Жаркое лето для бизнеса

К осени правительство должно представить в парламент три проекта: Налоговый, Таможенный и Бюджетный кодексы. Это лето для предпринимательских отраслевых объединений выдалось особенно ответственным, можно сказать, необычайно жарким: к осени в парламент Казахстана правительством РК будут представлены три важных документа, определяющих дальнейшую судьбу отечественной экономики.

К осени правительство должно представить в парламент три проекта: Налоговый, Таможенный и Бюджетный кодексы.

Это лето для предпринимательских отраслевых объединений выдалось особенно ответственным, можно сказать, необычайно жарким: к осени в парламент Казахстана правительством РК будут представлены три важных документа, определяющих дальнейшую судьбу отечественной экономики. Прежде всего речь идет о проекте нового Налогового кодекса, который, согласно заявлениям властей, должен способствовать изменению структуры казахстанской экономики через диверсификацию отраслей, стимулировать развитие несырьевого сектора.

Постановка такой цели уже сама по себе предполагает бурные обсуждения, поскольку речь идет о том, чтобы снизить налоговую нагрузку для тех, кто работает в реальном секторе экономики. За счет ее увеличения в сырьевом секторе. Задача, конечно, не из легких, но правительство уже не раз заявляло об этом.

О том же «прямым текстом» сказано и в февральском Послании президента РК, который все эти годы активно поддерживал недропользователей, призывая, однако, их инвестировать и в другие сектора. Теперь и глава государства вроде как намерен строить отношения с крупным бизнесом по-новому: не на одних призывах. Правда, насколько это удается на данном этапе – это уже отдельная серьезная тема, хотя ход обсуждения проекта Налогового кодекса, ответные шаги властей на атаку лоббистских структур показательны.

Представители таких структур признают, что далеко не в каждой стране частный бизнес может открыто защищать свои интересы через легитимные лоббистские организации. Например, отраслевые ассоциации, которых у нас немало или даже НПО. Ассоциация «Казэнержи», членами которой являются и крупные иностранные нефтедобывающие компании, работающие в Казахстане, тоже выступает под статусом неправительственной организации. Ситуация выглядит и впрямь неординарной.

С одной стороны, например, ExxonMobil – транснациональная компания, имеющая собственные интересы в Казахстане, иногда далеко не совпадающие с казахстанскими, с другой – она в роли протестного электората, выступающего с какой-нибудь гражданской инициативой. Например, «долой новые экологические нормы, снижающие доходы недропользователей» или «долой новые налоги и пошлины». Это, конечно, утрированный вариант, но суть складывающейся ситуации представляется такой.

Время от времени инвесторы, пришедшие в добывающий сектор, конечно, заявляли о новых намерениях, проектах в других отраслях, но реально ничего не происходило. Все, впрочем, объяснимо: в условиях высоких цен на нефть и металлы экспорт сырья из Казахстана очень выгоден. Кто откажется от бурения скважин или добычи руды, сулящей реальные доходы через два-три месяца, чтобы в течение нескольких лет создавать на пустом месте высокотехнологичное производство, а потом надеяться на удачу, чтобы вернуть вложения еще через несколько лет?

Одним словом, инициируя принятие нового Налогового кодекса, власти решили перейти к более действенным фискальным инструментам. В эти же летние месяцы правительство РК представит в парламент наряду с Налоговым также проекты Таможенного и Бюджетного кодексов, которые должны вступить в действие с 1 января 2009 года. Все три документа в какой-то степени взаимоувязаны и должны быть пронизаны единой целью. Для их обсуждения и принятия осталось всего полгода.

Презентация концептуальных положений

Состоявшаяся в Астане с участием премьер-министра Карима Масимова презентация проекта нового Налогового кодекса вызвала разные оценки. Хотя в опубликованных после «круглого стола» статьях эксперты оценивали в основном представленные Министерством экономики и бюджетного планирования концептуальные подходы. В отсутствие каких-либо официальных конкретных цифр по значимым налогам пока сложно делать однозначные выводы о том, каким будет документ в итоге: удастся ли правительству добиться первоначально заявленной цели – диверсификации экономики через новую фискальную политику.

