Экспертиза со взломом

…Все началось с дележа наследства. Летом 2004 года пенсионерка Надежда Ивановна ЦЫМБАЛ отписала своей внучке, двадцатитрехлетней Наденьке Рябовой (на снимке) домик в деревне с небольшим приусадебным земельным участком. Располагался он в поселке Первомайский, что в пригороде Алматы.

…Все началось с дележа наследства. Летом 2004 года пенсионерка Надежда Ивановна ЦЫМБАЛ отписала своей внучке, двадцатитрехлетней Наденьке Рябовой (на снимке) домик в деревне с небольшим приусадебным земельным участком. Располагался он в поселке Первомайский, что в пригороде Алматы. На статус элитного жилья явно не тянул. И стоил по тем временам не слишком дорого - не более 5 тысяч долларов. А согласно оформленному у нотариуса договору дарения оценили его и того меньше - в 246 тысяч тенге. То, что бабушка переписала на внучку свое нехитрое имущество, конечно же, знали все родственники, но приняли поначалу это спокойно. Очень уж неказистым и хлопотным казалось на тот момент наследство…

В августе 2006 года старушка приказала долго жить. И так уж совпало, что именно в это время взлетели цены на землю и недвижимость. Родня встрепенулась. И в борьбе за бабушкино наследство оказались все методы хороши.

Но чуть ли не все население Первомайского было в курсе, что покойная Надежда Ивановна собиралась оставить наследство именно своей Наде, поскольку ее боготворила, а на всю остальную родню была сильно обижена. Кроме того, в Первомайском есть только один нотариус - Нуриля КУЗУТБАЕВА. И в тот день, когда Надежда Цымбал с Надеждой Рябовой оформляли договор дарения на домик, нотариус Кузутбаева выписывала какую-ту доверенность живущей по соседству женщине и ее внучке. Следовательно, соседи могли подтвердить, что старушка переписывала свое имущество на внучку добровольно, находясь в здравом уме и твердой памяти.

В общем, поначалу у остальных членов семьи было немного шансов аннулировать договор дарения домика с участком на имя Рябовой.

Однако нашелся один толковый юрист, кандидат юридических наук, который и посоветовал им, как грамотно лишить человека имущества, не взламывая дверь его дома. Достаточно грамотной экспертизы документов.

Тут же в суде появилось ходатайство о назначении почерковедческой экспертизы с целью установления подлинности подписи Надежды Цымбал под договором дарения. Логика понятна - если подпись под договором вызовет сомнение, то и сам договор, скорее всего, признают недействительным. Надежда Рябова никакого беспокойства не испытывала. Она-то знала, что подпись подлинная.

Однако летом 2007 года в суд Илийского района Алматинской области поступило заключение эксперта-почерковеда Алматинского центра судебной экспертизы, в котором указывалось, что и под договором дарения, и в журнале нотариуса стоит роспись не Надежды Ивановны Цымбал, а совсем другого лица.

Воспрявшие духом родственники тут же подали заявление в органы финансовой полиции с просьбой привлечь их племянницу Надежду Рябову к уголовной ответственности за мошенничество.

А неказистый домик с земельным участком на окраине Алматы к тому времени уже стоил порядка 250 - 300 тысяч долларов.

Уголовное дело возбудили сразу по нескольким статьям Уголовного кодекса: за хищение чужого имущества путем мошенничества и подделку документов. Причем следствие квалифицировало, что все это было совершено по предварительному сговору группой лиц. Вместе с Надеждой Рябовой к уголовной ответственности была привлечена и нотариус Кузутбаева. Она же стала соответчицей и по гражданскому делу.

Надежда Рябова добилась повторной почерковедческой экспертизы. Потом третьей, комиссионной. Но все три заключения содержали одни и те же выводы, потому что были проведены в одном и том же Алматинском центре судебной экспертизы.

Ситуацию не спасла и независимая экспертиза, которую провел известный в республике эксперт-почерковед, отставной полковник КНБ, кандидат наук Сергей АЛЕСКОВСКИЙ, который не согласился, что подпись подделана. Он отметил, что эксперты Минюста изучали образцы подписи Надежды Цымбал выборочно, а в своих заключениях указывали только на различающиеся признаки почерка. Но суд доводам независимого эксперта не внял, мотивировав это тем, что Алесковский был приглашен не судом, а стороной ответчиков по гражданскому делу и не был предупрежден об ответственности за дачу ложного заключения.

