«Доверять» — не значит «проверять»!

После публикации статьи «Доверие — падчерица контроля» («Только недвижимость» №18 (26) от 6 мая 2008 г.) в нашей редакции не умолкал телефон. Читатели интересуются: зачем в принципе нужна аккредитация испытательных лабораторий строительных материалов? Похоже, что тема, поднятая нашим корреспондентом, серьезно затронула интересы всех игроков этого сектора рынка. Что ж, попытаемся дать надлежащие разъяснения.

После публикации статьи «Доверие — падчерица контроля» («Только недвижимость» №18 (26) от 6 мая 2008 г.) в нашей редакции не умолкал телефон. Читатели интересуются: зачем в принципе нужна аккредитация испытательных лабораторий строительных материалов? Похоже, что тема, поднятая нашим корреспондентом, серьезно затронула интересы всех игроков этого сектора рынка. Что ж, попытаемся дать надлежащие разъяснения.

Его Величество Стандарт

С середины девятнадцатого века понятие «стандарт» стало прочно входить в обиход бизнеса. Первыми его ввели немецкие пивовары, учредившие Золотой стандарт пива. Устанавливался он таким образом: свежесваренным пивом поливалась деревянная скамья, после чего пивовар садился на нее в кожаных штанах. Если пиво было сварено отменно, то оно прилипало к штанам. Сейчас эта методика определения необходимых качеств, свойственных выпущенному продукту, может вызвать только улыбку. К услугам тех, кто рвется на рынок экспорта, приходят испытательные лаборатории, оснащенные новейшим оборудованием. Подтвердив стандарт своей продукции, предприниматель открывает для себя дорогу на рынок Запада.

Увы, стандартизация — это единственная сфера, в реформировании которой наша республика отстает от России. На одиннадцатом форуме предпринимателей это признал Глава государства. Нурсултан Назарбаев призвал вести настойчивую работу по признанию сертификатов соответствия, выдаваемых казахстанскими испытательными лабораториями, во всем мире. Это устранит один из главных нетарифных барьеров, тормозящих наше вхождение в международное торговое поле.

Сделать это очень сложно. Что и говорить, отставание наших лабораторий — особенно в техническом оснащении — разительное. Но сейчас мы стремимся наверстать упущенное. Так, в Стратегии индустриально-инновационного развития обозначена задача перехода на международные стандарты. В этом направлении разрабатывается законопроект «О техническом регулировании». Это обширное понятие включает в себя вопросы, связанные со стандартизацией, метрологией, сертификацией, аккредитацией, государственным контролем.

«Как же так! — возмутится наш читатель. — Выходит, понятие «госконтроль» сохраняется? А ведь обещали «добровольную стандартизацию»!»

Практика показывает, что одно другого не исключает. Но есть некоторые моменты, которые стоит учитывать. В советские времена государство было «едино в трех лицах», одновременно играя роль заказчика, производителя и покупателя. Все подчинялось строгой централизованной государственной регламентации. Сверху вниз спускались готовые нормативы, и многочисленная сеть контролирующих учреждений следила за тем, чтобы предприятия неуклонно их соблюдали: ГОСТ — всему голова. Но все ли сейчас помнят, что ГОСТы на экспортируемую продукцию существенно отличались от ГОСТов на продукцию «для внутреннего пользования»? Разница между ними была как между «Москвичом» в экспортном исполнении и той же автомашиной для советского потребителя.

С падением «железного занавеса» ускорились процессы интеграции стран СНГ в мировое экономическое пространство. Возникла необходимость гармонизации наших стандартов. И такая работа планомерно ведется. Достаточно сказать, что из 600 казахстанских стандартов около 35 процентов уже приведено в соответствие с мировыми требованиями. Подобное происходит и на уровне СНГ, где из 25 тысяч ГОСТов гармонизировано около 40 процентов.

Возрастающие темпы технического развития требуют иного подхода. Теперь к обязательным государство относит лишь те стандарты, соблюдение которых затрагивает сферу безопасности жизни и здоровья граждан, охраны окружающей среды. Эти технические регламенты будут приниматься указами Президента, законами и постановлениями Правительства. Все остальные стандарты станут добровольными, и формирование их будет возложено на исследовательские организации и институты, а также на общественные организации предпринимателей.

«Добровольно» —значит «необязательно»?