Вместе с тем Карим Масимов напомнил, что принципиальная позиция правительства заключается в том, что налоговая политика должна быть ориентирована на модернизацию экономики и должна стать действенным инструментом улучшения делового и инвестиционного климата. По его словам, «снижение налоговой нагрузки для несырьевого сектора и развития малого и среднего бизнеса - это и есть основной двигатель новых реформ в налоговой системе».

Представленный МЭБП РК участникам «круглого стола» проект «Основные направления реформирования налогообложения» содержит 11 разделов: от детализации Налогового кодекса с целью реализации принципа «закона прямого действия» до конкретных положений налогового администрирования. Каких-либо ставок по корпоративному подоходному налогу, налогу на добавленную стоимость, по социальному налогу, а также иным бюджетным и внебюджетным платежам этот документ не содержит. Однако само по себе это может ни о чем не говорить, если не вчитываться в концептуальные положения.

Говоря о представленном проекте в интервью журналистам, вице-премьер РК Ербол Орынбаев отметил, что реформирование действующего налогообложения осуществляется в соответствии с лучшей международной практикой и интересами экономического развития государства. Однако если судить по отзывам многих казахстанских предпринимателей, работающих в несырьевом секторе, такая оценка выглядит преждевременной.

Десятый эшелон остается закрытым

Реформирование налогообложения недропользователей можно назвать одной из актуальных тем, к которой приковано внимание общества. С одной стороны, это сектор, формирующий ВВП и экспорт Казахстана. С другой -ы назвать аналогичной его роль в бюджетных доходах не каждый решится. Темпы роста объемов средств в Национальном фонде Казахстана, где аккумулируются пока только поступления от нефтедобывающего сектора, можно назвать относительными.

За годы с момента создания размер Нацфонда едва достиг четверти ВВП страны. В сравнении с другими странами, скажем, с соседней Россией или Норвегией это значительно меньше, хотя на этот сектор программой местных властей «Казахстан-2030» возлагаются большие надежды. Но насколько адекватна отдача при нынешних высоких ценах на нефть и оправдываются ли ожидания властей? Наверное, если бы все шло, как и было задумано, – кардинального реформирования налоговой, таможенной системы и Бюджетного кодекса не потребовалось бы. Слишком стало очевидным, что сырьевой статус Казахстана все более усиливается, нежели несырьевой.

Фактически уже начиная с прошлого года представители различных министерств, в первую очередь, Минфина и Минэкономики, МЭМР РК, а также МИТ РК, уже высказывали различные предложения по предстоящему реформированию существующих подходов фискальной, таможенной политики, введении новых налогов. И это уже вызывало беспокойство в стане недропользователей, экспортеров, часть из которых напомнила правительству о стабильности налоговых условий, прописанных в их контрактах.

И первый вариант проекта нового Налогового кодекса, презентованный правительством 18 июня, фактически не изменил их положения, о котором говорится в десятом разделе документа.

Реформирование налогообложения недропользователей предусматривает замену роялти налогом на добычу полезных ископаемых (НДПИ), а рентный налог на экспортируемую сырую нефть и газовый конденсат – экспортной таможенной пошлиной, которая введена с 17 мая 2008 года. Действующая ставка роялти предусматривается на уровне 2% до 500 тыс. тонн добытой нефти и конденсата за год и далее с повышением 6% при годовой добыче свыше 5 млн. тонн.

Предлагаемый порядок НДПИ также предусматривает дифференцированные нормы по прогрессивной шкале, исходя из мировой цены. В зависимости от качества и объемов запасов, а также добытых углеводородов и полезных ископаемых. Ставку НДПИ на добычу природного газа, включая газообразные углеводороды, извлекаемые на поверхность вместе с жидкими, предлагается установить в размере 15%.

Об уровне извлечения полезных элементов из руд пока ничего не сказано. Ставка НДПИ пока не определена. Она будет зависеть от уровня КПН и обеспечения рентабельности производства не ниже 10%.

