Барьеры для развития бизнеса

Согласно исследованию Всемирного банка, по уровню легкости ведения бизнеса Казахстан находится на 80-м месте в мире. У республики явно есть потенциал для улучшения взаимоотношений между властью и предпринимателями. Контрольная работа

Согласно исследованию Всемирного банка, по уровню легкости ведения бизнеса Казахстан находится на 80-м месте в мире. У республики явно есть потенциал для улучшения взаимоотношений между властью и предпринимателями.

Контрольная работа

По сравнению с прошлым годом по четырем компонентам (лицензирование, получение кредита, регистрация имущества, закрытие бизнеса) произошло улучшение, по пяти компонентам (открытие нового бизнеса, наем работников, защита прав инвесторов, уплата налогов, регулирование внешней торговли) – ухудшение, и по одной позиции (исполнение контрактов) изменений не произошло. По подсчетам различных НПО, в Казахстане действует 56 контрольно-надзорных органов. «Эта нагрузка непосильна для бизнеса, – сказала «&» заместитель директора проекта по улучшению бизнес-среды (BEI) USAID Зауре Абдираман. – Деятельность всех этих органов существенно снижает активность бизнеса». Согласно мониторингу, проводимому Алматинской ассоциацией предпринимателей, в законодательной базе республики, касающейся малого и среднего бизнеса, выявлено 156 административных барьеров. В мае 2008 года Министерство юстиции направило письмо премьер-министру РК, где обосновало необходимость изменения законодательства, регулирующего деятельность юрлиц в стране. В этом документе прямо говорится, что «действующая система лицензирования в Казахстане обусловливает относительно высокие финансовые и временные издержки». Кроме того, под лицензирование подпадают те виды деятельности, которые не отвечают основным критериям лицензирования и, следовательно, не должны лицензироваться. В Казахстане система лицензирования регулируется сорока законодательными актами, говорится в письме Минюста. При этом лицензирование осуществляется двадцать одним госорганом. В целом за период с апреля 1995 по 2006 год в Закон «О лицензировании» было внесено 56 изменений и дополнений, которые в основном были направлены на увеличение числа лицензируемых видов деятельности. Так, на 1 января 2005 года было определено 133 вида и 728 подвидов. Помимо этого, часто происходит фактическое дублирование лицензирования рядом других разрешающих процедур (разрешения, заключения, согласования). Какой конкретно ущерб наносят барьеры, никто из руководителей компаний определить точно не может, так как такой анализ провести очень трудно. Прежде всего, это неполученная прибыль, повышенные расходы на персонал, который вынужден отвлекаться на работу с проверяющими, время, потраченное на согласование различных вопросов и, конечно, взятки проверяющим. По мнению президента Алматинской ассоциации предпринимателей Виктора Ямбаева, каждый административный барьер для субъекта предпринимательства оборачивается в итоге коррупционной схемой. Между тем пока в Казахстане не определено понятие административного барьера, заметила г-жа Абдираман, хотя все оперируют этим термином, и каждый понимает его по-своему. Это часто приводит к непониманию проблемы различными сторонами диалога. «Для предпринимателя барьеры – это то, что мешает ему работать. В моем понимании барьер – это норма законодательства, введенная для регулирования или контроля за деятельностью предпринимателя, которая используется чрезмерно. В понимании же чиновника отдельные положения закона являются не барьерами, а мерами контроля за деятельностью предприятий», – сказала она. Причинами такого отношения к бизнесу со стороны государства могут являться несколько факторов. По мнению г-на Ямбаева, у чиновников выработалось потребительское отношение к бизнесу. Это приводит к тому, что государственные органы фактически «торгуют лицензиями». Исполнительный директор фонда Transparancy Kazakhstan Сергей Злотников считает, что государство, убаюканное высокими ценами на нефть и металлы, недооценивает роль малого и среднего бизнеса в формировании национальной экономики.

