Закон и человечность

Родственники делят жилье. Сегодня – это типичная картина. Более того, даже решается она вполне цивилизованно – в суде. В результате один из братьев выселен из дома без предоставления другого жилого помещения – формально абсолютно законное решение, если бы не одно но: гражданин этот страдает серьезным психическим заболеванием. Будущее его вполне предсказуемо. Его ждет улица, ведь даже в специальное учреждение ему попасть будет очень нелегко, да и практически невозможно – в нашем обществе для таких граждан это не предусмотрено.

Родственники делят жилье. Сегодня – это типичная картина. Более того, даже решается она вполне цивилизованно – в суде. В результате один из братьев выселен из дома без предоставления другого жилого помещения – формально абсолютно законное решение, если бы не одно но: гражданин этот страдает серьезным психическим заболеванием. Будущее его вполне предсказуемо. Его ждет улица, ведь даже в специальное учреждение ему попасть будет очень нелегко, да и практически невозможно – в нашем обществе для таких граждан это не предусмотрено.

Оговоримся сразу, в этом конкретном случае все вовсе не так безнадежно и бесчеловечно. Действительно, два брата, один из которых – Михаил – болен шизофренией, но считается дееспособным. Официально он не является совладельцем жилья, просто проживает в доме. Суд, по сути, и не мог принять другого решения. Более того, по-человечески можно понять и его брата – Ивана, по словам которого жить с Михаилом было невыносимо – неуравновешенный характер, злоупотребление спиртным, конфликты с соседями, да и просто постоянная потенциальная опасность, как для окружающих, так и для самого дома. В знак протеста или в приступах заболевания Михаил разжигал костры в доме, устраивал скандалы, не оплачивал коммунальные услуги и многое другое. Безусловно, это очень тяжело. Опять же Иван уверяет, что и не собирается выставлять Михаила на улицу – брат все-таки, просто хотел его немного приструнить, да … уберечь дом от квартирных мошенников – сколько сейчас развелось аферистов, которые могут легко войти в доверие к наивному Михаилу и обманным путем заберут жилье.

Справедливости ради, надо отметить, что сейчас, после того, как решение суда вступило в законную силу, Михаил действительно продолжает жить в доме. Но что будет завтра? И дело даже не в том, что у Ивана в один прекрасный день пусть даже и из-за выходок больного брата может просто лопнуть терпение, а в том, что податься в этом случае Михаилу будет просто некуда. В законодательстве нашего общества здесь пока пробел. И таких, как Михаил – неустроенных людей, страдающих психическими заболеваниями, к тому же еще и сопровождаемыми алкоголизмом или наркоманией – очень много.

– В нашей практике немало случаев, когда, пребывая на принудительном лечении по своему заболеванию, больные теряют свое жилье, – говорит главный врач ВК ОПНД Надежда Власова. – Родственники, не скажу, что всегда исключительно из корыстных побуждений, но пользуются такой ситуацией. Их понять можно – тяжело жить с больным человеком, но бывает и так, что близкие именно с расчетом на заболевание, провоцируют психически больных людей. Они знают, что реакция может быть неадекватная. Потом же, пока больной находится на лечении по своему заболеванию, они оформляют жилье на себя. Больной же остается без жил-площади.

Что касается данного случая, то Михаила в диспансере, конечно же, знают. Более того, здесь заверили, что его попытки еще задолго до вынесенного решения доказать, что и он имеет полное право на свою долю в доме (вся дележка-то и началась после смерти матери братьев) – вовсе «не бред сумасшедшего». По словам Михаила, брат оформил дом на себя, пока он сам находился на лечении в психиатрическом учреждении. Другое дело, что к доводам Михаила, узнав о диагнозе, особо никто не стал прислушиваться

– Мы отправили письма в акимат города, – говорит Надежда Власова, – такие пациенты имеют право на первоочередное получение жилья. Учитывая решение суда, хотели приостановить его исполнение, но получили ответ, что можно поставить его в льготную очередь на жилье. Но там такая очередь!

Единственное, что могут в ПНД сделать для Михаила это определить его на постоянное местожительства в медико-санитарное учреждение для лиц, страдающих нервно-психическими заболеваниями, или психиатрическую больницу. Но пока опять же – поставить в очередь потому, как и туда попасть сразу, тоже невозможно – придется ждать, пока освободится место. В области три подобных заведения, но есть и противопоказания для помещения. Одним из них является алкоголизм, другим – наркомания, а ведь эти заболевания очень часто бывают сопутствующими психической болезни. Выходит, что наш Михаил – очень даже нежеланный пациент в этих учреждениях, а определить его в интернат нет возможности. Другой вопрос, почему должны ущемляться права пусть больного, но вполне дееспособного человека. Михаил в состоянии обеспечивать себя продуктами, ухаживать за собой, квартирой, он получает пенсию, вполне разумно тратит деньги, знает о своем заболевании и сам (!) приходит в диспансер для получения необходимого лечения.

– Это наш пациент, мы не можем от него отказаться, но помочь таким, как он, не всегда у нас получается, – говорит г-жа Власова. – Опять же одно здравоохранение не может взять на себя решение этой проблем. Выставить диагноз и провести лечение – это еще не значит помочь пациенту. Но вынести такое судебное решение и оставить человека на улице, это просто антигуманно.

Что же касается самой проблемы, то стоит она, по словам Надежды Власовой, достаточно остро. Статистику подобных случаев в ПНД не ведут, но последний подобный случай – менее чем полугодовой давности. История похожа: у больного умерли престарелые родители, а родственники, злоупотребив его доверием, оформили квартиру на себя, оставив человека на улице. Больного поместили в интернат. В выигрыше остались его родственники: и от обузы избавились, и квартиру приобрели.

07.07.2008

Юлия ЧЕРНЯВСКАЯ, www.megapolis.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.