Бремя собственника

Прежде чем передавать жильцам в собственность общедомовое имущество, государство обязано привести его в порядок, отметил в интервью «&» зампредседателя партии «Азат» Петр Своик. Деньги на ремонт, считает он, правительство с легкостью могло бы напечатать.

Прежде чем передавать жильцам в собственность общедомовое имущество, государство обязано привести его в порядок, отметил в интервью «&» зампредседателя партии «Азат» Петр Своик. Деньги на ремонт, считает он, правительство с легкостью могло бы напечатать.

– Петр Владимирович, в прошлом году экс-министр индустрии и торговли Галым Оразбаков для решения проблемы жилищно-коммунального хозяйства (ЖКХ) предлагал создать кондоминиумы. Кроме того, в стране принята программа развития ЖКХ на 2007-2009 годы. Есть ли, по вашему мнению, какие-то сдвиги в этой сфере?

– Никаких. Все стоит на месте. Заметьте, что жилищно-коммунальная проблематика в Министерстве индустрии и торговли отдана Комитету по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству. В реальности же этот комитет занимается вопросами исключительно строительства, как – это отдельный разговор. А вот за ЖКХ в республике фактически никто не отвечает. Более того, я уверен, в правительстве сегодня нет ни одного человека, который хотя бы просто понимал проблемы коммуналки.

Ведь кондоминиум – это особая форма собственности. Общедомовое имущество принадлежит всем участникам кондоминиума на правах долевой и неделимой собственности. В этом смысле создание кондоминиума состоит из двух процессов: сначала приватизация общедомового имущества, и только потом юридическая регистрация кондоминиума. Правительство «забыло» про первый пункт и пытается юридически оформить кондоминиумы, параллельно осуществляя приватизацию общедомовой части, но ничего не говоря об этом населению. Хотя по закону государство не может насильно заставить кого-либо владеть тем или иным имуществом. При этом правительство панически и категорически не хочет обсуждать то, что оно перед тем, как вручить жильцам эту пока еще государственную собственность, обязано профинансировать ее приведение в порядок. А это значит произвести единовременный капитальный ремонт и сейсмоусиление многоквартирных жилых домов, отремонтировать кровли, подвалы, внутридомовые сети. Вот из-за этого процесс реформы ЖКХ и стоит на месте.

Напомню, что приватизация жилья в Казахстане была проведена в 1993-1995 годах. Тогда людям юридически оформили документы только на квартиры, а общедомовые сооружения, тем более территория вокруг домов, остались в госсобственности. В 1995-1997 годах была проведена коммунальная реформа, которая фактически свелась к полному отказу государства от бюджетных дотаций и переводу всей жилищной сферы на так называемую самоокупаемость. С тех пор государство практически ни копейки не вложило в реконструкцию коммунальных предприятий, жилищного фонда. В Гражданском кодексе есть хорошая статья, которая называется «бремя собственника». Согласно ей собственник не только несет ответственность за надлежащее содержание своей собственности, но и не вправе эту ответственность на кого-либо в одностороннем порядке переложить. Например, объявить жильцам: мол, отныне подвалы и чердаки принадлежат вам, вот вы сами их и ремонтируйте.

У КСК и жильцов на протяжении всех этих лет не было реальных возможностей поддерживать в надлежащем состоянии жилищный фонд, и он приходил во все большее запустение. В бытность Ораза Жандосова вице-премьером правительство начало суетиться по поводу коммуналки. Тогда была разработана первая программа, которая, судя по ее названию, подразумевала развитие ЖКХ, но на самом деле это была попытка хотя бы нормализовать положение в секторе. После того как Жандосов ушел из правительства, эта программа попросту выхолащивалась. Тем не менее документ родился – летом 2006 года в свет вышло нечто под названием «Программа развития ЖКХ на 2007-2009 годы». Там как раз и появилось предложение о создании кондоминиумов. Эта программа имеет одно неоспоримое достоинство – она наконец-то сказала, что в ЖКХ все плохо и путь улучшения ситуации лежит через создание кондоминиумов. Все остальное в программе – недостаток, так как больше ничего нового она не сообщила.

