Кредитная удавка

Один мой коллега взял кредит под залог квартиры. Это было начало 2007 года, ставка составляла всего десять процентов годовых, срок погашения - семь лет. Он считал, что ему крупно повезло. Рано радовался. В декабре 2007-го коллеге позвонили из банка и сухо оповестили, что увеличивают ставку до 12 процентов годовых.

Один мой коллега взял кредит под залог квартиры. Это было начало 2007 года, ставка составляла всего десять процентов годовых, срок погашения - семь лет. Он считал, что ему крупно повезло.

Рано радовался. В декабре 2007-го коллеге позвонили из банка и сухо оповестили, что увеличивают ставку до 12 процентов годовых. Он удивился, полез смотреть свой договор с банком и действительно нашел там соответствующий пункт 3.1.8, состоящий всего из трех предложений.

В первом предложении коротко и ясно, всего в 95 словах, банк оговаривал за собой право изменять процентную ставку. Следующие два предлагали ему в случае несогласия досрочно погасить семилетний кредит за семь дней.

Делать нечего, стал платить 12 процентов. Но очень недолго - в апреле его вызвали в банк и уведомили о повышении ставки до 16 процентов. Там же он вдруг узнал, что до сих пор с него вычитали 14 процентов, а если он в кратчайший срок не принесет какие-то необходимые банку бумажки, то ставка будет увеличена и до 18 процентов.

- А может быть так, что вы в одностороннем порядке увеличите ставку за кредит до ста процентов в год? - осторожно поинтересовался он у банковской администраторши. - Или, скажем, до двухсот?

- Надеюсь, до этого не дойдет, - белозубо улыбнулась администратор.

Параграф 3.1.8

Надежда - наш компас земной. Но, вернувшись домой, коллега вновь внимательно перечитал этот самый пункт 3.1.8 договора и уяснил, что поводом к увеличению ставки могут быть следующие обстоятельства:

- изменения финансового или кредитного рынка;

- изменения источника финансирования операций банка;

- изменения источников или условий привлечения заемных ресурсов;

- принятие новых нормативных актов Республики Казахстан;

- внесение изменений или дополнений в действующие акты Республики Казахстан;

- изменение ставки рефинансирования;

- изменение курса любой иностранной валюты к тенге;

- инфляция;

- девальвация;

- удорожание привлекаемых банком депозитов;

- и др.

Итого перечислено 11 веских, но не слишком точно (относительно честных) определенных причин, обязывающих его компенсировать кредитные риски банка из своего собственного кармана.

Тяжело представить, что на протяжении семи лет действия договора не будет меняться законодательство, не прыгнут курсы валют, останется на нуле инфляция или же у банка что-нибудь там не произойдет с привлекаемыми ресурсами. То есть фактически банк может по своему усмотрению и в одностороннем порядке увеличить ставку по кредитам в любое время. Например, через секунду после того, как высохнут чернила на страницах кредитного договора. Или, наоборот, за неделю до его окончания - когда клиент будет наивно полагать, что он в одном шаге от погашения кредита.

Также коллега уяснил себе, что рост ставки по кредитам, согласно договору, ничем не ограничен. Она не привязана ни к инфляции, ни к девальвации, ни к ставке рефинансирования, ни к LIBOR, вообще ни к чему! Над ней только голубое небо! И даже периодичность не указана, когда банк может ее повышать - скажем, раз в год или в квартал, да хоть три раза в день!

И коллега понял, что он "попал". Сейчас он продает машину и занимает у всех деньги на досрочное погашение кредита. Рассчитаться хочет внезапно, чтобы банк не успел затянуть удавку на его шее.

Крючки и червячки

А что произойдет, если мой знакомый попробует опротестовать повышение процентной ставки через суд?

- Вы внимательно договор читали, прежде чем его подписать? - спросит судья. - Сам же сунул свою башку в петлю, чего теперь от меня хочешь? - этого судья уже, конечно, не скажет, это он подумает.

То есть вершитель правосудия рассматривает банк и банковского клиента как равноправных субъектов гражданских взаимоотношений, дееспособных, обладающих разумом, свободной волей и даже юридической грамотностью. Но ведь фактически это совершенно не так! Равноправия между банком и заемщиком не больше, чем у Насреддина с его ишаком!

Банк в практике клиента первый, клиент у банка - сто тысяч первый. Клиент принимает решение о займе, ориентируясь на рекламу, мнение жены и, не в последнюю очередь, руководствуясь стадным инстинктом. Банкира же много лет учили, как надо правильно расставлять подводные камни, чтобы ни один клиент не ушел неощипанным.

