В своей хате с краю

Лидия Борина стоит возле железной двери и осторожно нажимает на кнопку давно знакомого звонка. В руках у нее справка на квартиру из ЦОНа, в которой в графе "собственник" стоят две фамилии – ее и теперь уже бывшего пастора из секты "Живая лоза".

Лидия Борина стоит возле железной двери и осторожно нажимает на кнопку давно знакомого звонка. В руках у нее справка на квартиру из ЦОНа, в которой в графе "собственник" стоят две фамилии – ее и теперь уже бывшего пастора из секты "Живая лоза". Женщина надеется, что сейчас откроется дверь, она войдет в свою половину квартиры, и все будет так, как раньше. До того как ее затянуло в секту, она познакомилась с пастором, который, так сказать, по долгу службы, оставил женщину без крыши над головой.

квартира за бесценок

Историю прихожанки "Новый Вестник" рассказывал в мае этого года. Пастор Юрий Григорьев со своей женой часто захаживал в гости к Лидии Бориной. Вместе пили чай, рассуждали о религии. Хозяйка жаловалась на то, что из-за задержек зарплаты у нее скопились коммунальные долги. К тому же упоминала, что хочет продать свою четырехкомнатную квартиру и купить себе жилье поменьше. И пастор решил помочь бедной женщине: предложил погасить за нее долги. А потом за 21 тысячу долларов купить у нее квартиру на Юго-Востоке.

За четыре года, что длится квартирная эпопея, теперь уже бывший пастор Юрий Григорьев отдал Лидии Леонидовне всего семь тысяч долларов и сделал за свой счет ремонт. Больше денег она не видела. Зато он, не расплатившись, выселил женщину из ее квартиры и перебрался туда со своим семейством.

Шло время. Юрий Григорьев с женой и детьми жил в чужой квартире. А ее владелица скиталась по съемным комнатам, пока ее не приютили в кризисном центре. За это время у Лидии Леонидовны развился сахарный диабет, женщина стала инвалидом.

Бывшая прихожанка "Живой лозы", отчаявшись, обратилась в Центр для пострадавших от деструктивных сект. С помощью тамошнего юриста смогла отсудить половину своей квартиры. Жилье разделили между Юрием Григорьевым и сыном Лидии Евгением Бориным. Суд посчитал, что экс-пастор за половину квартиры с хозяйкой расплатился.

вселение со взломом

Хотя решение суда о разделе квартиры уже давно вступило в законную силу, Лидия Леонидовна не спешила вселяться в свою половину: "Добровольно они меня все равно бы не впустили, а скандал устраивать не хотелось". Да и место под крышей в кризисном центре у нее было. Но недавно стало известно, что центр закрывают. Поэтому Лидия решила все же переселиться в свое законное жилье.

День переезда был назначен на вторник, 9 сентября. Лидия Борина, вооружившись справкой из ЦОНа, в которой в графе "собственник" стоят две фамилии - Борин и Григорьев, отправилась вселяться.

Дверь квартиры ей никто не открыл - второго хозяина не было дома. Забраться внутрь через балкон на третьем этаже пожилая женщина не решилась. Поэтому пришлось двери взламывать. На помощь пришли спасатели. Проверив у Лидии Леонидовны документы на квартиру, они скрутили замки. У спасателей это заняло не больше десяти минут. Кстати, за процессом вселения наблюдали сотрудники центра социально-психологической и правовой помощи "Виктория" и журналисты.

- Мне приятно вернуться домой. Теперь отсюда я уже никуда не уеду, - сказала Лидия Борина, войдя внутрь. - Я рассчитывала здесь увидеть евроремонт, о котором на суде так живописно рассказывал Юрий Григорьев. Из-за него-то ему и присудили часть квартиры. А сейчас я вижу на стенах простые обои, на потолке - плитку, а на полу - мой старый линолеум. А в одной комнате и вовсе никакого ремонта нет!

полиция по вызову

Второго хозяина квартиры, Юрия Григорьева, в это время не было в Караганде. Он вместе с женой и детьми уезжал в отпуск. Но за его имуществом приглядывала подруга жены, которая живет этажом ниже. Она рассказала про незваных вселенцев зятю экс-пастора Григорьева депутату

городского маслихата Виталию Долинскому.

- Мне позвонила старшая по подъезду женщина, - рассказывает корреспонденту "НВ" депутат. - Она сказала, что в квартиру моей дочери и зятя кто-то вселился. Что мне оставалось делать? Я сразу же вызвал полицию и приехал сам.

Интересно, что вместе с опергруппой к Лидии Бориной приехал сам замначальника Юго-Восточного отдела полиции. Взглянув на документы, он никого арестовывать не стал. Тем более что у Лидии Бориной с собой была доверенность на право пользования жильем от сына Евгения, которому по документам принадлежит половина квартиры.

Уже потом в беседе с корреспондентом "НВ" начальник Юго-Восточного отдела полиции Эдуард Алиев сообщил, что Лидия Борина имеет право жить в своей половине квартиры. Но добавил, что ей не стоило устраивать самовольное вселение. Ведь в доме находились чужие вещи.

визит за документами и ценностями

Узнав о самозаселении, Юрий Григорьев вернулся в Караганду. И в среду, 17 сентября, пришел в гости к Лидии Бориной. Официальная причина визита - изъятие из захваченной квартиры документов и золотых украшений. Экс-пастор пришел на встречу с Лидией Леонидовной не один. С ним были его представитель Виталий Долинский, двое соседей с нижнего этажа в качестве понятых и юрист.

Вошли они в квартиру и принялись за поиски. Юрий Григорьев в маленькой спальне между узлами и мебелью искал бумаги - удостоверения личности, РНН, СИК, документы на квартиру и другие. Собрал ювелирные украшения своей жены. Побеспокоился даже о сохранности своей любимой гитары. Потом юрист составил опись, все присутствующие оставили в ней автографы и разошлись.

Лидия Борина по-прежнему живет в своей части квартиры. А вторая половина пока пустует. Григорьевы потихоньку выносят оттуда мебель и прочие домашние вещи. Судя по всему, семье экс-пастора собирается сожительствовать с Бориными. Но от этого Лидии Леонидовне не легче. Ведь совладелец этого жилища уверен, что она не имела права вселяться сюда самовольно, и, вероятно, еще будет отстаивать свою правоту в суде.

24.09.2008

Елена Ульянкина,www.nv.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.