«Как можно надеяться, что «железная рука рынка» наведет порядок? Сплошь и рядом мы видим, как предприниматель, стремясь к максимальному извлечению прибыли, пренебрегает ГОСТами и СНиПами…» — этот вопрос нам чаще всего задавали читатели-скептики.

Но суть в том, что отечественному предпринимателю волей-неволей придется соблюдать мировые стандарты. В противном случае он рискует проиграть западному производителю в конкурентной борьбе. Причем ставкой в этой игре становится не только рынок экспортных поставок, но и внутренний потребительский рынок. Заметим, что одним из обязательных условий нашего вхождения в ВТО (да и вообще условием выхода на рынки Запада) станет открытость доступа к отечест-
венному рынку для западных производителей. И тут уж — или пан, или пропал! Понимают ли это наши предприниматели?

Скажем так, не все. Крупные производители экспортоориентированной продукции уже пришли к выводу о необходимости стандартизации. А вот малый и средний бизнес, в общей своей массе, еще далек от понимания этого вопроса. В любом случае, оценку продукции предстоит дать самому потребителю. Каждый товар обладает определенным набором потребительских свойств — цвет, вкус, форма, упаковка и так далее. «Соответствует или не соответствует» — это вопрос личных предпочтений каждого конкретного покупателя. Если качество товара ему не нравится, он просто не приобретает товар, «голосуя своим тенге». Конечно, все эти вопросы тесно связаны и даже переплетены. Особенно в строительстве, где качественные характеристики материалов проверяются с годами.

Что делать — ужесточить контроль? Можно, конечно, повернуть вспять и возродить некое подобие советского народного контроля. Однако не породим ли мы тем самым еще один рычаг давления на предпринимателей?

«Независимый контроль» — что это?

За многовековую мировую историю накоплен достаточный опыт по созданию независимой системы контроля над качеством. В частности, есть институт, который призван обеспечить независимый аудит качества, — это лаборатории по сертификации. В нашей в республике таких организаций около трехсот. Вряд ли этого достаточно. Но проб-
лема в том, что это архизатратная сфера, куда не идет бизнес. Для оснащения лабораторий необходимы ультрасовременное оборудование, помещения, квалифицированные специалисты — все это требует капитальных вложений. Кроме того, рынок таких услуг еще только-только формируется.

Проблема напомнила о себе, когда ввели новый Таможенный кодекс. Согласно документу, казахстанские сертификаторы должны были подтверждать зарубежные сертификаты соответствия. Прошлым летом таможня жестко настояла на этой норме закона. В результате, у таможенных постов стали выстраиваться длинные хвосты автоколонн.

Согласитесь, трудно обеспечить каждый таможенный пост в стране специальными испытательными лабораториями по автомобилям, мебели, фармации, строительным материалам и т. д. Можно, конечно, привлечь астрономические средства, понастроить их за государственный счет и наспех укомплектовать новоиспеченными «специалистами». Но к чему это приведет? Только к одному — к профанации сертификатов. А можно пойти другим путем: гармонизировать стандарты стран-производителей. Страны Европейского союза выбрали именно это.

И вот здесь возрастает роль аккредитационных служб. Задача специалиста по аккредитации — проверить полное соответствие испытательных лабораторий всем международным требованиям. А их — свыше четырехсот! Начиная от менеджмента качества ИСО-2000 и заканчивая всеми техническими требованиями к используемым средствам измерения и испытания.

Более того, самим аккредитаторам нужно соответствовать жестким требованиям, предъявляемым им международным рынком этого вида услуг. В нашей стране необходимой квалификацией, признанной международными организациями в области аккредитации, обладает не более двадцати специалистов.

Аккредитатор должен знать не только всю методику проведения испытаний, но и их организацию. В этом его специфика. Научиться этому можно, только потратив десятилетия своей жизни. Но результат труда специалиста в том, что сертификат аккредитованной им испытательной лаборатории признается всеми странами цивилизованного мира!

Экономический эффект от его работы просчитать нетрудно. Если сегодня наш казахстанский бизнесмен везет произведенный им товар в Россию, Узбекистан или Китай, он вынужден заново проводить его испытания уже в иностранных лабораториях. А это — дополнительные затраты, отражающиеся на стоимости товара. Наша стройиндустрия уже столкнулась с этим: произведенный в Казахстане цемент проходил испытания в российских лабораториях и, ввиду возросшей стоимости, нередко утрачивал ценовую привлекательность для российских строительных компаний.

