Ломать или строить?

Скандальный судебный процесс закончился на днях в Саранском городском суде. К ответу привлекли около семидесяти человек. Истцом выступил местный акимат, потребовав прекратить право собственности у хозяев 72 квартир и передать их жилье в коммунальную собственность города.

Десятки хозяев в одночасье лишились своих квартир

Скандальный судебный процесс закончился на днях в Саранском городском суде. К ответу привлекли около семидесяти человек. Истцом выступил местный акимат, потребовав прекратить право собственности у хозяев 72 квартир и передать их жилье в коммунальную собственность города.

КАК ЭТО БЫЛО

9 февраля 1997 года в 124-квартирном жилом доме Сарани рухнул подъезд. Специальная комиссия, созданная для расследования ЧП, установила, что причиной обрушения части здания стало "систематическое подтопление фундамента грунтовыми, паводковыми и техногенными водами". В акте технического обследования указано: еще в 1995 году власти были предупреждены о том, что нужно усилить устойчивость здания и защитить его от подтопления. Однако коммунальные службы предупреждение проигнорировали. Эксперты признали дом аварийным и опасным. Они порекомендовали срочно установить ограждения вокруг многоэтажки, выселить жильцов из восьми подъездов и определить, целесообразно ли восстанавливать здание или его нужно снести.

ДОМ НА СЛОМ?

С момента этого ЧП прошло 11 лет. И вдруг бывшие жильцы дома с удивлением узнали, что их привлекли к ответу.

- Нас обвиняют в том, что мы вроде как бросили жилье, - возмущенно констатирует Людмила Галуцкая. - Говорят, будто мы довели дом до такого состояния, что практически своими руками разрушили его!

Женщина вспоминает: когда произошло ЧП, местные власти создали комиссию, которую возглавлял нынешний аким Сарани, тогда он был заместителем акима города.

- Со всеми вопросами мы обращались к членам комиссии, - рассказывает бывшая владелица квадратных метров в разрушенном доме. - Тем, кто остался вообще без квартир, предлагали разбитое жилье. Тогда же нам сказали: можете снять внутренние рамы и двери в своих квартирах. Что-то кто-то может и брал, но сейчас этого всего не существует, как нет уже нескольких подъездов нашего дома. А теперь говорят, мы все разворовали, сняли коммуникации, трубы, окна и рамы!

Людмила Галуцкая выехала из своей квартиры в первый же день после аварии. Но говорит, что в течение полутора месяцев постепенно вывозила вещи и следила за квартирой. А в один "прекрасный" день обнаружила, что дверной косяк вырублен. Неизвестные злоумышленники разбили балконную дверь, зашли в квартиру и вынесли весь оставшийся скарб.

- Я поняла, что находиться в доме опасно, даже приходить сюда боялась, - вспоминает наша собеседница. - Я обратилась в штаб и попросила охрану, мне сказали: обеспечим.

Некоторые из жильцов разбитого дома жили здесь до последнего, им просто некуда было пойти. Оставить жилье людей вынудили власти, которые заявили, что не несут ответственности за жизнь и здоровье тех, кто здесь живет, и отключили дом от света, воды и тепла.

- Претензии, которые сегодня к нам акимат предъявил, просто абсурдны, - считают ответчики. - Мы и знать не знали, что должны были сохранить жилье! Нам, оказывается, нужно было все эти годы стоять возле своих квартир и охранять их!

Жильцов восьми подъездов десятиподъездного дома в конце концов выселили. Остальные со временем съехали сами. Сегодня почти половины этого дома нет и в помине, а скандалы все не утихают.

- Мы предполагали, что здание просто разберут, - говорит бывший владелец одной из квартир в рухнувшем доме Василий Тименюк. - Когда мы покидали свое жилье, нам сказали, что выплатят компенсацию за утраченные квартиры.

Однако наличные на возмещение ущерба получили лишь 23 семьи. Остальные 73 остались не у дел. Деньги, выделенные из республиканского бюджета на выплату компенсаций, были отозваны из-за недоработок чиновников, которые не составили точные списки потерпевших с номерами их лицевых счетов.

- Тогда мы обошли всех, даже в парламент обращались, - вспоминает Людмила Галуцкая. - Нам везде отвечали, что деньги выделены. А мы их так и не получили. Потом стали говорить, что документы не были готовы. Но я лично занималась их подготовкой и принесла в акимат все списки, с номерами удостоверений личности и номерами чековых книжек.

Пострадавшим жильцам пришлось ходить по инстанциям пять лет. И лишь в мае 2001 года еще сорок человек добились выплаты положенной компенсации. Им заплатили по 38 тысяч с копейками.

- Что говорить, 11 лет назад это были деньги, но мы буквально выплакали их спустя пять лет, - говорит Василий Тименюк. - Сейчас нас спрашивают в суде: почему вы согласились с этой суммой? А другого ведь предложения не было!

СУД ДА ДЕЛО

Как говорилось выше, недавно акимат Сарани обратился в городской суд.

Вот выдержка из искового заявления:

"Собственники квартир, выселяясь, снимали сантехническое оборудование и трубы, батареи отопления, ванны, унитазы, полы, двери и окна. Также вышеназванное оборудование стихийно разбиралось неизвестными лицами. Ввиду того, что более 11 лет в квартирах этого дома никто не проживает, здание подвергается намоканию, размораживанию и оттаиванию, что влечет за собой его разрушение. Дом находится в аварийном состоянии и представляет собой угрозу для здоровья и жизни населения, обрушение может произойти в любое время.

Несмотря на то, что большинство жителей получили компенсацию за разрушенные квартиры, право собственности на недвижимость за ними не прекращено. Для проведения демонтажных работ или переоборудования здания необходимо прекратить право собственности жильцов на свои квартиры в связи с их разрушением.

На основании изложенного прошу прекратить право собственности на 72 квартиры и передать их в коммунальную собственность города Сарани".

Суд посчитал, что требования акима вполне разумны и постановил удовлетворить их в полном объеме. А с ответчиков постановил взыскать госпошлину в сумме 584 тенге.

К слову, сегодня в доме, который официально вроде как хотят разрушить, функционирует несколько торговых точек. Когда мы спросили у владельцев и продавцов, знают ли они о планирующемся сносе, люди недоуменно восклицали: "Какой снос? Нам сказали, что квартиры здесь восстанавливать будут!" Да и бывшие жильцы дома, они же ответчики, не верят в то, что здание сровняют с землей.

- Не будут дом разрушать, нас обманули и сделали виноватыми, потому что мы якобы должны были дом караулить, - говорят они. - Правды сейчас не найдешь, но мы будем пытаться. Потому что мы готовы за свой счет восстановить жилье и своей вины в том, что произошло, мы не ощущаем.

17.09.2008

Сандугаш Сарсембаева, www.nv.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.