Похоже, ничего существенно не изменится для недропользователей, заключивших контракты по модели СРП до 1 января 2009 года. Согласно представленному проекту, положение о стабильности налогового режима будет отменено для всех недропользователей, кроме ТШО и действующих СРП, которых по одним оценкам - 14, по другим – 16. Возможно, расхождения идут из-за ТШО и еще какой-то компании.

Отмена модели контракта в виде СРП будет вводиться с 1 января 2009 года для новых недропользователей. Оптимизация налоговых льгот предусматривает сокращение их перечня, а также реформирование части из них «с целью повышения эффективности». Разработчиками проекта предложена унификация режима налогообложения на территориях СЭЗ и инвестиционных преференций.

Принципы оптимизации льгот предусматривают сохранение тех из них, которые соответствуют директиве ЕС 2006/112 «Об общей системе НДС». Очевидно, тут речь идет о нулевой ставке на экспорт. При этом ограничивается срок действия льгот, связанных с развитием несырьевых отраслей экономики. Это положение, можно сказать, противоречит предыдущим намерениям властей изменить структуру экономики, развивать перерабатывающий сектор. Речь идет о льготных режимах для СЭЗ, уплате НДС при импорте методом зачета, отсрочке уплаты НДС при импорте товаров для промышленной переработки. Льготы сохранятся также в социальной сфере и для некоммерческих организаций. Все остальные льготы предложено отменить.

КПН, НДС и прочие ставки пока не прояснены

Ключевой темой для предпринимателей всех секторов являются размеры ставок по наиболее «ощутимым» для них налогам. Возьмем, к примеру, раздел 3, в котором речь идет о налоге на добавленную стоимость (НДС). В первой строке речь идет о введении возмещения «дебетового сальдо», которое предлагается делать поэтапно для всех плательщиков НДС. Администрирование этого вопроса будет проводиться на основе системы оценки рисков. Кто из производителей в Казахстане имеет нулевую ставку, наверное, всем известно. Поскольку львиная доля экспорта, облагаемого нулевой ставкой НДС приходится на сырьевую продукцию: нефть, металлы, зерно, то данное положение касается в первую очередь тех, кто добывает и экспортирует такую продукцию. Другой пока у нас немного.

Впрочем, среди плательщиков НДС компании, подлежащие республиканскому мониторингу, выделены отдельной строкой: с 2009 года им возврат НДС будет производиться автоматически. Для остальных (кроме экспортеров), у которых дебетовое сальдо по НДС превысило 2000 МРП, а также экспортеров возврат будет производиться в течение года после проверки. В 2010 году число компаний, которые будут получать НДС автовозвратом, должно увеличиться.

Вышеприведенный пример с НДС, с одной стороны, можно было бы назвать позитивным в целом для бизнеса, если бы структура казахстанской экономики была достаточно диверсифицированной. Но фактически при нынешнем ее виде с доминирующим сырьевым экспортом это лишь улучшит финансовое положение недропользователей.

Можно было бы приветствовать и положение об отсрочке уплаты НДС на импорт товаров для промышленной переработки до 1 января 2012 года. Это касается товаров, производства которых нет в республике или не покрывает потребностей промышленной переработки. Однако сегодня положение перерабатывающих предприятий существенно осложняется из-за общего экономического кризиса, коснувшегося в том числе и финансового сектора Казахстана. Насколько изменится ситуация до 2012 года и успеют ли воспользоваться этим положением перерабатывающие компании, трудно судить.

Пока же такие компании не могут получить доступные кредиты, чтобы импортировать новое оборудование. Импорт в целом упал, а потому это положение пока остается «благим пожеланием».

О ключевых положениях по корпоративному подоходному налогу (КПН) – адаптации Налогового кодекса к международным стандартам финансовой отчетности (МСФО), отмене авансовых платежей (кроме налогоплательщиков, подлежащих республиканскому мониторингу), увеличении срока переноса убытков до 10 лет вместо 3 лет, а также о предложениях и ожидаемых результатах казахстанские СМИ уже рассказывали. Хотя не так подробно, как того хотелось бы всем предпринимателям, которых это затрагивает непосредственно.

