Торг уместен?

Общественность страны в очередной раз взбудоражили мастера PR-технологий. В СМИ то и дело появляются слезливые истории о несостоятельных должниках (как правило, не указывая реальных имен), вынужденных сводить счеты с жизнью по причине невозможности выплатить ипотечный кредит. Где правда, а где ложь — уже не понять никому. Но казахстанцам упрямо внушают: государство, дабы не вызвать бурю общественного негодования, должно погасить все ипотечные долги. Что кроется за этой идеей?

Общественность страны в очередной раз взбудоражили мастера PR-технологий. В СМИ то и дело появляются слезливые истории о несостоятельных должниках (как правило, не указывая реальных имен), вынужденных сводить счеты с жизнью по причине невозможности выплатить ипотечный кредит. Где правда, а где ложь — уже не понять никому. Но казахстанцам упрямо внушают: государство, дабы не вызвать бурю общественного негодования, должно погасить все ипотечные долги. Что кроется за этой идеей?

Сухие грозы финансового рынка

Банки изнывают под тяжестью безнадежных кредитов, и с тревогой ждут осени — некогда «золотой поры» конкурсной распродажи залогового имущества. Это время всегда было самым прибыльным для же-

лающих погреть руки, в коих никогда не было недостатка. Но сегодня армия поживиться за счет обанкротившихся сограждан сильно поредела. Заложенное имущество резко падет в цене.

Государство своими реформами нет-нет, да «подогревает» этот процесс. Чего стоит последний сигнал рынку: в Правительстве уже всерьез поговаривают о запрете на эксплуатацию автомобилей «старше» пяти лет. Естественно, возможность предоставить подобный «залог» банку сводится к нулю. Правда, будем откровенны, сегодня вряд ли найдется банк, согласившийся принять в качестве залога автомобиль, пусть даже в надлежащем техническом состоянии.

Не лучше дела обстоят с квартирами. Жилье дешевеет. И не только по причине остановившихся строек. На банковскую оценку жилья повлияли последние веяния в жилищно-коммунальной сфере. Обследование жилого фонда, проведенное акиматами в начале года, завершилось неутешительными результатами. Большая часть наших домов, выстроенных в советское время с опережением пятилетних планов, находится в состоянии, близком к аварийному.

Осенью прошлого года банки не только взвинтили ставки кредитования, но и переоценили залоги. В результате, подавляющее большинство заемщиков, некогда «клюнувших» на яркую рекламу, добровольно надели на себя ярмо «вечных должников». Парадоксы банковского законодательства приводят порой к откровенным курьезам. Так, в Алматы пятилетняя девочка оказалась «наследницей» кредита, не выплаченного ее родителями, погибшими в автокатастрофе.

Классический вопрос: кто виноват? Банки, увлекшиеся потребительским кредитованием, или государство, утратившее контроль над банками? Вероятно, ответить на него предстоит историкам. А нам остается только пожинать плоды государственной поддержки нашей «самой устойчивой в мире банковской системы».

В поисках выхода

Казалось бы, ответ лежит на поверхности: помочь народу и объявить мораторий на выплату ипотечных кредитов! Именно так рассуждают «оппозиционные» политики, и те, кому приходится ежемесячно погашать долги. Банкиры же стараются воздержаться от комментариев, но с трудно скрываемым сочувствием слушают сторонников этой идеи.

— Если не будет моратория, то могут возникнуть серьезные экономические послед-ствия, — считает президент Ассоциации товаропроизводителей Алматы Серик Туржанов. — Если на рынок будет выброшено сто тысяч проблемных кредитов, рухнет рынок и вообще ценовая политика государства! И мы долго не сможем оправиться. Надо понимать, что самая великая ценность государства – люди. Оно не имеет права бросать их на произвол судьбы, обвиняя в том, что они сами, по собственной воле залезли в кредиты. Государство должно предпринять шаг навстречу народу, чтобы народ не потерял к нему доверия! Совсем не обязательно погашать долги из бюджета. Можно лишь оттянуть выплаты по основному долгу, чтобы люди рассчитались хотя бы в рассрочку.

Иной вариант решения предлагает вице-президент Независимой ассоциации предпринимателей (НАП) Тимур Назханов. По его мнению, все внимание Правительства должно быть нацелено на то, чтобы строительные компании вновь заработали. Тогда появятся перспективы возврата квартир дольщикам. Банкам же должна быть предоставлена возможность выдавать кредиты по тем ставкам и на тех условиях, что были еще два года назад. Государство должно оказать им в этом поддержку, не отстраняясь при этом от деятельности банков и не утрачивая контроля над ними.

— Нынешняя схема бюджетной поддержки банков через фонд «Казына» и прочие институты развития лишь множат цепочку посредников и увеличивают маржу, — считает вице-президент НАП. — В итоге возрастает стоимость кредитов, и конечный заемщик вынужден платить совершенно невыгодные проценты, работая себе в убыток.

По мнению Тимура Назханова, государство должно контролировать не только возвратность выделенных из бюджета средств, предоставленных банкам второго уровня, но и соблюдение ими принципа прозрачности самого механизма выдачи кредитов заемщикам. Опыт прошлой осени показал, что выделенные бюджетные дотации доходили до строительных компаний крайне медленно, обрастая бесконечными процедурами. Была здесь доля лукавства: отягощенные долгами банки (да и строительные компании тоже) пускали эти деньги на уплату долгов, но отнюдь не на завершение строительства и реализацию своих обязательств перед дольщиками. За руку, конечно, никто никого не ловил, но исключать эту комбинацию тоже нельзя.

