Приказали землемера сократить

Земельный кодекс сегодня не в полной мере отвечает требованиям, возложенным на него государством и обществом. А после того, как в ходе административной реформы внушительно сократили штаты (на 50 и более процентов), регионы, по сути, оказались вне земельного контроля.

Земельный кодекс сегодня не в полной мере отвечает требованиям, возложенным на него государством и обществом. А после того, как в ходе административной реформы внушительно сократили штаты (на 50 и более процентов), регионы, по сути, оказались вне земельного контроля. И как следствие — участившиеся факты коррупции, использование пашни не по назначению, снижение ее плодородия.

Любопытный документ прислали в корпункт «Казахстанской правды» из Акмолинского государственного института по землеустройству. Речь в нем идет о динамике содержания гумуса в доминирующих почвах области по материалам крупномасштабных обследований и бонитировке пашни. Процент уменьшения плодородия земли заставляет бить тревогу во все колокола. Например, Щучинский район всегда славился черноземами. В Урумкайский, Златопольский, Вороновский, Веденовский совхозы раньше приезжали учиться выращивать богатые урожаи из всех концов республики. Сегодня именно в этих хозяйствах за последние 25 лет содержание гумуса в почве уменьшилось от 26 до 44 процентов. Такую же картину можно наблюдать повсеместно.

В первых числах июня Президент встречался с депутатами Парламента, где также поднимался вопрос снижения плодородия пашни. Глава государства поручил Правительству взять проблему на контроль. Пытаются исправить ситуацию на местах. Институт по землеустройству на свои кровные деньги, хотя средства должен выделять заказчик, составил проект рационального использования пахотных земель в ТОО «Аида-21» Атбасарского района. По словам его директора Карибая Шалабаева, своими действиями они стремятся привлечь внимание аграриев всей страны. Каждый год, утверждает он, уносит один процент гумуса. Наличие его менее 30 процентов превращает пашню в пастбище.

И вот что характерно, балл-бонитет почвы снижается на фоне современных технологических обработок. Почему? Одна из главных причин столь пагубного процесса — отсутствие должного госконтроля за использованием пашни. Три года назад функции распределения земли, как известно, были переданы местным исполнительным органам. С этого «исторического момента» в отрасли начались разброд и шатания. Акимы городов и районов в одночасье превратились в удельных князьков, проводя земельную политику по принципу «что хочу, то и ворочу».

И наворотили. Межрегиональная земельная инспекция по Акмолинской, Карагандинской областям, Астане (к этому вновь рожденному ведомству еще вернемся) предоставила следующие данные. Только за пять месяцев текущего года в столичном регионе выявлено 26 нарушений земельного законодательства. Десятки физических и юридических лиц привлечены к ответственности за незаконное занятие земельных участков, нецелевое и нерациональное их использование. Рекордсменом по нарушениям является Целиноградский район. На территории Кощинского сельского округа принято 287 противоправных постановлений на предмет предоставления земельных участков для индивидуального жилищного строительства.

Земельными разборками загружены суды. По искам инспекции изымаются сотни, тысячи гектаров заросшей бурьяном пашни. На всю страну прогремел факт продажи школьного стадиона в Щучинском районе, где земля до сих пор выделяется с нарушениями действующего законодательства. В местном акимате по этому случаю объяснили: детей в школе п. Окжетпес мало, большая спортивная площадка им ни к чему. Поэтому взяли и половину продали под индивидуальное жилье, да еще внеочередникам. Ясно, за определенное вознаграждение.

Земельные комиссии при акиматах, считают сотрудники инспекции, созданы, скорее всего, для отвода глаз. Ни одно их решение без ведома акимов не принимается. Однако при выявленных недостатках и нарушениях они, как правило, остаются в стороне, продолжая по своему желанию и хотению давать или не давать ход заявлениям.

Негатив выявляется в основном в надводной части айсберга. По жалобам и обращениям граждан, предписаниям надзорных органов. Что творится в подводной части, одному Аллаху известно. Охватить проверками все субъекты земельных правоотношений, а их в столичной области свыше 290 тысяч, имеющимися на сегодня контролирующими силами не то что практически, но и теоретически невозможно. На первом этапе реформирования отрасли (2006 год) вместо 80 инспекторов оставили 20, из них десять — в областном аппарате и столько же — в районах. Один сотрудник территориального земельного управления обслуживал два-три района.

Говорят же, один в поле не воин. Что касается пашни — тем более. К примеру, в огромном и отдаленном Жаркаинском районе 40 процентов крестьянских хозяйств не участвуют в посевных работах, забросив наделы на произвол судьбы. Надо срочно принимать меры, а как? Местная власть распределяет, но не контролирует — закон не позволяет. И без вмешательства инспекции она не вправе выносить на сей счет любое решение. Правда, есть областное управление земельных отношений, однако его сотрудники сами до сих пор не знают, для чего ведомство создали.

— Мы в основном координируем и консультируем, — подчеркивает начальник управления Айгуль Ахмеджанова. — Райотделы нам не подчиняются, часто с ними идет противостояние. Бывшая стройная, эффективная вертикаль разрушена, отсюда в земельных отношениях хаос и неразбериха.

По ее словам, не засеваются огромные площади, сплошь и рядом нерационально используется пашня. Местная власть не может изменить ситуацию. На выручку должен прийти госконтроль, а он сегодня ослаблен.

В конце 2007 года прокатилась вторая волна административной реформы. И вновь одним из первых под ее жернова попало Агентство РК по управлению земельными ресурсами. Территориальные органы не только реорганизовали, но и переименовали. Их заменили межрегиональные земельные инспекции (МРЗИ) с минимальным штатом сотрудников: сокращение превысило 50 процентов. И получается — необъятную Акмолинскую область, главную хлебную житницу Казахстана, где более пяти миллионов гектаров пашни, обслуживают всего-навсего десять человек вместе с заместителем начальника межрегиональной инспекции.

Последние, наиболее преданные делу специалисты, уже подумывают об увольнении. Зарплата стала ниже, работы — в разы больше. В конкретном случае искажена суть адмреформы. Если тянешь за двоих, то и должен получать за двоих. Но даже не это обстоятельство волнует профессионалов отрасли. Бесконтрольность порождает безнаказанность. В такой ситуации навести элементарный земельный порядок невозможно. Кстати, МРЗИ почему-то созданы по подобию СПК. Акмолинскую, Карагандинскую области, Астану обслуживают всего 39 инспекторов. Для сравнения скажем: такой же штат имеют областные территориальные управления по лесу и животному миру. Лесом покрыто в стране 4,8 процента площади, сельхозугодья занимают 81,7 процента. Как говорят в таких случаях, комментарии излишни.

Пока готовился материал к публикации, в Акмолинский филиал МРЗИ поступило 17 заявлений от физических, юридических лиц и госорганов, затрагивающих 136 субъектов земельных правоотношений. Кроме того, ДКНБ, финполиция срочно затребовали специалистов для проверки жалоб граждан. Природоохранная прокуратура пригрозила административным предписанием, если ей не будет оказано содействие. Рыночные земельные отношения, активный бизнес вокруг них заставляют многих иметь под рукой профессионального землемера, но его, увы, приказали сократить...

07.08.2008

Александр КУЗЕННЫЙ, www.kazpravda.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.