалуют впоследствии решения суда.

Тенденция последних лет свидетельствует, что споры о земле властей и народа у нас прекратятся не скоро. Тем более что законодательство, хотя и регламентирует большинство спорных вопросов, по-прежнему оставляет всевозможные лазейки для манипулирования.

13.05.2008

Маржан Сагындык, www.kn.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.