Наша нахваленная банковская система показала себя во всей «красе». Если в США выдавали кредиты тем, чей заработок, по здравому размышлению, не позволял их выплатить в обозримой перспективе, то у нас оценка платежеспособности порой вообще не проводилась. А ведь фактическая заработная плата зачастую в разы отличается от официальной. Как можно объяснить ситуацию, когда министерский клерк с окладом в 30-40 тысяч тенге брал кредит на 300 тысяч долларов, покупая трехкомнатную квартиру на левобережье Астаны?

Эксперты недоумевают, ведь американский ипотечный кризис никак не мог повлиять на нашу экономику. Примечательно, что в соседней России нет таких проблем, как у нас. А все потому, что российские банки весьма осторожно вели политику внешних заимствований, в то время как наши «хватали» все, что предлагалось. Колос оказался стоящим на глиняных ногах: казахстанская банковская система испытала на себе влияние и пошатнувшегося доллара, и продовольственного кризиса.

Так кого же поддержит государство мораторием, если такое решение все же будет принято? Банки или заемщиков?

«Казнить нельзя помиловать»

Но барьером на пути моратория является не только «нежелание Правительства идти навстречу простому народу». В конце концов, за 15 лет рыночных отношений мы должны были понять, что шариковский принцип – «взять и все поделить» не имеет никакого отношения ни к демократии, ни к либеральным реформам. Даже если государство вознамерится сделать такой шаг, оно неизбежно натолкнется на ряд правовых коллизий.

— Введение моратория невозможно! – считает заместитель председателя правления Народного банка Аскар Смагулов. — Фактически, это будет означать прямое вмешательство государства между субъектами договора – банками и частными лицами. Если государство создаст такой прецедент, то тут же встанет вопрос: а как быть с вкладчиками банков? На их депозитах сегодня сосредоточено 12 миллиардов долларов, по которым банкам нужно платить проценты. Подобный шаг может привести если не к развалу всей банковской системы, то к сильному искажению рыночной действительности. Конечно, помочь людям нужно. Но дифференцированно, то есть только тем, кто действительно нуждается в помощи. Хочу обратить внимание, что недвижимость покупали не все подряд, а только те, кто входит в число 10-15 процентов обеспеченного и даже самого обеспеченного населения страны.

Депутат Мажилиса Парламента Владимир Нехорошев считает государственный мораторий на выплату ипотечных кредитов «нереальным». Более того, по его мнению, это нанесет мощный удар по банковскому сектору.

— Каждый, кто брал кредиты, принимал это решение самостоятельно, взвешенно оценивая все риски, — указывает депутат. — Невыплата кредитов потянет за собой целую серию трудноразрешимых вопросов. Каким образом банки второго уровня сами будут рассчитываться с долгами? Смогут ли они кредитовать малый и средний бизнес, да и вообще всех, кто сегодня намерен брать кредиты?

Цепь логичных рассуждений очень показательно напоминает слова министра финансов Болата Жамишева, сказанные при обсуждении в Парламенте законопроекта по вопросам банкротства. Выступая против того, чтобы в случае ликвидации компании-застройщика дольщики были перенесены с пятой, последней очереди, в третью, г-н Жамишев предложил депутатам задуматься о судьбе вкладчиков-депозитариев.

Риск – благородное дело. Но – личное

Любопытно, что в США и Великобритании, где больше всего пострадавших от ипотечного кризиса, банки пошли на такой шаг и «заморозили» ипотечные кредиты полутора миллионов должников. Но ведь и в Казахстане Правительство уже однажды сделало банкам «инъекцию» стоимостью четыре миллиарда долларов. Вряд ли кто-то выиграет оттого, что банки подсадят на «бюджетную иглу».

Есть еще один очень серьезный момент. Вправе ли государство нарушать святая святых рынка – принцип личной ответственности?

— Если ты взял кредит, то должен был продумать, каким образом за него рассчитываться, — рассуждает депутат Владимир Нехорошев. — Считаю, что этот вариант вряд ли будет поддержан Правительством и банками.

Вот здесь можно не согласиться с народным избранником. Похоже, что именно банки исподволь инициируют через СМИ идею моратория. Кабмин уже продемонстрировал свою готовность пойти навстречу банковскому капиталу. Почему бы не вмешаться и в этот раз? Будем откровенны: ни одному банку «не улыбается» остаться один на один с проблемами невозвращенных кредитов. Возня с неликвидным залогом, попытки выселить заемщика из заложенной квартиры, участие в нудной процедуре длительного судебного разбирательства, отнимающей столько времени и сил –все это лишь часть «неберущихся» вопросов, с которыми им предстоит столкнуться. С другой стороны, они бы и рады предоставить отсрочку, и выдоить из клиента деньги по капле, но… Смогут ли банки в этом случае рассчитывать на послабления со стороны Правительства и Агентства по финансовому надзору? В чем именно должна выражаться поддержка, и что может послужить предметом торга между негативно настроенными должниками банков (всецело от них зависящим и, значит, подверженным манипулированию) и Правительством? Вероятно, ставки минимальных резервных отчислений, а может быть, ставка рефинансирования… Какой козырь приберегли в рукаве представители банковской элиты – мы, очевидно, узнаем со временем.

23.07.2008

Алексей Банцикин, www.kn.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.