Кирпично-полевой роман

Когда акимом Кызылординской области был Мухтар Кул-Мухаммед, он пытался решить вопрос с полулегальными и вовсе подпольными кирпичными заводиками, которых вдоль трассы на подъезде к городу несколько десятков.

Когда акимом Кызылординской области был Мухтар Кул-Мухаммед, он пытался решить вопрос с полулегальными и вовсе подпольными кирпичными заводиками, которых вдоль трассы на подъезде к городу несколько десятков. Тогда Мухтар Абрарович лично не поленился по щиколотку в пыли проинспектировать производства и добился того, чтобы все в кирпичном деле было приведено к единому знаменателю, законному. Но производство кирпича в полевых условиях – дело сезонное. Не успел Мухтар Кул-Мухаммед пересесть в министерское кресло, как трубы обжиговых печей снова задымили. Расчет тех, кто нелегально формует самый распространенный стройматериал в мире, был прост. Пока Болатбек Куандыков, занявший пост акима Кызылординской области, освоится, разберется, что к чему, кончится сезон. С поздней осени по весну мини-заводики в степи простаивают. А далее – как Бог пошлет.

Надо сказать, что Болатбек Баянович не стал раскачиваться долго. На первых же совещаниях областного акимата, посвященных строительству, он заговорил о качестве стройматериалов. В частности, кирпича. Потому что, будучи человеком местным, знает аким, что «степной кирпич» – это кирпич преткновения.

Чтобы понять суть проблемы, надо знать, что такое производство кирпича в полевых условиях. Для кирпичного производства, если ты собираешься работать открыто, для начала необходимо собрать полный пакет документов. Получить заключение геологов о пригодности данного месторождения глины для выпуска кирпича определенных марок, победить на тендере по конкретному карьеру, заключить договор со строительной лабораторией, имеющей государственную лицензию на сертификацию стройматериалов определенного вида и так далее по списку из двадцати с лишним пунктов. Путь это долгий и не гарантирует того, что потраченные на его прохождение средства когда-нибудь окупятся.

Если хватило упорства и денег пройти документативную фазу, можно открывать производство. Комплекты оборудования для производства кирпича в полевых условиях выпускаются во многих странах. Наиболее ходовым является оборудование «Колхозник». Комплект несложный. Бульдозер, транспортер, ванна, шнек, цилиндрические валики, пресс, резак. Обжиговой печью служит примитивная конструкция, выложенная из сырца. Производительность такого оборудования указывается разная, если постараться, на нем можно выдавать в сутки двадцать тысяч штук кирпича. Сезон работы такого предприятия в наших климатических условиях – до двухсот дней.

Если не платить налоги, не оформлять по закону глиняный карьер, зарплату рабочим выдавать без ведомости, словом, если считать только прямые затраты, то себестоимость кирпича составит 3-4 тенге за штуку. На строительных «пятаках» Кызылорды и других населенных пунктах области такой кирпич продается по 12-15 тенге.

Теперь о качестве «полевого» кирпича. В принципе если соблюдать требования технологии производства, то кирпич вполне можно сертифицировать по марке «50» и даже «75». Последняя цифра говорит о том, что этот материал можно применять в строительстве зданий высотностью до пяти этажей. Однако практически на всех полевых заводах из технологического процесса исключено трудоемкое замачивание глины не менее чем на 24 часа. В результате чего кирпич получается неплотный. Есть три критерия оценки качества кирпича: внешний вид, прочность, морозоустойчивость. Первые два легко установить – для этого достаточно линейки и пресса. Морозоустойчивость, казалось бы, в наших южных условиях качество не самое важное, но именно оно свидетельствует о долговечности строительного материала. Практика показывает, что кирпич, изготовленный без соблюдения срока замачивания глины, выдерживает всего несколько циклов «замерзания-оттаивания». То есть не «упакованный» штукатуркой, он прослужит два-три года. Под штукатуркой – немного дольше.

Если контролировать технологию производства кирпича в полевых условиях, то вполне можно получить в области достаточное количество недорогого и качественного строительного материала.

Цифры по себестоимости и ценам реализации вроде бы наталкивают на мысль, что подпольное производство кирпича – суперприбыльный бизнес. Но если покопаться…

Десять тенге на каждом кирпиче не один производитель не получает. Не желая лишний раз попадать в поле зрения контролирующих органов, «подпольщики» рекламных объявлений не дают и пользуются услугами постоянных перекупщиков, которые, собственно, и фигурируют на строительных «пятаках» Они забирают кирпич прямо из печей по цене 7-8 тенге. Казалось бы, и пять тенге прибыли за кирпич, если счет идет на миллионы штук, деньги немалые, но не все они достаются организатору производства. Жизнь давно уже нас научила, что если не платить государству то, что положено, то всегда найдется кто-нибудь, кто обложит тебя налогом именно по этой причине. Можно предположить, что в форме взяток налоги платят многие из тех, кто не платит подлинных налогов. Причем производитель, работающий мелкими партиями, на всякий случай платит всем, кто поинтересуется, чем он тут занимается, а тот, кто вышел на миллионные обороты, – только своему «партнеру». А тот уже «разводит» любые претензии. В среднем на круг получается пятьдесят на пятьдесят. Итого прибыль (незаконная) составляет всего 2-3 тенге за штуку кирпича.

Итак, что мы имеем или не имеем в результате массового практически нелегального производства кирпича в полевых условиях? Во-первых, недоимки казны, которые трудно подсчитать, но факт, что они исчисляются десятками миллионов тенге в год. Во-вторых, неконтролируемое качество основного строительного материала в области. Последствия этого мы ощущаем, когда видим здания, требующие капитального ремонта через два-три года после постройки. В-третьих, создается среда для процветания коррупции. В-четвертых, такого рода производства отрицательно влияют на макроситуацию в строительной отрасли области. Полупустой по официальной статистике рынок местного кирпича на деле оказывается переполненным полевым нелегальным товаром. В таких условиях прогнозируемы сложности со сбытом продукции стационарных заводов, ведь они обречены на законность, а значит, и регламентированную затратность производства и потому, по крайней мере, на стартовой позиции оказываются конкурентно не защищенными по отношению к нелегалам.

Ощутимый удар подпольная индустрия наносит через статистику всем подрядчикам бюджетных проектов. Дело в том, что цена строительных материалов в проектно-сметную документацию включается по рекомендации из столицы. А там руководствуются нашими же статданными. Бесконтрольные полевые заводы (некоторые) изредка вынуждены декларировать свое производство, и тогда для уменьшения налоговой подати они показывают, что реализуют кирпич по пять или того менее тенге. Цифры нереальные, но, освещенные налогом, они попадают в статистику. И получается, что вроде бы у нас навалом дешевого кирпича. «Виртуальный» кирпич попадает в ПСД, а из реального, который в разы дороже, потом строительные фирмы строят. Себе в убыток.

Для решения проблемы с подпольным кирпичным производством можно придумать массу вариантов. К примеру, такой. Объединить всех полевых командиров кирпичных заводов при каком-то департаменте, создать для них унифицированный пакет документов с единой базой данных. Это позволит вывести их на рынок без посредников и стабильно контролировать качество товара на стадии соблюдения технологий. То, что репрессиями, закрытиями производства и штрафами ничего не добьешься – факт. Кирпичные заводики у нас, что кустарные «самовары» для перегона нефти. В одном месте степи их ликвидируют, в другом они вылезают как грибы-поганки.

08.09.2008

Наталья ДЕНИСОВА, www.megapolis.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.