Казус в платочке

Гульбахараш Шоканова приехала из Рудного в Костанай искать справедливости. На автовокзале, покинув рейсовый автобус, она вышла в город из-под дорожного знака “Въезд запрещен”. Получилось символично.

Гульбахараш Шоканова приехала из Рудного в Костанай искать справедливости. На автовокзале, покинув рейсовый автобус, она вышла в город из-под дорожного знака “Въезд запрещен” Получилось символично.

Бег по кругу

Назад дороги нет - прежний ее дом в Карабалыкском районе уже разрушен, как и сам целинный поселок. 18 лет назад она бежала из глубинки в Рудный. В те годы в стремительно пустевшем рабочем городе найти жилье было проще простого. Так Шоканова вместе с приемной дочерью Анарой заселились в трехкомнатную квартиру, хозяева которой уехали в Россию в 1994 году.

- Примерно через год мы узаконили вселение - заключили с ПКСК “Эллада” договор найма, который был зарегистрирован в акимате в ноябре 2002 года, - рассказывает Гульбахараш. - А через три года недвижимость резко подорожала, и начались наши беды. Прежние хозяева прислали знакомым доверенность на право распоряжения квартирой, и нас попросили на выход.

Таких историй по стране можно насобирать воз и малую тележку. Но у Гульбахараш случай все-таки особый. Ее история может обернуться большими неприятностями административного, а то и уголовного характера для акима Рудного Николая Денинга. Но обо всем по порядку.

Суд да дело

Наша героиня хоть и проста, но все ж не лыком шита. В многочисленных судах, где решался вопрос о выселении семьи из арендованной квартиры, она выступала сама - на адвоката у пенсионерки денег нет. Упорства и решимости ей придало рождение внучки.

В итоге Гульбахараш пусть не сразу, но добилась судебного решения, которое в общем устроило как истцов, требовавших выселения, так и ответчиков, не желавших покидать жилье. Летом 2006 года суд предписал семье Шокановой освободить квартиру, обязав при этом горакимат предоставить ей вне очереди другое жилье из государственного коммунального фонда. Чиновники пытались опротестовать решение в вышестоящих судебных инстанциях, а когда это не удалось, ушли в глухой отказ. В гражданской коллегии облсуда Шокановой объяснили: выселение возможно только при условии получения другого жилья.

- Много раз я ходила в акимат, но к главе города так и не попала, - рассказывает Шоканова. - Эта дверь закрыта для простых людей, а сам Денинг только отписки присылал. Замы акима мне говорили, что свободных квартир в городе нет и я должна ждать очереди. Когда я спрашивала, почему в Рудном не восстанавливают пустые многоэтажки (их у нас - пруд пруди!), они внятно ответить не могли.

Кстати, одно из таких разбитых строений находится напротив недавно отремонтированного здания ЦОНа, в котором располагается рудненский жилотдел акимата. Для сотрудников жилотдела этот бесхозный полуразваленный дом - настоящий козырь в спорах с посетителями и прессой.

- Если в городе нет строитель­ства, нет и новых квартир, - убеждала меня завсектором жилотдела Екатерина Швалева. - Что тут распределять?

- Но, насколько я знаю, в Рудном было сдано два новых коммунальных дома, а это 140 квартир. Почему в число новоселов не попала Шоканова?

- Потому что не попала. На момент распределения жилья мы еще вели борьбу и посылали жалобы в апелляционную и надзорную инстанции.

Железная статья

Пока Рудненский акимат изо всех сил пытался избежать ответственности, квартира, в которой живет семья Гульбахараш, была перепродана. Вместе с жильцами. В апреле 2008 года новые собственники подали еще один иск о выселении. На этот раз горсуд Рудного решил не заикаться о том, чтобы акимат предоставил Шокановой квартиру вне очереди. Более того, 25 июля судья Екатерина Слободяникопределила: Выселить Шокановунезависимо от предоставления ей жилья из госжилфонда”.

И на руках Гульбахараш оказались два законных решения суда, вступившие в силу, но по сути противоречащие друг другу. Суд­исполнители теперь голову ломают, как им быть.

- По инструкции выселение должно быть первоочередным действием, - утверждает руководитель Рудненского отдела администратора судов Аскар Тикенов. - Но мы пока не спешим. У нас в папке 18 подобных решений, не исполненных по вине акимата.

А завсектором акиматовского жилотдела Е. Швалева на мой вопрос, можно ли считать многолетнее неисполнение судебных решений нарушением закона либо преступлением, отвечает отрицательно:

- Это такой юридический казус. В законодательстве о судисполнительном производстве написано: решение должно быть исполнено в течение 2 месяцев. А как мы это сделаем, если нет квартир, чтоб их распределить? У нас ведь есть еще и другая категория внеочередников: ветераны войны, например. Им мы тоже ничего не даем.

Но начальник судисполнителей Рудного А. Тикенов считает, что чиновничья позиция - от лукавого:

- Не надо нам говорить о казусах. Мы не малые дети и понимаем, что казусы надо было разрешать в суде. А сейчас надо исполнять. Если при распределении жилья в новом коммунальном доме, который вот-вот будет сдан, этим 18 гражданам опять ничего не дадут, ну… Тогда это уже железная 362-я статья УК РК - злостное неисполнение вступивших в силу решений суда.

- А кому вы ее предъявите?

- Акиму города. Я сейчас не могу ни имущество описать, ни продать что-то с торгов. Единственный вариант - административная и уголовная ответственность.

23.10.2008

Стас Киселев, www. time.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.