Хочешь оформить недвижимость? Замучаешься

Механизм регистрации недвижимости у нас, мягко говоря, еще очень далек от совершенства. В этом может убедиться всякий, кто взялся оформлять свои драгоценные рабочие или жилые метры. Своим опытом в этом нелегком деле поделилась руководитель одного из риэлторских агентств южной столицы Сауле Жумадиловна Акылбаева

Механизм регистрации недвижимости у нас, мягко говоря, еще очень далек от совершенства.

В этом может убедиться всякий, кто взялся оформлять свои драгоценные рабочие или жилые метры. Своим опытом в этом нелегком деле поделилась руководитель одного из риэлторских агентств южной столицы Сауле Жумадиловна Акылбаева.

С какими трудностями вы сталкиваетесь обычно по регистрации недвижимости?

- Огромные очереди, несоблюдение сроков. Да и сами сроки очень длительные. А главное, помимо этого, почти 50 процентов документов возвращаются с грубейшими ошибками. То неправильно укажут дату рождения, то перепутают номер или на документе отсутствуют печати. Такое происходит регулярно и в ЦОН, и в БТИ. Мне кажется, что это делается специально, для того, чтобы спровоцировать людей на дачу взятки. В частности, у нас был такой случай, мы должны были за один день оформить кредит и в этот же день заключить сделку на покупку недвижимости. Так вот из-за того, что нам не оформили вовремя документы, мы не смогли взять кредит, и сделка сорвалась. И никто в таких случаях не несет ответственности за вред и прямые убытки, причиненные фирме или отдельно взятому лицу.

Как вы считаете, нуждается ли в реформировании современная система регистрации?

- Безусловно. Мы приходим к выводу, что ЦОНы - это сплошная волокита и беспорядок. Считаю, что нужно снова разделить функции ЦОНов. Ведь сейчас они выполняют слишком много функций. Есть еще один щекотливый момент. Если, к примеру, частное или юридическое лицо желает зарегистрировать свою недвижимость быстрее, то, кроме как дать взятку, ускорить дело официальным путем невозможно. Неофициальная плата за срочность составляет 1000 долларов. Предлагаю ввести официальную плату за срочность. Которая бы шла не в личный карман отдельно взятому коррупционеру, а в доход государства.

Стоит ли, по-вашему мнению, перенимать опыт западных стран в этой сфере?

- Думаю, да. Например, в Америке система регистрации отлажена очень четко. Там имеет место полная открытость и доступность информации о любой недвижимости и сделках, заключаемых с ней. Это означает, что любой гражданин может прийти в центр, сесть за любой стоящий в зале компьютер и навести справки по любому интересующему объекту от момента его строительства и регистрации до сведений о последнем владельце и техническом состоянии на момент заключения последней сделки.

У них нет такого понятия как у нас официальная и неофициальная цена. Там боятся нарушить закон, потому что за махинации предусмотрены серьезные наказания. И дело не только в наказании, а в четко продуманном механизме проведения сделок с недвижимостью. В частности, там действует закон о риэлтерской деятельности. По которому ни один американец не может продать свое жилье или иные объекты без риэлтерского агентства. То есть в сделке с обеих сторон всегда участвуют два риэлтора. Как правило, комиссионный процент от сделки составляет 6 процентов от стоимости недвижимости. В окончательный счет для покупателя включается сразу все - 6 процентов комиссионных, плата за работу оценщиков, стоимость земельного участка и самой недвижимости. Риэлторы начинают работать только при внесении на счет агентства предоплаты, примерно в 50-процентном размере от стоимости приобретаемой недвижимости. После полной оплаты сделки, сотрудники центра из всей суммы расплачиваются по всем пунктам счета. Все это делается согласно договору, который заключается в самом начале. Кстати, все операции осуществляются безналичным перечислением со счета на счет.

Махинации с недвижимостью практически невозможны еще и потому, что четко работают оценочные фирмы. Там к вопросу оценки подходят очень серьезно. Оценочный акт составляется по многочисленным пунктам от качества и стоимости строительного материала до износа, стоимости земельного участка в этой части города. Учитываются даже такие данные, как наличие термитов. Поэтому недвижимость там продается за ее реальную стоимость. У нас же заплати - и тебе напишут что угодно. Цена складывается в основном, исходя из аппетитов владельца, и потому - практически произвольна. У нас, если закладываешь недвижимое имущество, только тогда приходится подчиняться оценке банка. И при этом закладная у нас не является ценной бумагой. За границей ее можно продать или передать другому лицу. У нас это невозможно, так как не существует рынка ценных бумаг на недвижимость.

То есть, вы хотите сказать, что отечественный рынок недвижимости нуждается не только в структурном реформировании, но и регуляции на законодательном уровне?

- Конечно. Сейчас риэлторы, объединенные в ассоциацию, разработали проект закона о риэлторской деятельности. Цель этого закона - ограничить деятельность черных маклеров. На сегодня у нас не существует законодательных возможностей борьбы с этим явлением. Маклеры не платят налогов и не гарантируют безопасности сделки. Но из-за дешевизны их услуг люди все равно часто прибегают к их услугам. И, несмотря на то, что в СМИ уже не раз рассказывали о мошеннических действиях с недвижимостью, самих черных маклеров не становится меньше.

Впрочем, как и желающих купить или продать с их помощью квартиру или дом. Учитывая все вышесказанное, становится понятным, что новый закон о риэлторской деятельности просто необходим, также как и реформа механизма регистрации недвижимости.

18.05.2007

Сергей Портер, www.gazeta.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.