К примеру, то, что каждый отдельно стоящий многоквартирный дом со своими водопроводом, канализацией, электросетью является неким самостоятельным инженерно-техническим объектом. Совершенно очевидно, что такой объект требует отдельного, избранного участниками кондоминиума органа управления. Будет ли в этом доме президентская республика, парламентская или новгородское вече – не важно, самое главное – кто-то должен им управлять. А правительство до сих пор не может структурировать эту проблему. Потом, каждый дом не в состоянии иметь своего слесаря, сантехника, электрика и дворника, ведь даже в мегаполисе сложно найти умелого сварщика. Обслуживание домов должно вестись централизованно, с концентрацией техники, ресурсов и квалифицированных кадров. Поэтому вместо нынешних негодных КСК нужно создать крупные управляющие сервисные компании. Они должны иметь необходимую технику, например, маленькие тракторы для уборки дворов, и обслуживать как минимум 50 домов. Если компания эффективна, она справится и с 300 домами. Заключать договоры с управляющими компаниями кондоминиумы должны на добровольной основе. Нравится жильцам ближайшая к дому компания, нанимают ее, не нравится – заключают договор с другой, пусть даже та находится в противоположном конце города.

Это то, что элементарно необходимо для рационализации городского жилищного хозяйства. И правительство должно было прописать все эти пункты в своих программах, начать двигаться в этом направлении, как предпринимая организационные усилия, так и тратя бюджетные деньги. Но ничего этого нет.

– Какой объем инвестиций сегодня необходим для решения проблемы ЖКХ?

– Согласно принятой два года назад программе, по которой, повторюсь, ничего по сей день не делается, на капитальные работы, предотвращающие разрушение жилья, необходимо 433 млрд. тенге. Причем эти деньги подсчитаны по данным акиматов. Не думаю, что акимы увеличивали суммы, необходимые на ЖКХ. Напротив, уверен, что они их занижали.

– Для правительства, с учетом сегодняшнего режима экономии бюджетных средств, это огромные деньги. Где их взять?

– Найти их не проблема. В прошлом году у наших монетарных властей была лишь одна головная боль – что делать с избыточной денежной массой, как ее стерилизовать и не допустить всплеска инфляции. Сейчас проблема в экономике Казахстана – острое безденежье. Национальную валюту для ЖКХ легко можно напечатать. Если правительство запустит эти деньги в коммуналку, они ни на какие Канары не уйдут, но и не будут давить на экономику, провоцируя рост инфляции. Зато в этой застойной отрасли появятся новые рабочие места, и решение вопроса ЖКХ наконец-то сдвинется с мертвой точки через улучшение финансового, технического состояния всех загнанных в угол городских канализационных и водопроводных служб, тепловых и электрических сетей – всего того, что сегодня вышло на предел своих возможностей, катастрофически изношено и убыточно. При этом те же коммунальные тарифы для населения станут не дороже, а, напротив, дешевле. Ведь энергетической компании не придется так часто покупать запчасти к новому оборудованию, а водоканалу – латать дырки в новых трубах.

– В последнее время стало модным говорить о сберегающих технологиях…

– Здесь другая загвоздка – сегодня в нашем теплоснабжении элементарно нет технического обеспечения учета выработанного и потребленного тепла. А если не измерять тепло на отпуске из ТЭЦ и тепло, поступающее в квартиры, ни о какой эффективности энергосбережения и ни о каких рыночных отношениях в этой сфере речи быть не может.

К сведению, нигде в мире нет такой теплофикации, как на территории бывшего Советского Союза, так как только СССР со своей плановой экономикой мог себе позволить строить гигантские ТЭЦ и тянуть теплотрассы по всему городу. При всем неудобстве такой конструкции эта система практически вдвое уменьшала суммарный расход топлива. Соответственно, эта дорогая в строительстве и недешевая в ремонтах система является высокоэкономичной по расходу топлива. Можно ее ругать или хвалить, но отменить ее мы не можем, так как другой у нас нет и мы не можем перестать пользоваться тепловыми сетями и начать отапливаться «буржуйками».