Лекарство от недугов

По мнению партнера консалтинговой компании ICC Business Advisors Мухтара Мусабетова, само регулирование бизнеса остается абстрактным. «Нет целенаправленных льгот, даже поддержки тех программ, которые активно продвигаются правительством, например, тех же «30 корпоративных лидеров». В результате разные правительственные учреждения по-разному решают проблемы предпринимательства», – сказал он «&». Такое непонимание заставляет предприятия искать решения проблем в обход законодательства. «Если правительство не идет навстречу бизнесу, то бизнес покупает то, что ему надо. Во время работы над проектом «Казахстанский бизнес-барометр» мы выяснили, что 52% компаний прежде всего ищут высокой прибыли и при этом не гнушаются нарушать законодательство», – рассказал г-н Мусабетов. Бизнесу, говорит он, надо как-то развиваться, и если ему закрыт законный путь, он идет незаконным. Поэтому правительство должно своевременно находить такие проблемные точки и смотреть, имеет ли смысл ставить барьеры. Если действовать именно по такой схеме, коррупции станет меньше, уверен эксперт. Более того, целенаправленный поиск мест, где коррупция более распространена, может помочь правительству в снижении барьеров. «Бизнес всегда ищет самые легкие и дешевые пути. Обнаружив такой «путь», власть вполне способна понять, почему бизнес пошел в этом направлении, а не так, как задумало правительство, и предложить соответствующие изменения в законодательство», – развил свою мысль г-н Мусабетов. «Анализируя список видов деятельности, подлежащих лицензированию, видно, что они, как правило, дублируются обязательной сертификацией, стандартизацией, аккредитацией, аттестацией и квалификационными экзаменами. Необходимо пересмотреть всю разрешительную систему регулирования предпринимательской деятельности, чтобы исключить дублирование различных видов разрешений», – уверена г-жа Абдираман. Недавно, например, Министерство туризма и спорта предлагало ввести новые виды лицензирования на внутренний и внешний туризм. Но в РК существует обязательное лицензирование туроператорской и турагентской деятельности. Два новых вида лицензий не меняли бы сути туристического бизнеса, но предполагали бы увеличение затрат предпринимателя, уверена она. В целом нового толчка для развития бизнеса это нововведение не давало. Нельзя, впрочем, сказать, что никаких изменений не происходит. Новым законом «О лицензировании» предусматривается некоторое сокращение и упорядочение лицензируемых видов деятельности (хотя он же в отдельных отраслях позволил правительству увеличить их число). С подачи BEI USAID и Форума предпринимателей была отменена плата за присоединение дополнительных мощностей для субъектов малого бизнеса, а для субъектов среднего бизнеса бесплатным стало присоединение мощностей до 50 кВт. Соответствующее постановление 11 июля 2008 года подписал премьер-министр РК Карим Масимов. «Также мы способствовали принятию правил, которые сократили количество процедур и упростили систему получения лицензий для строительных организаций», – рассказала г-жа Абдираман. 6 мая 2008 года другим постановлением правительства были смягчены квалификационные требования для предприятий, осуществляющих проектно-изыскательские работы при строительстве. Однако все это лишь капля в море среди огромного числа барьеров, ограничивающих развитие бизнеса в Казахстане.

Мнение

Сергей Злотников, исполнительный директор общественного фонда Transparency Kazakhstan

