Военбомжи: Отступать некуда - впереди ОБСЕ!

Вчера офицеры запаса из общественного объединения “СВ-БОМЖ” перекрыли дорогу к районной эксплуатационной части (РЭЧ) в алматинском микрорайоне “Жулдыз”. Около 10 машин, обвешанных яркими плакатами с кричащими лозунгами, подъехали к воротам РЭЧ и забаррикадировали проезд, парализовав работу этого военного учреждения.

Вчера офицеры запаса из общественного объединения “СВ-БОМЖ” перекрыли дорогу к районной эксплуатационной части (РЭЧ) в алматинском микрорайоне “Жулдыз”. Около 10 машин, обвешанных яркими плакатами с кричащими лозунгами, подъехали к воротам РЭЧ и забаррикадировали проезд, парализовав работу этого военного учреждения.

К началу рабочего дня военбомжи припарковали свои машины таким образом, чтобы больше никто не смог въехать во двор РЭЧ. Для пущей убедительности с одной даже сняли переднее колесо и оставили авто стоять на домкрате. Лобовые стекла машин украшали цветные плакаты с карикатурами и резкими лозунгами типа “Не дадим украсть народные деньги!”. А для придания мероприятию духподъемности офицеры запаса включили на полную громкость магнитолы с военно-патриотическими песнями, которым периодически подпевали.

Сотрудники РЭЧ поспешно закрыли ворота, чтобы не пропустить митингующих на территорию части, и все время, пока шла акция протеста, отказывались впускать даже пришедших на работу сослуживцев. Работа эксплуатационной части была парализована.

- Мы подъехали именно сюда, потому что эта часть занимается расквартированием военнослужащих, - говорит подполковник запаса Даулет Жумабеков. - РЭЧ - структурное подразделение Министерства обороны, которое ведет учет всех квартир, находившихся в ведении Алматинского гарнизона, и контролирует их распределение. Сейчас они сами попрятались и нас не впускают.

Напомним, начальник Главного управления расквартирования войск Минобороны РК Ануарбек Уразалинов в интервью нашей газете говорил о том, что уже принято решение изыскать 1,2 миллиарда тенге в бюджете военного ведомства на нынешний год на покупку жилья военбомжам, имеющим на руках решение судов. Однако офицеры продолжают наступление по всему фронту - и не только потому, что обещаниям военных чиновников давно уже не верят.

- Мы обо всем узнаем из вашей газеты, - говорит Даулет Жумабеков. - Но сами никаких официальных ответов от Минобороны так и не получили. Сейчас выяснилось, что они проводят тендер по закупу жилья, но мы уверены, что это делается для того, чтобы разбазарить наши деньги! Мы подписали заявления, которые передадим начальнику РЭЧ, а также начальнику Главного управления расквартирования войск Ануарбеку Уразалинову.

В своем заявлении офицеры требуют выдать деньги, предназ-наченные для закупа квартир, им на руки - исходя из площади, указанной в решении суда по каждому конкретному случаю, и средней стоимости квадратного метра жилья в Алматы.

За всем происходящим пристально следили полицейские Турксибского райотдела полиции, которые лишь однажды подошли к военбомжам поинтересоваться, что происходит. Узнав, в чем причина акции, стражи порядка отошли в сторону. А через некоторое время к месту событий подъехали силовики в штатском. Они внимательно наблюдали за всем, что происходит у ворот РЭЧ, кто-то стал методично переписывать номера машин с плакатами. Все это делалось молча, без малейших попыток усмирить протестующих.

Тем временем, собрав подписи под заявлением, офицеры запаса решили передать их первому руководителю РЭЧ, а точнее - его заместителям: после того, как военбомжи заранее известили начальника части Ермека Дюзекеева о предстоящей акции, он почел за благо срочно уйти в отпуск.

Отставные военнослужащие собрали заявления и принялись стучать в дверь пропускного пунк-та с просьбой впустить их, чтобы оставить бумаги. Но внутрь военбомжи не попали и решили оставить “прощальный подарок” - сняли плакаты со своих машин и скотчем приклеили их к решетке ворот.

Это была уже не первая акция протеста бывших военнослужащих, но впервые они решились на протест без санкции акимата. Как выяснилось позже, последствия не заставили себя долго ждать.

- После того как журналисты разъехались, к нам подошли полицейские и сказали, что нам нужно проехать в местное РУВД для разговора, - сообщил по телефону Раушанбек Болатбаев спустя 20 минут после окончания несанкционированного митинга. - Сейчас нас привезли в РОП Турксибского района и начали допрашивать.

Следующие несколько часов участники акции провели в кабинете следователя. Но, по словам активистов общества “СВ-БОМЖ”, ничего не может их остановить.

- Мы знаем, что наши требования законны, и не боимся давления со стороны властей, - подчеркнул Даулет Жумабеков.

Кстати, два месяца назад бездомные офицеры отправили обращение на имя генерального секретаря ОБСЕ Марка Перрена де Бришамбо. Но до адресата оно так и не дошло: сотрудники алматинского филиала ОБСЕ оставили петицию пылиться среди бумаг.

- Наши юристы, в зависимости от сложности вопроса, либо рассматривают эти обращения самостоятельно, либо отправляют в столицу. Там находится главный казахстанский филиал ОБСЕ, - сообщила газете “Время” сотрудница алматинского филиала, не пожелавшая представиться. - Дальше столичного представительства документы не уходят.

Однако офицеры запаса не собираются отступать.

- В обращении на имя генсека ОБСЕ мы подчеркнули, что граждане Республики Казахстан не имеют права обращаться в международные организации из-за того, что наша страна не ратифицировала ряд основополагающих документов в области прав человека, - говорит Даулет Жумабеков. - Ни в комитет ООН по правам человека, ни в Европейский суд нам нет дос-тупа. Этот факт мы считаем неприемлемым для страны, которая собирается возглавить ОБСЕ!

Офицеры говорят о намерении написать новую петицию г-ну де Бришамбо и доставить ее непосредственно в головной офис ОБСЕ в Вене. В рядах “СВ-БОМЖ” есть пилоты гражданской авиации, регулярно выполняющие рейсы в Европу. Они надеются либо отдать документ лично в руки генсеку, либо официально зарегистрировать его в офисе ОБСЕ.

19.11.2008

Марина Бондаренко, www.time.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.