Коля - Серику: Пусть полицейский освободит квартиру!

19-летний бывший детдомовец Николай ПОПОВ обратился к акиму Актюбинска Серику НОКИНУ, чтобы он попросил брата Патриса НОКИНА, начальника областного ДВД, чтобы он попросил своего подчиненного освободить квартируКоли. В детстве он и представить себе не мог, что судьба сыграет с ним такую злую шутку. - У нас была большая семья: бабушка, родители и мы - ребятишки, - говорит Коля. - Можно сказать, суперская семья - сплошь потомственные геологоразведчики.

19-летний бывший детдомовец Николай ПОПОВ обратился к акиму Актюбинска Серику НОКИНУ, чтобы он попросил брата Патриса НОКИНА, начальника областного ДВД, чтобы он попросил своего подчиненного освободить квартируКоли.

В детстве он и представить себе не мог, что судьба сыграет с ним такую злую шутку.

kolaserik.jpg- У нас была большая семья: бабушка, родители и мы - ребятишки, - говорит Коля. - Можно сказать, суперская семья - сплошь потомственные геологоразведчики. Все было хорошо, и уж если я плакал или капризничал, то только потому, что дома закончилось какао или мне сделали бутерброд не с той колбасой, которую я любил.

Парень вздыхает: к сожалению, все хорошее когда-нибудь кончается, особенно если взрослые перестают стремиться приумножать то, что уже имеют. В какой-то момент отец с матерью “разбежались”, но Коля остался проживать с отцом в бабушкиной квартире. Мать ушла к своим родственникам, забрав с собой младших братьев и сестренку.

- Но батя потом забомжевал, и уже более двух лет его никто не видел, - говорит с грустью Коля. - Мама запила, и ее лишили родительских прав. Вы не думайте, они хоть и разошлись, но никогда законно не разводились!

А Николай Попов пять лет назад вместе с двумя братьями и сестренкой оказался в Алгинском детском доме.

- Младшие сразу привыкли к новому месту, - продолжает Попов, - а вот мне к светлым стенам, новой кровати, чистой постели и вкусной еде привыкнуть так и не удалось - сбегал все время. Сколько раз воспитатели находили меня в самых неожиданных местах и возвращали назад. Такие молодцы. Потом, правда, ругали. Говорили, что я своим примером заражаю других. В общем, ужасно…

Но ведь делал ноги Попов не оттого, что кому-то хотел насолить. Просто надеялся, что у родителей все нормализуется. Но, явившись домой, заставал прежнюю обстановку. А ведь мечтал, что мама перед сном погладит его по голове, заботливо уложит в постель и скажет такие слова, которые никто иной произнести не сумеет: “Спи, моя лапонька”.

Сейчас эти детские переживания Коля вспоминает уже без боли. Слишком сурова была реальность, да и былого не вернуть. Хотя…

- Я не имею права так жить. И превратиться в бомжа, - уверен Коля. - Тем более что у меня есть братья и сестренка. Кстати, Егорка мой - чемпион области по боксу, Катька на одни пятерки и четверки учится, и Олежка ничего. Я просто обязан о них заботиться. Да и не один я. Директор детдома не раз заступался за тех или иных выпускников, которым некуда идти, хотя за ними числилось жилье.

Когда Коля покинул детдом, первым делом он отправился в орган опеки.

Но каково же было его удивление, когда в городском акимате Попову сообщили, что за ним закреплен не угол, а целая квартира.

- У моей бабушки по отцовской линии была квартира по улице Ливенцова, - говорит Николай. - Когда нас определили в детдом, думал, всё - наши ее лишились. А мне выдали целый пакет необходимых документов на нее и постановление замакима Актюбинска, что данное жилье закреплено за мной.

Однако заселиться Попову с первого раза не удалось. Когда он поднялся на четвертый этаж, то сразу приметил: дверь стоит новая.

- Я постучался, открыл совершенно посторонний человек. Спросил: чего надо? - вспоминает Попов. - Потом узнал, в моей квартире проживает полицейский.

Разговор не получился. Полицейский и слушать не хотел новоявленного хозяина.

- Мне эта “двушка” досталась как служебное жилье сотруднику полиции, проработавшему в правоохранительных органах около 15 лет, - говорит капитан полиции Тулеген АЙЖАНОВ.

У полицейского своя правда.

- Соседи свидетели: здесь в 2003 году был притон, - говорит капитан полиции. - Я сделал ремонт на сумму более чем 1 миллион тенге. В общем, квартира мне досталась в ужасном состоянии. Кроме того, гляньте: вот закон об органах внутренних дел РК, где говорится, что я не могу выселиться из служебного жилья, если мне не будет предоставлено другое!

Сейчас Николай Попов устроился мебельщиком, получает чуть более 30 тысяч тенге, снимает угол. Он просит руководство Актюбинского городского акимата и областного ДВД о следующем:

- То, что мои родители проживали в квартире по Ливенцова, - факт, как и то, что за мной, моими братьями и сестрой закреплена эта квартира, - говорит Николай Попов. - Сестренка больше всех беспокоится, переживает и за меня, и за Егора. Ему же тоже в следующем году выпускаться. Поэтому я очень прошу: пусть аким города Серик Нокин вернет то, что принадлежит мне, а его брат Патрис Нокин закроет квартирный вопрос своего подчиненного по совести и по закону! Ну посудите сами: почему решаются чьи-то проблемы за счет меня?!.

26.06.2008

Акмарал МАЙКОЗОВА, www.time.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.