Земельный комикс

Принятый в 2003 году в ходе противостояния правительства и парламента Земельный кодекс отозвался впоследствии громким эхом крупных нарушений в сфере землепользования. В частности, в Костанайской области в прошлом году областная прокуратура подвела итог проверкам законности раздачи и изъятия земли. Из 5 тысяч решений, принятых за последние полтора года акиматами всех уровней, обнаружено свыше двух с половиной тысяч нарушений законов.

Пять лет назад страна получила Земельный кодекс: хотели как лучше...

Принятый в 2003 году в ходе противостояния правительства и парламента Земельный кодекс отозвался впоследствии громким эхом крупных нарушений в сфере землепользования. В частности, в Костанайской области в прошлом году областная прокуратура подвела итог проверкам законности раздачи и изъятия земли. Из 5 тысяч решений, принятых за последние полтора года акиматами всех уровней, обнаружено свыше двух с половиной тысяч нарушений законов. В том числе и Земельного кодекса. Среди нарушителей оказались и те, кто по долгу государственной службы был обязан его чтить. Так, Наурзумский районный суд осудил председателя местного земельного комитета Талгата Компышева сразу по нескольким статьям УК: превышение власти, служебный подлог, злоупотребление должностными полномочиями, фальсификация документов, незаконное вмешательство в предпринимательскую деятельность. Этот деятель отнимал у крестьян лакомые гектары и передавал их «нужным» людям. И таких «землеустроителей» на земле казахстанской – легион…

…а получилось как всегда. Между тем принятие нового кодекса проходило весьма драматично и повлекло за собой серьезные последствия. С введением этого закона в стране появлялась частная собственность на земли сельскохозяйственного назначения.

А все началось в марте 2003-го: тогда в парламенте РК прошли первые слушания по законопроекту – среди депутатов разгорелись нешуточные страсти. Первым делом парламентарии вступили в конфронтацию с правительством: в проект вносятся около 700 поправок, и он передается в сенат. Затем правительство Имангали Тасмагамбетова отзывает проект с поправками из верхней палаты. Звучат призывы выразить вотум недоверия исполнительной власти. В роли арбитра выступает Конституционный совет. 16 мая: совместное заседание двух палат. Судя по выступлениям депутатов того времени, парламент практически перешел на военное положение. Депутат Серикболсын Абдильдин призывает к всенародному референдуму. Депутат Валентин Макал-кин: «Мы сейчас столкнулись фактически с конституционным кризисом. Конституционный совет своим решением дезавуировал деятельность парламента». Депутат Татьяна Квятковская: «Создать кризисную ситуацию во власти может каждый дурак. Это нетрудно. Мы по году работаем над рядовыми, достаточно сложными законами, при этом требовать, чтобы мы работали над кодексом всего три-четыре месяца – это уже вообще несерьезно для правительства, для премьер-министра. Это вообще поведение рэкетирское… 700 замечаний, проект сырой, как гнилая картошка. Страшно представить, что вдруг вотум недоверия не пройдет и на подпись президенту пойдет такой сырой документ! Он же пойдет уже без наших 700 поправок, не говоря о спорных моментах. Он пойдет в том сыром виде, в котором он к нам прикатился!»

Гнилая картошка

В ответном слове Имангали Тасмагамбетов взял быка за рога: «Правительство стоит перед выбором: либо оставить все как есть в сельском хозяйстве, либо открыть новые возможности продуктивно действовать в рамках нового законодательного поля». А потому пролонгация механизма субаренды не только снизит необходимый темп реформ в первый Год аула, но и может заморозить существующие негативные моменты. Более того, это позволит сохранить ширму для непроизводительных посредников, паразитирующих на использовании земельных ресурсов.