Таким образом, сначала Надежда Рябова проиграла дело в суде Илийского района. Потом в коллегии по гражданским делам Алматинского областного суда.

А в ближайшей перспективе “у нее уже всерьез вырисовывалось” небо в клеточку и друзья в полосочку на долгие годы. Между прочим, только одна статья Уголовного кодекса, вменяемая ей, предполагает наказание до 10 лет лишения свободы.

К счастью, летом 2008 года Надежда Рябова узнала, что в Алматинском центре судебной экспертизы по инициативе Минюста проводится рецензирование почерковедческих экспертных заключений. С этой целью приглашены специалисты-почерковеды из других регионов Казахстана, а также из-за рубежа. Как выяснилось, в числе прочих были исследованы и все три экспертизы по ее делу. Вот какой ответ она получила из Министерства юстиции: “По вашим жалобам была проведена служебная проверка, по результатам которой руководитель службы судебно-почерковедческой экспертизы Алматинской лаборатории судебной экспертизы Л. Ш. ШЕГАБАЕВА отстранена от занимаемой должности”.

Именно Лариса Шегабаева вместе с несколькими своими подчиненными проводила те самые три почерковедческие экспертизы, которые позволили лишить наследства Надю Рябову и подвести ее под уголовную статью. Между тем эксперт Шегабаева - довольно известная в республике персона. Будучи кандидатом наук, она характеризовалась как исключительно талантливый специалист. Шегабаева славилась не только умением отличить поддельную подпись от настоящей. Она была докой и в таком специфическом деле, как подделка подписей. В 2004 году Лариса Шегабаева была задержана сотрудниками Комитета национальной безопасности в составе преступной группы, занимавшейся подделкой документов на автомобили, которые потом продавались на алматинском авторынке. Причем было установлено, что в документах на машины годы их выпуска, объемы двигателей и номера основных агрегатов идеально подделывала лично ведущий эксперт-почерковед республики Лариса Шегабаева. Попалась она на этом с поличным. Была по санкции прокуратуры арестована и провела несколько дней в камере следственного изолятора КНБ. Но потом по решению суда меру пресечения ей заменили на подписку о невыезде. А впоследствии вообще вывели из-под уголовного преследования, дав возможность восстановиться в центре судебной экспертизы в прежнем качестве и должности. Подельщики же, молодые пацаны, пользовавшиеся ее услугами, получили длительные сроки - по 7-8 лет лишения свободы. Как говорится, талантливый человек талантлив во всем…

Как нам удалось выяснить, рецензирование заключений почерковедческих экспертиз по делу Надежды Рябовой проводили три опытных специалиста с многолетним стажем работы из Караганды, Восточного Казахстана, а также из Белоруссии. Эти эксперты пришли к единодушному мнению, что Лариса Шегабаева и ее подчиненные своим заключением фактически подвели под уголовную статью явно невиновного человека.

Я позвонил директору центра судебной экспертизы Минюста Кайрату АМАНКУЛОВУ и поинтересовался, за что именно была освобождена от занимаемой должности ведущий почерковед Лариса Шегабаева.

Шеф республиканской экспертной службы ответил жестко: “За то, что вместе с подчиненными стряпала экспертные заключения направо и налево. Случай с Рябовой вовсе не единичный. Мы пригласили для рецензирования специалистов не только из Белоруссии, но и из Украины и России. Привлекли самых опытных экспертов из разных областей Казахстана. Проверили работу с 2006 года. И выяснилось, что таких, пока скажем, сомнительных почерковедческих экспертиз было подготовлено за это время сотни. И за каждой - человек. Пострадавший, что-то потерявший, утративший веру в справедливость. В сентябре в Минюсте намечается по этому поводу большой разбор полетов с участием министра. И есть все основания предполагать, что дело не окончится просто взысканием по служебной линии”.

А тем временем Надежда Рябова и нотариус Кузутбаева все еще находятся под следствием. Расследование приостановлено, но со странной формулировкой: “В связи с психическим расстройством подследственных”. С головой у обеих женщин, конечно же, все в порядке, но следственные органы дело в отношении их закрывать не торопятся.

Наверное, думают, что непотопляемая Лариса Шегабаева снова выйдет сухой из воды.

28.08.2008

Геннадий БЕНДИЦКИЙ, www.time.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.