В бомжи по договору

В семье карагандинцев Антиповых - беда. В «ОКО» они обратились в качестве последней инстанции. В 2003 году они купили жилье, а в 2007 году бывшие совладельцы этой недвижимости подали на них в суд с целью забрать обратно ранее проданную квартиру, которая за прошедшие пять лет подорожала почти в десять раз...

В семье карагандинцев Антиповых - беда. В «ОКО» они обратились в качестве последней инстанции. В 2003 году они купили жилье, а в 2007 году бывшие совладельцы этой недвижимости подали на них в суд с целью забрать обратно ранее проданную квартиру, которая за прошедшие пять лет подорожала почти в десять раз...

Честно говоря, трудно понять логику судей, которые дважды удовлетворили иск бывших совладельцев этой квартиры, признав недействительным договор ее купли-продажи, заверенный 15 августа 2007 года частным нотариусом Мариной Мордасовой. На первый взгляд, договор как договор: гербовый бланк, подписи продавцов и покупателя, печать нотариуса, штамп о регистрации квартиры в «Центре недвижимости». На деле же нечисто-плотный нотариус (и это установлено в суде) сознательно допустила грубейшее нарушение.

В этом договоре неким, так и не установленным, лицом сфальсифицирована подпись как минимум одного из трех прежних совладельцев квартиры - Ольги Шприц. Эта дама никак не могла расписаться в купчей. Она с 1997 года носит фамилию второго мужа Магомадова, с 1999 года постоянно проживает в Израиле и, по данным миграционной полиции, с 2002 по 2004 год не въезжала в Казахстан. И, наконец, Ольга Магомадова (Шприц) родилась в 1975 году, но в договоре нотариус сделала ее на один год «старше». Одной из этих трех ошибок хватает, чтобы усомниться в порядочности нотариуса Мордасовой. Но суд, рассматривая спор относительно купли-продажи квартиры, даже не удосужился вызвать ее в качестве свидетеля. Говорят, горе-нотариус выехала на ПМЖ в Россию. Но разве это освобождает ее от ответственности? Тем более что состряпанный ею договор сегодня угрожает жизни семьи Антиповых из пяти человек, включая несовершеннолетнего внука.

Глава семьи Анатолий Антипов рассказывает: чтобы приобрести квартиру в мкр. «Степной-1», они за неделю до этого продали свою квартиру в мкр. «Восток-2». Решили перебраться на Юго-Восток, и тут как раз их «добрые» знакомые Агибаловы, собравшиеся на ПМЖ в Германию, предложили купить у них искомую «двушку». Договорились о цене в 6 тыс. долларов, собрали необходимые справки и отправились к нотариусу, которого предложила продавец. Заплатив деньги и оформив 15 августа 2003 года злосчастный договор купли-продажи, Антиповы не заподозрили подвоха. Они знали, что младшие Агибаловы (Вадим и уже названная Ольга Магомадова (Шприц) редко бывают в Караганде и у нотариуса их не видели. А на подписи, которые якобы от их имени появились в договоре, не обратили внимания. Всеми формальностями занималась старшая из трех совладельцев - Татьяна Агибалова, которая, как решили Антиповы, полностью согласовала с сыном и бывшей невесткой вопрос о продаже квартиры. Она же лично передала Антиповым по квартирную карту, в которой официальными печатями скреплен тот факт, что в продаваемой квартире никто не прописан.

Почти четыре года семья Антиповых жила - не тужила. Более того, все это время мирно общались с Агибаловыми, которые, приезжая из Германии в Караганду, не раз заходили к ним в гости. А 27 апреля 2007 года их вызвали по повестке в суд и сообщили, что двое из трех бывших совладельцев все эти годы вроде как знать не знали о том, что квартира продана. В сентябре 2006 года Вадим Агибалов без ведома и согласия Антиповых загадочным образом вновь прописывается в бывшей своей квартире. А на суде они с бывшей своей женой и совладелицей Магомадовой (Шприц) утверждают, что квартиру в «Степном» не продавали, в договоре купли-продажи не расписывались и все эти годы считали, что являются ее законными владельцами. Что же касается Антиповых - это, мол, мать пустила их туда пожить на время.

Данная история, как это всегда бывает, изобилует кучей деталей, противоречивых свидетельств и явных несуразностей. И все же суд № 2 района им. Казыбек би, а вслед за ним и гражданская коллегия облсуда выносят решение в пользу истцов, основываясь на их показаниях и не принимая во внимание показания свидетелей в пользу Антиповых. Например, о том, что истцы не могли не знать в 2003 году о продаже злополучной квартиры. Вердикт суда - как приговор: договор купли-продажи от 15.08.2003 г. признать недействительным, в удовлетворении встречного иска А. Антипова о признании его добросовестным приобретателем - отказать.

Для семьи из пяти человек этот вердикт сродни катастрофе. Если решение суда вступит в законную силу, и у них отберут квартиру (вернув при этом 6 тыс. долларов, которые они выплатили в 2003 году), то деваться им некуда. На эти деньги ничего не купишь, другого жилья у скромных тружеников нет, поэтому придется им осваивать чужие углы или попросту бомжевать. Фемида на их счет не церемонится, а многочисленные обращения в надзорные и правоохранительные органы результата не возымели.

Почему так произошло? Говорят, незнание закона (в данном случае «узких» нотариальных формальностей) от ответственности не освобождает. Излишняя доверчивость «друзьям» и знакомым тоже наказуема. И все же почему наши судьи, разбираясь в данной коллизии, не учитывают очевидные мотивы сторон и морально-нравственный аспект их поступков?

Любому понятно, что злого умысла у Антиповых не было. Не было у этих людей и самой возможности его реализовать. Деньги за купленную квартиру они выплатили, четыре года добросовестно оплачивали коммуналку и налоги, да, и не в их интересах было как-то «химичить» при покупке квартиры, закладывая самим себе «мину замедленного действия». А главное, почему истцы адресуют претензии Антиповым, а не третьей совладелице - своей матери и свекрови Татьяне Агибаловой, которая-то уж точно подписывала договор купли-продажи и точно получила за проданную квартиру полный расчет?

Словом, в этой ситуации - масса вопросов, на которые суд не посчитал необходимым дать вразумительных ответов. Ряд признаков свидетельствует о явном мошенничестве. То, что служебный подлог совершила нотариус Мордасова, видно невооруженным глазом. Однако нотариус - в стороне. Потенциальная возможность нарушений или недобросовестности со стороны основного продавца даже не исследуется. Зато виновными в этой ситуации признаются люди, которые просто не знали всех нотариальных формальностей, что через четыре года привело их к столь плачевному итогу. Частный, казалось бы, случай, но он красноречиво говорит о незащищенности и бесправности любого из нас. Завтра на месте Антиповых может оказаться каждый. Остается только пожелать людям в погонах и судейских мантиях представить себя на их месте: купили жилье, расписались в договоре, зарегистрировали его, как положено, затем четыре года пожили, и все - с вещами на улицу. Как вам такая перспектива?

06.06.2008

Вадим ШИРОКОБОРОДОВ, www.oko.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.