Если кто подзабыл, напомню: в конце 2002 года в стране вдруг обнаружился ну очень толстый слой сельских рантье. Тех, кто при разделе бывших совхозов получил имущественные паи и условные земельные доли. Паи в виде техники, ремонтной базы, АЗС, токов и складов очень быстро оказались в руках бывших директоров и их окружения. А вот с землей… В натуре ее никто не выделял: только в Костанайской области народу раздали 166300 голубых листочков с гербовыми печатями, которые подтверждали право владения на участок от 25 до 40 гектаров сельхозугодий. Почти на 10 млн га. Владельцы техники и прочих материальных ресурсов стали брать эти участки во вторичную аренду в среднем под 10 процентов от урожая. По осени рассчитывались с новоявленными «рантье» сеном, зерноотходами, мукой, углем. Только в одном Федоровском районе эти 10 процентов для крупной зерновой компании ежегодно выливались в 70 миллионов тенге. Сегодня ни для кого не секрет, что именно крупные латифундисты вслед только что испеченному закону «О земле» «продавили» в правительстве проект Земельного кодекса ради статьи 170, отменяющей с 1 января 2005 года субаренду земли.

Но вернемся к хронологии противостояния правительства и парламента. 19 мая депутаты большинством голосов выразили недоверие кабмину, и Имангали Тасмагамбетов обратился к президенту с просьбой об отставке. Нурсултан Назарбаев предложил ему хорошо обдумать это решение. Спустя три недели премьер подтвердил свои намерения, и отставка была принята. 13 июня глава государства представил депутатам на утверждение кандидатуру Даниала Ахметова. Опьяненные победой в противостоянии с кабинетом Тасмагамбетова, депутаты малодушно одарили народ «гнилой картошкой» – Земельным кодексом без своих 700 поправок. А для очистки совести уже в октябре разработали покаянный проект поправок в принятый кодекс, в котором вообще предложили отменить статью 170. Естественно, что этот проект проектом и остался.

Далеко от столицы все эти баталии отозвались гулким эхом. На агросовещании аким Костанайской области Сергей Кулагин, сам питающий слабость к латифундиям, предупредил акимчиков поменьше: «Работа по земле предстоит большая. Смотрите, акимы, вы получаете доходный бизнес. Предупреждаю: работать будем вместе». Двусмысленность предупреждения впоследствии нашла свое подтверждение и в том, и в другом смысле. Ибо в декабре 2004 года, традиционно объезжая районы, Сергей Кулагин обнаружил полную непросвещенность народных масс по поводу коварства 170-й статьи. Вот только просвещать было уже поздно. Спустя полгода на республиканском совещании в поселке Заречном вице-премьеру Ахметжану Есимову оставалось только констатировать: «Особое внимание акимам следует обратить на вопросы передачи земель в аренду из спецфонда (в спецфонды ушли земельные доли непросвещенных сельчан. – Авт.). Почему-то они выдаются или самим себе, или родственникам, и при этом неэффективно используются. Видимо, стремление одно – зарезервировать землю лично для себя. Такие факты самозахвата в республике есть повсеместно». За что боролись…

…на то и напоролись

Осенью 2004 года в Костанае был презентован проект ЮСАИД/АРД по оказанию бесплатной правовой помощи жертвам большого земельного передела. Первыми за помощью обратились жители села Шеминовка: «В феврале 2004 года директор ТОО «Шеминовка», воспользовавшись дефицитом информации о земельной реформе, вынудил нас написать заявление об отказе от наших земельных долей. Мы хотим вернуть свое право на них и вложить в уставный капитал ТОО». Спохватились шеминовцы спустя полгода. Выяснилось, что решением акима района отказные доли, поступившие в спецфонд района, уже переданы директору ТОО в аренду на 49 лет. Самая примитивная схема земельного передела, когда тысячи гектаров сельхозугодий становятся достоянием новоявленного латифундиста. Какова при этом доходность акимовского бизнеса, можно только догадываться. А главное – все по закону!

В том же году за основу реформирования в области был принят опыт ТОО «Баталинское». Селяне вложили свои земельные доли в уставный капитал товарищества, в котором их удельный вес составил пресловутые 10 процентов. Остальные 90 оказались у директора ТОО и его ближайшего окружения. Фокус – в цене за гектар земли, которая была занижена в десятки раз. Зато основные средства производства, которыми директор завладел задолго до передела, оставались в реальной цене. По договорам предприятие должно было выплачивать своим дольщикам 10 процентов, но теперь уже от чистого дохода, которого практически не бывает: толковый бухгалтер всегда сумеет его спрятать. Директор «Баталинского» щедро делится своим опытом с трибун областных совещаний, а спустя год… продает свою долю местному олигарху. И дольщики становятся батраками.

