«Вы лишили детей крова!»

О квартирной тяжбе матери троих детей Кульбаршин Айтжановой из Алматы мы писали не раз. Речь в этих публикациях шла о том, что у матери-одиночки (своего непутевого мужа и отца троих ее детей женщина не видела в глаза много лет) беспардонный родственник отобрал квартиру.

О квартирной тяжбе матери троих детей Кульбаршин Айтжановой из Алматы мы писали не раз.

Речь в этих публикациях шла о том, что у матери-одиночки (своего непутевого мужа и отца троих ее детей женщина не видела в глаза много лет) беспардонный родственник отобрал квартиру. Решение судьи Жетысуского районного суда Алматы Г. Мусреповой, которая за пару заседаний без участия органов опеки и попечительства, по сути дела, узаконила рейдерство со стороны Бельгибая Закирова по отношению к своей тете Кульбаршин Айтжановой, апелляционная коллегия городского суда 21 марта сего года под председательством судьи К. Хайруллиной отменила. В постановлении коллегии было указано, что «суду следовало тщательно изучить обстоятельства того, что с 2005 года семье Айтжановых не приобретено другого жилья за счет их проданной квартиры, деньги от продажи Б. Закировым их квартиры Айтжановы не получили, квартира продана по цене ниже рыночной и ниже оценочной почти в два раза».

Судьи апелляционной коллегии указали также, что «необходимо тщательно проверить все доводы истцов о том, что в настоящее время спорная квартира сдается в аренду и деньги от аренды жилплощади перечисляются на банковский счет Б. Закирова».

Кроме того, суд посчитал, что «необходимо истребовать всю документацию из органов опеки и попечительства, связанную с выдачей разрешения на отчуждение спорной жилплощади».

Получив такое решение, женщина и ее дети, работающие студенты, вынужденные скитаться в Алматы по родственникам, воспряли духом. Надеялись, что им вот-вот вернут квартиру, из которой они с матерью уехали еще детьми к бабушке в деревню.

Их надежды подпитывались и тем обстоятельством, что судья этого же суда Б. Мурзаев удовлетворил все ходатайства, связанные с привлечением к суду госслужащих, истребованием составляющих банковскую тайну сведений об их родственнике Б. Закирове.

Какое же их ждало разочарование, когда, придя в назначенный судом день для участия в процессе, они узнали, что дело еще раз было истребовано надзорной коллегией Алматинского городского суда. Услышав об этом, Кульбаршин Айтжанова побывала на приеме у председателя горсуда, где и объяснила ему ситуацию. Поэтому на расширенное заседание надзорной коллегии, которое состоялось в конце мая, шла, надеясь на благополучный исход дела.

Нужно отметить, что в этом споре истцом выступала не она, а ее дети (все трое на сегодня уже переступили порог совершеннолетия). Процессуальное положение матери было определено как третье лицо, но она, чувствуя себя виноватой перед детьми за свою чрезмерную доверчивость и, как она говорит сейчас, неразумность, старалась быть в курсе событий.

Оставим без внимания тот факт, что в назначенный день вместо десяти утра судебное заседание состоялось только в пятом часу вечера. Удивило другое. Вновь в судебных коридорах замелькала уже известная Гульнара Мусрепова, решение которой Айтжановы и обжаловали в городском суде.

Когда, наконец, объявили рассмотрение дела, судья Мусрепова вместе с Айтжановыми зашла в зал судебных заседаний. Оказывается, она тоже ожидала рассмотрения спора по квартире в микрорайоне «Айнабулак», которая была продана Б. Закировым, племянником Кульбаршин.

Другая малоприятная деталь: надзорная коллегия горсуда предложила Айтжановой и представителю ее детей покинуть зал, оставив там только Г. Мусрепову. Минут через пять та вышла из зала с победным видом.

После этого в зал пригласили представителя истцов и одного из ответчиков — продавца квартиры несовершеннолетних Айтжановых, племянника их матери Бельгибая Закирова (Булата Сулейменова, нынешнего владельца квартиры, как и на предыдущих судебных заседаниях, не было).