Требования руководства страны об уменьшении числа барьеров и облегчении работы предпринимателей звучат регулярно. Но воз, по сути, и ныне там, потому что не сделано главного: процедура общения бизнеса с государственными органами остается чрезвычайно сложной, а платить налоги по-прежнему невыгодно. Если правительство действительно уменьшит число административных барьеров, за этим последует не только улучшение бизнес-климата в стране, но и существенно уменьшатся объемы теневой экономики, что даст дополнительный прирост налогооблагаемой базы. А по некоторым оценкам, теневая экономика в Казахстане занимает от 40% до 70% от общего объема ВВП страны. Однако вряд ли стоит ожидать каких-то серьезных перемен в ближайшее время, так как сам Налоговый комитет постоянно лихорадит от скандалов. Сейчас едва ли не все руководство комитета ушло в отставку. И дело не в личностях, а в сути системы. Она пытается «ритуальным» путем реформировать себя, принять новые кодексы. Однако менять необходимо главный акцент работы налоговых служб – основная масса налогов, собираемых в тех 50 странах, в число которых мы хотим войти, приходит от граждан этих государств. В Казахстане, напротив, налоги поступают от предприятий. Думаю, если у нас платить все положенные налоги, бизнес в Казахстане не будет приносить никакой прибыли. Казахстану необходимо использовать опыт стран европейского сообщества. Их законодательство упрощено и приближено к реальности. В каждом министерстве создан специальный комитет, который отслеживает, как изменения в законодательстве влияют на объем материальных и временных затрат бизнеса. Существует формула, которая рассчитывает «высоту» административных барьеров: это количество времени, затраченное на выполнение операций, которое необходимо для выполнения данной нормы. Это позволяет объективно определять эффект от всех нововведений.

Эксперт

Александр Самойлов, консультант Фонда информационной поддержки развития общества

У нас есть проект по улучшению бизнес-среды в ВКО, который стартовал в 2001 году. Мы тщательно изучали мнение предпринимателей о том, какие процессы их взаимодействия с государственными органами для них являются самыми актуальными и в то же время сложными, требующими снижения затрат и времени на прохождение этих процедур. Именно эти процессы мы брали в разработку и создавали рабочие группы из числа государственных служащих. Мы подробно расписывали процессы начиная от первого и до последнего этапа, когда услуга считается оказанной: например, выдано разрешение или лицензия. В ходе этой работы нами было описано 70 процессов взаимодействия между государственными органами и бизнесом. Они были подвергнуты реинжинирингу, то есть оптимизации и улучшению. Была снижена стоимость получения государственных услуг, предприниматель получил алгоритм своих действий: в какой кабинет зайти, когда чиновник принимает документы, какие бумаги необходимо сдать, почему именно эти бумаги, на основании каких нормативно-правовых актов предприниматель должен сдавать те или иные документы, сколько времени они будут обрабатываться, сколько необходимо заплатить за получение определенного документа, что считается результатом прохождения каждой ступени… Госслужащие же получили представление о том, каким образом должен проходить процесс работы с бизнесменом. Позже чиновники уже без нашего участия, чего мы и добивались, расписывали процессы. Чтобы придать определенную гласность нашей работе, все схемы мы разместили на сайтах акимов ВКО и города Усть-Каменогорска. В дальнейшем в ходе реализации наших проектов, которые финансировались USAID, эта методология была распространена не только в Казахстане, но использовалась также и за рубежом – в Кыргызстане, Таджикистане и Узбекистане. С 2003 года мы обратили внимание на малые города – Зыряновск и Риддер, где использовали ту же методику. Здесь мы брали такие, например, процессы, как отвод земельного участка, получение разрешения на строительство, создание кондоминиума и определение в нем доли предпринимателя. Когда мы расписали, как должно происходить получение разрешения на отвод земельного участка, то увидели, что наш вариант оказался «короче» на 1,5-2 месяца. Более того, объединив свои усилия с акиматом ВКО, мы издали памятку по процедуре предоставления земельных участков. Мы пока не можем решить для себя одну важнейшую проблему: актуализировать полученную информацию. Все описанное происходило в 2002-2003 годах, сегодня на дворе 2008 год, и многое изменилось. Например, самая простая проблема – госучреждение переехало в новое здание, или изменилась процедура предоставления госуслуги. А информация не обновляется и устаревает. Соответственно, доверие к чиновникам со стороны предпринимателей падает. Государственным служащим действительно тяжело. Постоянно общаясь с работниками акиматов, я вижу, что большинство чиновников работают, не поднимая головы. Но другой вопрос: тем ли они занимаются? После собрания одной из рабочих групп ко мне подошел заместитель област¬ного департамента акимата и прямо заявил, что только что проделанная с нами работа и является его основной функциональной обязанностью. Но его постоянно отвлекает начальство, которое дает ему непрофильные поручения.

01.10.2008

Адиль Урманов, www.and.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.