Мы к вам пришли навеки поселиться

Как суды всех инстанций обязали 82-летнюю старушку продать свою недвижимость со скидкой в 2,5 миллиона тенге Марина МАТЮХИНА винит себя во всем, что случилось с ее матерью. - Не только маму, я всю нашу семью поставила на колени, и ведь из лучших побуждений, - говорит Марина. - У нас была квартира на четвертом этаже старой “хрущевки”.

Как суды всех инстанций обязали 82-летнюю старушку продать свою недвижимость со скидкой в 2,5 миллиона тенге

Марина МАТЮХИНА винит себя во всем, что случилось с ее матерью.

- Не только маму, я всю нашу семью поставила на колени, и ведь из лучших побуждений, - говорит Марина. - У нас была квартира на четвертом этаже старой “хрущевки”. Двое детей, муж - кандидат наук, чтобы прокормить семью, занялся ремонтом автомашин. Но аренда помещения под СТО обходилась безумно дорого, да и маме, инвалиду второй группы, требовался уход, а она после смерти папы жила одна. Поэтому мы решили продать свою квартиру и мамин домик, а на вырученные деньги построить дом - достаточно просторный, чтобы и жить в нем всем вместе, и мастерскую там же разместить...

В мае 2006 года на жилье Анастасии ДЕМИДОВОЙ, матери Марины, нашлись покупатели - семья Алии ДАВЛЕТОВОЙ. Цена за четырехкомнатный каркасно-камышитовый домик - 6,5 миллиона тенге - их вполне устраивала. Вручив Анастасии Александровне небольшой задаток, они пообещали окончательно рассчитаться при нотариальном удостоверении договора купли-продажи и попросили разрешения пожить в доме, пока она не приведет в порядок все необходимые документы.

Обрадованная удачной сделкой бабушка доверчиво отдала им ключи от своего дома. А вот оформление бумаг затянулось на полгода. Все это время Давлетовы небольшими порциями передавали деньги, выплатив бабушке в общей сложности четыре миллиона тенге. Но как только пакет документов был собран - платить перестали.

Демидова и ее дочь заволновались и начали искать других покупателей. С Давлетовой они заключили предварительный договор об окончательном расчете до 15 февраля 2007 года. Нарушив условия договора, продавец обязывался выплатить другой стороне восемь миллионов тенге, то есть двойной задаток.

15 февраля покупательница на “стрелку” не явилась. К своему изумлению, Анастасия Александровна и Марина узнали, что еще 13 февраля - аккурат за двое суток до истечения срока - та подала на них в суд. В исковом заявлении Давлетова просила признать действительным договор купли-продажи дома за 6,5 миллиона тенге, поскольку она уже “фактически исполнила свои обязательства”. Мать и дочь подали встречный иск - о выселении неплатежеспособной покупательницы и ее домочадцев.

Разбирательство тянулось почти полгода. Денег, которые покупательница готова была отдать “в любую минуту”, Марина и Анастасия Александровна так и не увидели. В итоге Медеуский райсуд южной столицы вынес решение: Давлетовой в иске отказать и выселить ее из оспариваемого дома, обязав возместить Демидовой судебные издержки в размере свыше 60 тысяч тенге и 52 тысячи тенге - в доход государства.

Рассмотрев апелляционную жалобу Давлетовой, коллегия по гражданским делам Алматинского горсуда отменила решение нижестоящей инстанции и обязала старушку отдать недвижимость. Сама, мол, виновата: тебя же просили подтвердить свои намерения, а ты не пожелала ответить.

И тут мать и дочь обнаружили, что в материалах, которые рассматривала коллегия, имеется другое исковое заявление, датированное тем же днем, что и первоначальный вариант. В нем добавилась строчка: “12.02.2007 г. мной в адрес ответчицы было направлено предложение заключить со мной основной договор, но ответа я не получила”.

Любой алматинец подтвердит, что доставка писем в течение одних суток, да еще туда-обратно, попросту невозможна. Кстати, Казпочта выдала бабушке справку о том, что в течение февраля 2007 года писем ей никто не отправлял. Но откуда вообще взялось упоминание о письме?

А вот откуда. Статья 154 Гражданского кодекса РК гласит: “Если сделка, требующая нотариального удостоверения, фактически исполнена сторонами либо одной из сторон и при этом не противоречит законодательству и не нарушает прав третьих лиц, то суд по заявлению заинтересованной стороны вправе признать эту сделку действительной”. Он и признал, начисто проигнорировав доводы истца и отсутствие денег у продавца.

Интересная деталь: именно с момента подачи апелляции в тяжбе приняла участие родственница Давлетовой Сания, которую в июле 2006 года Медеуский райсуд приговорил к пяти с половиной годам лишения свободы с двухлетним испытательным сроком за... мошенничество с квартирами.

Надзорная коллегия горсуда отфутболила жалобу бабушки, поскольку никаких нарушений законности не усмотрела. Вышестоящая инстанция - надзорная коллегия Верховного суда РК - оставила постановление коллегии горсуда в силе, также не заметив перевернутых с ног на голову фактов. А замадминистратора судов города Алматы словно в насмешку известил Демидову о том, что дом ее находится под арестом, а сама она обязана незамедлительно принять от покупательницы оставшиеся 2,5 миллиона тенге. Вся беда в том, что принимать-то нечего: деньги ей по сей день отдавать никто не спешит.

Комментарий в тему

Земфира МАКАЕВА, специалист по сделкам с недвижимостью:

- Бабушку “сделали” красиво. Демидова - простой человек, всех вокруг считает такими же честными и добропорядочными, как и она сама, потому и ключи посторонним людям отдала: “Раз обещали - заплатят”.

Однако дом, коль скоро на него наложен арест, а полного расчета не было, остается за Демидовой, хотя и живут в нем посторонние люди. Именно посторонние - не квартиранты и не законные собственники. Возможно, что денег у них вообще нет. Внесли задаток, думали, что времени хватит расплатиться, тем более что оформление документов на недвижимость - дело небыстрое. Но грянул кризис, изыскать нужную сумму оказалось невозможно, вот они и закрутились, как уж на сковородке...

Избежать неприятностей в подобной ситуации можно только одним способом: ни в коем случае не передавать имущество до полного расчета за него! При рассрочке либо отсрочке платежей сильно рискуют оба участника сделки. Например, за год, пока тянулось судебное разбирательство, квартиры подорожали, и продавец требует доплату. Бывает и так: продавец умирает, так и не получив всю причитавшуюся сумму, а дети, о наличии которых покупатель и не подозревал, заявляют свои права на наследство: дескать, мы, дядя, знать не знаем о планах покойного родителя и денег, о которых ты говоришь, в глаза не видели, так что выметайся из нашего дома подобру-поздорову...

25.06.2008

Анатолий НИКОЛЬСКИЙ, www.time.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.