Но раз уж мы перешли на рыночные отношения, мы должны, по крайней мере, внедрить систему измерения потребления продукции. Для этого в подвале каждого дома должен стоять прибор, который не только измеряет количество тепла, идущего на батареи, но еще и регулирует степень подачи тепла. Цена одного такого прибора – несколько тысяч долларов, и понятно, что внедрять их имеет смысл только в кондоминиумах, иначе их просто разворуют. Такие же приборы наряду со счетчиками воды должны быть установлены в квартирах, чтобы жильцы сами могли увеличивать или уменьшать подачу тепла. Наконец, такие же приборы должны быть и на ТЭЦ, и, кстати, они там есть еще с советских времен, вот только в системе расчета не участвуют. Установка всех этих устройств – затратная акция, в будущем она окупится, но осуществлять ее нужно сейчас, причем делать это надо централизованно, то есть разом купив на всю страну приборы одного производителя. Иначе завтра в одном доме у нас окажутся китайские приборы, в другом – турецкие, в третьем – российские, придется нанимать еще несколько тысяч людей, чтобы они ходили по городу, списывали показания счетчиков и сверяли их с общими, набирать кучу специалистов для починки всего этого разнобоя. Поэтому все должно быть централизовано по типоразмеру, протоколу съема данных, регламентному обслуживанию и т.д. Соответствующие параметры нужно принять и утвердить, если не на республиканском уровне, то хотя бы на городском. И только затем можно начать говорить о какой-то экономии ресурсов.

Сегодня же можно констатировать, что государственная политика в области теплоснабжения отсутствует по всем составляющим. Тариф, по которому население платит за тепло, взят с потолка, он не имеет абсолютно никакого отношения к тому количеству тепла, которое мы получаем. В результате тарифная политика – это просто прорва, тарифы все время поднимают и поднимают, для населения они уже непосильные, а для энергетиков – все еще недостаточные. В эту прорву можно еще много чего кинуть, и все равно там все пропадет, пока государство не упорядочит саму систему.

– Каким образом сфера ЖКХ может заинтересовать бизнес?

– Государство должно создать рациональную структуру жилищного хозяйства, в которой будут присутствовать кондоминиумы, некие их ассоциации, решающие совместно с управленцами определенные вопросы, и управляющие сервисные компании, построенные не с нуля, а преобразованные из нынешних КСК. Только тогда ЖКХ будет пусть не высоколиквидным, но вполне рентабельным бизнесом. Это приличный, квалифицированный и, самое главное, стабильный бизнес, не зависящий от экономической ситуации в стране, подорожания кредитов или продуктов питания, снижения платежеспособности населения или каких-то внешних факторов наподобие сегодняшнего кризиса ликвидности. Водопровод и канализация в любом случае должны работать, а двор – подметаться. Я считаю, что это хороший и достойный уважения бизнес для хозяйственников, которые знают, как содержать в порядке чердаки, подвалы, лестничные клетки, как благоустраивать территорию, какие детские площадки или дворовые клубы необходимо построить, сколько денег нужно взять с жильцов, а сколько – с городских властей.

Безусловно, управление кондоминиумом – это бизнес, но нельзя забывать, что это также социальная сфера, и власть не может здесь просто умыть руки. Государство в любом случае обязано вкладывать в ЖКХ, а для того, чтобы частично перевести коммуналку на рыночные отношения, предварительно надо повысить ее привлекательность для частного бизнеса. В общем, чтобы структура ЖКХ действовала так, как я описал выше, государство должно провести мощную целенаправленную работу, четко прописать все правила, сформировать костяк, по которому дальше уже будет работать бизнес.

20.05.08

Айжан ШАЛАБАЕВА, www.and.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.