И вот процесс начался. Закиров попросил приобщить к делу ряд документов, а именно договор аренды, якобы заключенный между ответчиком Сулейменовым и ныне живущими в оспариваемом жилье квартирантами, какие-то квитанции.

Суд не возражал против этого, но спросил при этом мнение истцов Айтжановых — согласны ли они? Истцы, сославшись на статью 397 ГПК РК, ответили, что возражают, поскольку суд надзорной инстанции должен рассмотреть дело по имеющимся в деле материалам, а то, что Закиров, долгое время игнорировавший суды первой инстанции, своевременно не передал туда эти документы, является не иначе как процессуальным упущением с его стороны. Кроме того, подлинность этих бумаг вызывает сомнения, поэтому они должны пройти экспертизу.

И суд на основании этих доводов вернул их ответчику. Кстати, прокурор, по странному стечению обстоятельств носивший ту же фамилию, что и один из потерпевших — Сулейменов, дал заключение, что надзорная жалоба Б. Закирова об отмене постановления апелляционной коллегии подлежит удовлетворению.

Те 20 минут, что судьи совещались, показались Кульбаршин вечностью. Когда председательствующая Х. Шарифбаева объявила, что надзорная жалоба Закирова удовлетворена, Кульбаршин, которая, не гнушаясь никакой работой, одна поднимала троих детей, чтобы накопить денег на их учебу, сдала городскую квартиру в аренду и уехала в далекое село к родственникам, услышав это решение, сказала, чеканя каждое слово:

— Вы лишили моих детей крова!

Какими же доводами руководствовалась надзорная коллегия городского суда, оставляя в силе решение суда первой инстанции, сырое, на взгляд автора этих строк (доказательством тому могут служить приведенные выше строки из постановления апелляционной коллегии горсуда)? Чтобы узнать это, достаточно процитировать документы. Итак, отменяя постановление суда второй инстанции, надзорная коллегия указала: «Доводы апелляционной инстанции о том, что «суду первой инстанции следовало тщательно исследовать обстоятельства того, что с 2005 года семье Айтжановых не приобретено другого жилья за счет проданной квартиры, деньги от продажи Б. Закировым их квартиры Айтжановы не получили»… не могут служить основанием для отмены решения суда».

Обращает внимание и такая мотивировка решения надзорной коллегии: «Кроме того, даже если считать, что на момент совершения сделки купли-продажи спорной квартиры нарушены права несовершеннолетних истцов Айтжановой А. С. и Айтжанова С. С., то в этом вины ни Закирова Б. К., ни покупателя Сулейменова Б. Р. не усматривается».

Хочется процитировать еще и такой фрагмент из постановления надзорной коллегии горсуда: «Из материалов дела усматривается, что спор возник из-за того, что поверенный Закиров Б. К. не передал истцам деньги, полученные от продажи их квартиры. Вопрос о получении непереданных денег истцы могут решать путем предъявления соответствующего иска. Факт непередачи денег поверенным (Закировым Б. К.) не может быть основанием для признания договора купли-продажи недействительным. При таких обстоятельствах с утверждением апелляционной коллегии о поверхностном рассмотрении дела судом первой инстанции надзорная инстанция согласиться не может».

Вот как прокомментировала ситуацию директор одной из адвокатских контор Алматы юрист Ольга Склярова:

— То, что ни сама Кульбаршин Айтжанова, некогда необдуманно доверившаяся родственнику, ни ее дети, чьи права, как установила апелляционная коллегия, были нарушены, с такими выводами не согласны, вполне логично. На самом деле, как-то странно и не совсем понятно выглядит тот факт, что надзорная коллегия фактически уклонилась от рассмотрения предмета иска. А именно — признания недействительными сделок, при которых оказались нарушены права несовершеннолетних в то время истцов, и, соответственно, приведения сторон в первоначальное состояние, то есть возвращения проданной квартиры Кульбаршин Айтжановой и ее детям. Вместо этого внимание суда как бы искусственно уводится в область того, что истцы якобы требуют получения денег за проданную без их согласия квартиру, а это чревато вовлечением последних в очередной виток судебного спора, обещающий затянуться на годы...

12.08.2008

Галия ШИМЫРБАЕВА, www.kazpravda.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.