Бремя домовладения

Альтернативой дорогому и недоступному жилью может стать муниципальная аренда. Несмотря на грандиозное падение рынка жилья, нельзя сказать что нынешние цены довели продажную жилплощадь до уровня всеобщей доступности.

Альтернативой дорогому и недоступному жилью может стать муниципальная аренда. Несмотря на грандиозное падение рынка жилья, нельзя сказать что нынешние цены довели продажную жилплощадь до уровня всеобщей доступности. Более того, в связи с неуклонным ростом населения страны бездомных становится все больше и больше.

Несмотря на грандиозное падение рынка жилья, нельзя сказать что нынешние цены довели продажную жилплощадь до уровня всеобщей доступности. Более того, в связи с неуклонным ростом населения страны бездомных становится все больше и больше.

Как считает заместитель директора Центра анализа общественных проблем (PPRC) Канат Берентаев, те предложения, которые сделало правительство по жилищной госпрограмме на этой неделе, лишь в некотором роде защищают дольщиков, которые пострадали или могут пострадать. Но в большей мере они направлены на защиту тех строительных корпораций, которые уже влезли в долевое участие. Ведь в этом случае есть гарантия, что деньги, которые будут лежать на счету, поступят в карман этих компаний пусть не сегодня, то завтра. Нововведение, исходя из которого акиматы могут выкупить дома у застройщиков, также нацелено на то, что будут решаться проблемы строительных корпораций. При этом правительство изначально ограничило поле конкуренции. Малые фирмы, которые успешно строили небольшие дома, автоматически стали неконкурентоспособными, их выводят за сферу. «Отказ от долевого строительства и упор на жилищно-строительные кооперативы дали бы возможность свободно конкурировать любой строительной фирме – и крупной и маленькой. Изначально, скорее всего, закон о долевом строительстве был пролоббирован крупными строительными организациями и отсек от рынка небольшие компании. Тогда же они попытались воспользоваться ажиотажем роста цен, чтобы застолбить себе почву для дальнейшего развития, но попали под ипотечный кризис. И все меры, которые с прошлого года принимаются, направлены по большому счету на их спасение. А интересы дольщиков остались за бортом», – говорит К. Берентаев. Министр индустрии и торговли Владимир Школьник также предлагает казахстанцам отказаться от долевого строительства в пользу создания жилищных кооперативов. Именно так, по словам главы ведомства, поступили его подчиненные, создав собственный кооператив. Дом уже достроен до нулевого цикла, постепенно вносятся взносы. При этом Мининдустрии совершенствует рынок долевого участия, вводя в него новых игроков, видимо потому, что спасать строительные корпорации и связанные с ними банки все-таки придется.

Канат Берентаев видит более простой выход из ситуации с дольщиками: «Возьмем пример домов, которые построены по госпрограмме. Они, как известно, заселены частично. Государство могло бы дольщикам, которые выплатили деньги полностью либо частично, выделить квартиры в этих домах, а долги переписать на себя, так как акимату намного легче в судебном или ином порядке востребовать их с компании-застройщика. Таким образом, вы как дольщик получаете квартиру, равноценную той, на которую рассчитывали, заключая договор с застройщиком. А его долги перед вами переходят к акимату. Это гораздо лучший способ, нежели то, что происходит сейчас, когда бедные дольщики объединяются и устраивают пикеты. В этом случае муниципалитет становится таким же дольщиком и начинает либо выбивать долг из компании, либо переводить уже имеющиеся у нее жилые площади в арендные дома. Что лучше – когда муниципалитет судится со строительной компанией, или 20–30 дольщиков?»

Экономисты давно предлагают ввести в жилищную программу муниципальное арендное жилье. По мнению эксперта PPRC, государство в лице муниципалитета должно обеспечить собственным жильем социально уязвимые слои, а тем, кто не подходит под эту категорию, давать квартиры в аренду. Отличие между социально уязвимыми и обычными людьми в том, что неимущие будут оплачивать только коммунальные услуги как обычные домовладельцы, а остальные, помимо оплаты коммуналки, дополнительно будут вносить арендную плату. При этом квартира останется в собственности акимата. «Сейчас такой формы нет, но ее надо ввести. Мы с 2004 года пишем, что это должно быть одной из основных форм жилищного строительства. При этом если правительство всерьез собирается вводить в обращение муниципальное арендное жилье, то, как ни странно, оно это делает без закона о предельной арендной плате. Кроме всего прочего надо учесть, что при долгосрочной аренде установленная плата будет фиксированной. Договор не будет разрываться и автоматически продлеваться, если вы не нарушаете правил эксплуатации, делаете текущий ремонт и так далее, как обычно. Контракт должен прерываться либо при нарушении арендатором условий надлежащего уходя, либо по воле арендатора, скажем, когда он купил жилье или переехал в другой город. Это все должно быть расписано в этом законе», – считает Канат Берентаев.

Попытка иметь собственное домовладение фактически связывает человека и мешает его мобильности. И в этом плане одним из направлений в русле удовлетворения потребности в жилье, особенно в тех регионах, где будет привлекаться дополнительная рабочая сила, необходимо основной крен делать в сторону арендного жилья. Надо учитывать, что рынок труда не может существовать без рынка жилья. Вопросы и рынка труда, и рынка жилья должны решаться совместно. К сожалению, эти вещи все время рассматриваются изолированно. Кроме того изначально был выставлен жесткий приоритет собственного жилья, когда государство занялось решением жилищной проблемы. На самом же деле правильнее выставлять приоритет в другом – в обеспечении жильем, а форма собственности будет играть роль второго плана.

21.11.2008

Арсен Саидов, www.liter.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.