Гладко было на бумаге…

Но для того чтобы казахстанским аккредитаторам тоже доверяли, стране необходимо стать членом крупнейших международных ассоциаций, таких как ИЛАК и ИАФ, объединяющих 48 стран. Да-да, речь идет именно о тех самых конкурентоспособных державах, в число которых мы, по воле Президента, должны войти.

Но там свои правила игры. Мы уже говорили о несовершенстве технического оснащения и средств измерения казахстанских испытательных лабораторий. Однако это далеко не единственное препятствие на пути признания наших аккредитаторов на международном рынке. Запад требует от нас создания единого национального органа, который вел бы диалог от имени государства. Главное условие — этот орган должен быть независимым (то есть не заниматься никакой иной деятельностью, кроме аккредитования) и негосудар-
ственным.

Чтобы не быть голословными, приведем выдержку из протокола заседания Европейского Парламента от 21 февраля этого года.

«Так как целью аккредитации является обеспечение авторитетного утверждения компетентности органа, выполняющего оценку соответствия, необходимо, чтобы государства-члены ЕС не поддерживали более одного национального органа аккредитации, и гарантировать объективность и беспристрастность его деятельности… Национальные органы аккредитации должны быть вне коммерческой деятельности по оценке соответствия… Национальные органы аккредитации должны признаваться органом, уполномоченным государством, независимо от своего юридического статуса».

Говоря иначе, ЕС считает аккредитацию испытательных лабораторий государственной функцией. Но, ради объективности (а точнее, во избежание давления со стороны госорганов), предлагает делегировать ее одному (!) национальному органу, не входящему в структуру госучреждений. Заметим, что речь не идет о передаче контрольно-надзорных функций. Проверки по-прежнему остаются прерогативой государства.

Почему именно одному органу? Почему аккредитация признается демократичным Западом сферой заведомо неконкурентной, более того — монопольной? Ответ лежит на поверхности. В ряде случаев конкуренция просто невозможна. Представим себе ситуацию, когда проверку состоятельности испытательных лабораторий ведут сразу несколько аккредитационных центров. В принципе, это один и тот же вид услуг. В чем будут заключаться конкурентные преимущества одного центра перед другим? В расценках? Но мы прекрасно знаем, что таит предложение сделать «подешевле». Какова вероятность, что в пылу конкурентной борьбы аккредитатор не закроет глаза на некоторые упущения в работе лаборатории? Последствия будут плачевными: сертификат, выданный такой лабораторией, окажется «липовым». А чего будет стоить авторитетная подпись аккредитатора?

Время не ждет!

Вернемся к предмету нашей предыдущей публикации. Оговоримся, мы совершенно не против того, чтобы аккредитацию испытательных лабораторий осуществляла Национальная торгово-экономическая палата «Ата-мекен». Но вопрос лишь в том, способна ли палата работать в этой сфере. Тем более что на рынке уже существует такой национальный орган, обладающий штатом квалифицированного персонала и соответствующей инфраструктурой.

Новый законопроект, который стал «яблоком раздора» между союзом «Атамекен» и ТОО «Наци-ональный центр аккредитаций», носит название «Об аккредитации в области оценки соответствия». В нем отражены все позиции, на которые нам указывали зарубежные эксперты. Вынуждены признать, что в пылу борьбы с монополизмом члены союза просто не разобрались в сути вопроса. К большому сожалению, в «Атамекене» нет специалистов в этой области. Напомним, что данное общественное объединение получило статус национальной торгово-экономической палаты лишь в прошлом году. До этого союз был создан путем слияния нескольких предпринимательских общин, проявивших лояльность к курсу Правительства.

Предположим, что функции единого национального центра аккредитаций переданы «Атамекену». Сколько времени уйдет на переквалификацию сотрудников палаты? На «наведение мостов» с западными партнерами? На создание соответствующей инфраструктуры?

А между тем время не терпит. Уже к 2012 году Казахстан подарит рынку новые виды продукции — детище Госпрограммы прорывных проектов. Эти продукты сейчас вынашиваются в технопарках, над ними трудятся казахстанские и зарубежные ученые. Речь идет не только о шинах «Нокиа», но и о новых технологиях производства цемента, опалубки, железобетонных блоков. Это — «козырная карта» Казахстана в борьбе за нишу в мировом торговом пространстве.

Успеем ли мы, не погрязнув на междоусобных войнах, подготовить отечественный продукт инноваций к вхождению в международный рынок?

20.05.2008

Алексей Банцикин, www.kn.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.