Пока о ставках по КПН и НДС высказываются неофициальные мнения. Разработчиками проекта – Министерством финансов и Министерством индустрии были предложены разные ставки по КПН от 10 до 20% вместо прежних 30%. В итоге эксперты полагают, что новая ставка КПН составит порядка 15%.

В этом вопросе остается надеяться на обещания премьера Масимова. «Для несырьевого сектора будут предусмотрены меры по значительному снижению ставок корпоративного налога, изменению существующих подходов к начислению и уплате имущественного и земельного налогов, а также налога на добавленную стоимость», - сказал он в ходе презентации. Возможные потери бюджета при этом будут, по словам премьера, компенсированы за счет повышения экономической отдачи от сырьевой отрасли.

По ставке социального налога, которую предприниматели предлагали снизить до 5-3% с 12-15%, точной цифры тоже нет, но предлагается установить единую ставку для всех - отказаться от расчета по каждому работнику. Возможно, пользоваться бесплатными социальными услугами больше приходится тем, кто меньше получает, а потому и дифференциация расчетов в этом вопросе была ни к чему.

Где малые, там и средние

Принципы реформирования налогообложения малого предпринимательства предусматривают сохранение «сложившегося низкого уровня налоговой нагрузки на малый бизнес». Наверное, сами представители этого сектора вряд ли могут согласиться с такой оценкой. Возможно, представители среднего бизнеса, которые вынуждены «разбивать» компанию на множество мелких, с этим согласятся, но им как раз таки неинтересно «расчленять» фирму. Поэтому налогообложение для среднего бизнеса, наверное, также требует внимания.

На встрече с премьером, кстати, говорилось о необходимости уточнения критериев оценки малого и среднего бизнеса, приведения их в соответствие с европейскими нормами. Тогда бы отечественным предпринимателям не пришлось бы «дробить» свой бизнес.

В целом стоит заметить, что фискальная нагрузка переместится не с крупного на малый бизнес или, наоборот, с малого и среднего на крупный, а на индивидуальных предпринимателей. Произойдет эдакая персонификация. С одной стороны, это, быть может, поможет увеличить число легальных миллиардеров и миллионеров в Казахстане. С другой - крупных частных предпринимателей в первую очередь можно ожидать в том же добывающем секторе: из числа менеджеров, различных посредников, зарабатывающих на процентах от сделок и т.д.

Объектом налогообложения имущества физических и юридических лиц останутся только объекты недвижимости. Возможно, такое положение умерит пыл строительства или покупки фенешебельных особняков, вилл и т.д. и побудит богатых к инвестированию в сфере искусства, культуры, созданию новых шедевров?

Поэтапное введение всеобщего декларирования доходов и расходов физических лиц может превратить в «звезд» некоторых чиновников, бизнесменов или их близких, приобретающих дорогостоящие предметы роскоши. Сложность построения такой системы в Казахстане предусматривает и отдаленные сроки ее введения – 2015 год.

Собственно широкого обсуждения положений проекта Налогового кодекса в регионах с рабочими комиссиями из соответствующих министерств и ведомств, как того хотелось предпринимательским ассоциациям, еще и не было. Будет ли - тоже трудно сказать: судя по принимаемым в парламенте другим, не менее «судьбоносным» документам, вряд ли это случится, поскольку в этом случае принятие законов затянется.

Впрочем, на то есть лоббистские структуры. О налогах, пошлинах и прочих препятствиях на пути бизнеса отечественные предприниматели уже имели возможность высказать на встрече с премьер-министром Каримом Масимовым в ходе диалога с представителями бизнес-сообществ в Алматы. Но насколько изменится ситуация, пока сложно судить. Возможно, 18 июля, когда правительство снова представит проект Налогового кодекса, что-то изменится?!

09.07.2008

Турсынай Бурабаева, www.exclusive.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.