Не будем затрагивать случаи, когда кредит под ведение бизнеса берет предприниматель. Юрист предприятия должен с параноической педантичностью изучить в договоре все написанное мелким шрифтом до последней точки и выявить все ямы и ловушки. Иначе хозяин зря платит ему деньги. Там пункт 3.1.8 не пройдет! Но бизнес в стране последнее время что-то тормозит, и многие банки объявляют, что теперь они ориентируются на обслуживание физических лиц. Вот так бы волки объявили, что отныне ориентируются на зайцев.

А физическое лицо чаще берет кредит не на бизнес, а на жилье или на машину, без которой сейчас совсем никуда, или на образование детей. Физическое лицо, хоть лопни, не способно понять смысл предложения, напечатанного на 12-й странице договора мелким шрифтом и состоящего из 95 слов. Его отношения с банком - это отнюдь не сделка двух прожженных бизнесменов. Это отношение между потребителем и поставщиком услуги. И, как потребитель, клиент банка должен быть честно и подробно информирован обо всех свойствах предлагаемого ему продукта. Но разве такое бывает?

Банкиры с удовольствием публично разглагольствуют о предлагаемых линейках кредитных продуктов или новых видах сервиса. Но кто слышал, чтобы они рассказывали населению об эффективной процентной ставке, скрытых комиссиях, штрафах при досрочном погашении кредита или процентах за кредит с элементами непредсказуемости? Часто в пример приводится Запад, где все живут в рассрочку. Но вряд ли просвещенный европеец будет иметь дело с банком, умеющим так ловко переобуваться на ходу.

Клиент чаще всего юридически малограмотен - и банк этим пользуется. Неосведомленность клиента - это самый главный банковский актив, дороже золота и ценных бумаг. Впрочем, если вдруг и найдется умник, не согласный с кабальным пунктом договора, ну и что? Он так и уйдет из офиса, несолоно хлебавши. А банк заключит договор кредитования с другим клиентом, не таким разборчивым.

Ничто не ново

Кстати сказать, в России это уже проходили. Там, правда, более болезненным было не одностороннее повышение ставок по кредитам, а ее зеркальное отражение - бесцеремонное понижение ставок по депозитам.

Например, в 1993 году Сберегательный банк Российской Федерации начал активную рекламную кампанию новой банковской услуги - договор срочного банковского вклада "Целевой вклад на детей" сроком на 10 лет. Доход 190 процентов годовых, ежегодно производится начисление процентов на проценты. При внесении вклада в сумме 10 000 руб., при выполнении всех условий через 10 лет вкладчик получит 420 707 298 руб.

Подумайте о ваших детях и внуках! И не забудьте, что только в Сбербанке сохранность ваших вкладов гарантируется государством!

В итоге на данное предложение откликнулись тысячи граждан. Но, когда в 2003-2004 гг. вкладчики стали обращаться в банк за вкладами и начисленными в течение 10 лет процентами, выяснилось, что уже с 1 июля 1994 г. Сберегательный банк РФ в одностороннем порядке и без какого-либо уведомления вкладчиков неоднократно снижал процентную ставку, в конце концов доведя ее до 16 процентов. Соответственно, вместо ожидаемых 420 707 298 руб., или 15119 USD, вкладчикам предлагалось получить чуть более 370 рублей, что составляет 13 долларов. Гениально, не правда ли? И как только наши банкиры до этого не додумались!

Далее на Руси пошли бесконечные судебные процессы, решения и вердикты судов многократно опротестовывались и менялись то в одну, то в другую сторону. С противоречащими друг другу заявлениями и разъяснениями выступали Конституционный суд РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, Президиум Верховного суда РФ и даже Министерство по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства России.

Точку 19 октября 2007 года поставила Государственная дума, запретив кредитным организациям в одностороннем порядке изменять, в том числе и уменьшать, определенные договором процентные ставки по срочным вкладам. До кредитов у Думы руки не дошли.

Мало вероятности, что аналогичный запрет будет введен и у нас - у банков в отличие от их клиентов очень сильное лобби. Но все же совершенно необходимо обязать банки не менять процентную ставку или по крайней мере четко определять условия и размеры ее повышения: например, ставка рефинансирования + N пунктов. На четко установленную величину и при однозначно сформулированных условиях, а не потому, что банкиру стыдно выехать в свет на своем стареньком "Майбахе".

Надо законодательно запретить банкам играть с процентами. Почему? По той же самой причине, по которой запрещают смазывать маслом клапан кислородного баллона, заливать бензин в пластмассовую канистру или курить на пороховом складе. Потому что это взрывоопасно. Бабахнет - мало не покажется никому.

07.06.2008

Александр КАМИНСКИЙ, www.express-k.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.