Нет, по Земельному кодексу они имеют право забрать свои 30 гектаров, чтобы кормиться с них самостоятельно, создав крестьянское хозяйство. Вот только их доли были бумажками, а ушлые латифундисты предусмотрели земли выдела: солонцы за 30–40 километров от села. Все – по закону! А директор-реформатор теперь поживает в Костанае в элитном доме в свое удовольствие.

В целом по стране земельных долей были лишены 1,1 млн казахстанцев: наемные работники сельхозпредприятий, пенсионеры, сельские учителя и врачи, безработные. Те, кто пытался и пытается выживать за счет личных подворий. А выжить можно было, получая за субаренду земельных долей бесплатные корма. В то же время на личных подворьях страны производится в среднем 90 процентов мяса и молока, 50 процентов яиц, на них содержится около 90 процентов коров, 85 процентов свиней и лошадей, более 80 процентов овец. Теперь корма нужно покупать. Сегодня тонна сена невысокого качества (весна была холодной, а лето жаркое – травы начали колоситься, не успев вырасти) стоит 8–10 тысяч тенге. Одной корове на зимовку необходимо 3 тонны сена. Тонна ячменя урожая прошлого года стоила 25–30 тысяч тенге. Но и того сегодня нет: латифундисты отдают предпочтение монокультуре – пшенице. Нынче в Костанайской области планировали посеять 120 тысяч гектаров рапса, а посеяли 77 тысяч. Сколько уберут – покажет осень. Но, по традиции, уборочная площадь рапса всегда меньше посевной. По прогнозам специалистов, поголовье коров на личных подворьях к предстоящей зиме сократится по причине дороговизны кормов. А двор без коровы – сирота. Без коровы в хлеву не перезимует свинья – замерзнет. По той же причине перестанут нестись куры. Без коровьего молока не выкормить поросенка. Все это означает, что цены на продукцию животноводства обречены расти и дальше. Экономические проблемы частных подворий плавно переходят в социальные.

Сегодня государство озаботилось возрождением товарного животноводства. Пока на уровне деклараций. Аким области Сергей Кулагин поставил перед акимами поменьше задачу: каждому району обзавестись крупной молочной или мясной фермой. Но дальше постановки задачи дело не движется. Все по той же причине – отсутствие кормовой базы. В свое время предшественник Кулагина Умирзак Шукеев пытался через костанайских парламентариев узаконить советский норматив: на 100 гектаров пашни сельхозпредприятия обязаны иметь 30 условных голов скота. Но слишком велико парламентское лобби крупных латифундистов, которым такая норма – камень на шею. Особенно при нынешних ценах на пшеницу. Между тем субаренда земли позволяла балансировать между производством зерна и продукции животноводства. Сегодня этого баланса нет, и судьба личных подворий находится в полной зависимости от интересов латифундистов.

Кодекс – как комикс

Год назад областная прокуратура подвела итог проверкам законности раздачи и изъятия земли. В 5 тысячах решений, принятых за последние полтора года акиматами всех уровней, обнаружено свыше двух с половиной тысяч нарушений законов. В том числе и Земельного кодекса. В том числе и теми, кто по долгу государственной службы был обязан его чтить. Наурзумский районный суд осудил председателя местного земельного комитета Талгата Компышева сразу по нескольким статьям УК: превышение власти, служебный подлог, злоупотребление должностными полномочиями, фальсификация документов, незаконное вмешательство в предпринимательскую деятельность. Этот деятель отнимал у крестьян лакомые гектары и передавал их «нужным» людям. В Сарыкольский район буквально вломилась зерновая компания из южной столицы «Нур-Целина». С помощью денег, акима района и местного суда, по сути, были отняты три крупных хозяйства с самыми плодородными землями. Но на земле надо уметь работать. После того как компания развалилась, выяснилось, что за ней стоял «Нурбанк». Кто в то время стоял за «Нурбанком», сегодня знают все.

Беззаконие в сочетании с «гнилой картошкой» законов дает плоды: костанайские СМИ пестрят сообщениями о банкротстве крестьянских хозяйств, но область наращивает посевные площади под пшеницей. С помощью латифундистов. Принимали кодекс – получился комикс.

12.07.2008

Владимир КАТКОВ, www.liter.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.