Дольщику — дольщиково

При слове «дольщики» сразу вспоминается рекламный слоган перестроечных времен: «Дольчики — чертовски хороши!» Такая как бы игра слов. Но вот как-то язык не поворачивается продолжать острить и хохмить на эту тему, потому что для большинства дольщиков надежды обрести крышу над головой обернулись настоящим горем. Чертовски нехорошо им сейчас. Не до юмора, знаете.

При слове «дольщики» сразу вспоминается рекламный слоган перестроечных времен: «Дольчики — чертовски хороши!» Такая как бы игра слов. Но вот как-то язык не поворачивается продолжать острить и хохмить на эту тему, потому что для большинства дольщиков надежды обрести крышу над головой обернулись настоящим горем. Чертовски нехорошо им сейчас. Не до юмора, знаете.

Справедливости ради сразу скажем, что состав дольщиков в Казахстане неоднороден. И обманутые дольщики не всегда синоним дольщикам обездоленным. Есть среди них и такие, кому возможности позволяли прикупить квартирку-другую, чтобы потом сдавать и жить, как говорится, припеваючи. В больших городах страны сегодня, сдавая даже одну квартиру, можно не работать. Мы уж не говорим про две. Нет, боже упаси, никто никого не осуждает: понятия «спекуляция» и «тунеядство» остались в той стране, которой давно нет на карте. Но все-таки больше среди обманутых дольщиков тех, кто ради квартиры в новом доме продал единственную квартиру в старом, влез в долги или в ипотеку, когда большую часть зарплаты относишь в банк, а не тратишь на игрушки или лакомство детям. И так — много-много долгих лет.

Можно только порадоваться, если эти люди относятся к той части дольщиков, у кого компания-застройщик успешно с поставленной задачей справляется, рабочие день и ночь скачут по этажам, как бандарлоги из мультфильма про Маугли, и можно уже потихоньку закупать спиртные напитки на новоселье. Не так хорошо тем, кто доверил свои деньги порядочной строительной компании, которая в силу объективных сложностей, возникших в сфере строительства коммерческого жилья, оказалась зависимой от кредитов и работы приостановила. Временно или навсегда, говорить пока рано: надежда на скорое возобновление строительства остается. Хуже всего тем, которые либо по недобросовестности застройщика, либо по его злому умыслу оказались обманутыми однозначно. Другими словами, застройщик просто исчез и деньги умыкнул.

То есть злой умысел, о котором было упомянуто, возник потом: сначала-то никто никого обманывать не хотел, наоборот — застройщик собирался построить как можно больше и, значит, как можно больше получить. Для этого он набрал кредитов, что давали ему возможность начать возводить этажи. Но лишь начать — дольщиков-то поначалу нашлось не так много, как хотелось. Это ничего, думал застройщик, дольщики найдутся потом, куда денутся! Найдутся и начнут вкладывать деньги, на которые можно будет продолжить строительство. Но они не нашлись.

В силу развития ипотечного кризиса в США спрос на жилье стал падать, кредитные деньги — заканчиваться, а банки принялись все настойчивее требовать возврата. Строить дальше нельзя, новые кредиты взять тоже. Тогда горе-застройщик задает себе извечный вопрос интеллигенции всех времен и народов — что делать? Ответ приходит сам собой: компания берет деньги, которые еще остались, и исчезает. Это — одна из наиболее распространенных схем. В итоге уже правительство было вынуждено морщить лоб и спрашивать себя: что делать?

Как следствие, 6 ноября прошлого года было подписано постановление «Об утверждении Плана первоочередных действий по обеспечению стабильности социально-экономического развития страны», где в части, посвященной жилищному строительству, черным по белому прописано, что предпринять, чтобы устоявшееся словосочетание «обманутые дольщики» навсегда лишилось своей первой составной части. Если в двух словах, то правительство приняло такое решение: проблемный объект передается другому застройщику, акиматам выделяются деньги, те, в свою очередь, выкупают у этого застройщика часть квартир, давая ему таким образом средства, чтобы дом закончить, а дольщики (уже не обманутые) получают крышу над головой. Просто, как все если и не гениальное, то грамотно продуманное.

Говоря более конкретно, Государственная комиссия по вопросам модернизации экономики под председательством премьер-министра РК Карима Масимова определила объекты, на завершение которых правительство затем дало деньги. Таковых объектов по стране оказалось 157, а отношение к ним имели 30 тысяч 357 дольщиков. При этом условием финансирования объекта было наличие положительного решения банка второго уровня о кредитовании застройщика. Оператором реализации этого Плана правительство определило Фонд устойчивого развития «Казына».

Практически сразу в Астане банками второго уровня было открыто финансирование на 81 с половиной миллиард тенге 36-ти жилых комплексов, к которым имеют отношение 8512 дольщиков. В ущерб другим направлениям своей деятельности правительство нашло возможность профинансировать акимат столицы на выкуп квартир в объектах долевого строительства. Из правительственного резерва акиму Астаны был выделен 41 миллиард тенге на приобретение 6 тысяч квартир.

В Алматы на заседании Госкомиссии был утвержден список объектов, куда включили 23 жилых комплекса или 131 строящийся дом. Чтобы их закончить, нужно 69 с половиной миллиардов тенге.

То же самое произошло и в областях, где тоже есть проблемные объекты.

Как подчеркнул 28 мая в своем выступлении перед мажилисменами Карим Масимов, продуманные и взвешенные действия правительства позволили поддержать объемы кредитования строительства в первом квартале текущего года, сохранив темпы роста на уровне 16 процентов, а объем инвестиций в жилищное строительство за четыре прошедших месяца увеличился на 22,6 процента по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Правительство вздохнуло с облегчением: все, что от него зависело в данной ситуации, было сделано. Ключевая же роль в непосредственном решении вопроса проблемных объектов принадлежит местным исполнительным органам, то есть акиматам. Премьер-министр республики Карим Масимов на заседании Государственной комиссии по модернизации экономики 19 мая этого года так и сказал: «По вопросу недобросовестных строительных компаний поручаю акиматам городов Астана и Алматы находить решения — это вопрос ручной работы. Это персональный вопрос за акиматами».

Тут тоже не поспоришь. Даже если порассуждать — ну а кто еще, если не акиматы, должны это делать? Правоохранительные органы могут? Могут. Но вот найдут они беглого подрядчика и даже активы, если таковые остались? Их же все равно не хватит на то, чтобы достроить эти дома. Суды могут? В принципе, тоже, конечно, могут. Но что толку, если они посадят виновного? Закон восторжествует, но обманутым дольщикам-то легче не станет. Парламент может? На законодательном уровне что-то сделать — вне всякого сомнения. Но, опять же, дольщикам от этого не будет ни холодно, ни жарко. Так что воплощение решений правительства упирается теперь только в компетентную и оперативную работу исполнительных органов. Ручная работа!

03.06.2008

Семен ВЕРНИКОВ, www.kp.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.