Сиротский угол

Жертвами в войне за квадратные метры становятся детдомовцы и сироты. Решение суда по отъему квартиры подтолкнуло 19-летнего петропавловца покончить жизнь самоубийством. Парень просто устал жить в бесконечной борьбе за свою собственность.

Жертвами в войне за квадратные метры становятся детдомовцы и сироты

Решение суда по отъему квартиры подтолкнуло 19-летнего петропавловца покончить жизнь самоубийством. Парень просто устал жить в бесконечной борьбе за свою собственность. Две квартиры на окраине города, которые Николаю Суковых остались в наследство после смерти родителей, были признаны «бесхозными». И местная власть, не дожидаясь решения суда, отняла квадратные метры у сироты. Без крыши над головой сегодня остаются и карагандинские выпускники детских домов. За три года из 1427 выпускников детских домов Карагандинской области получили квартиры только 19. Виноваты в этом уполномоченные госорганы. Прокурорская проверка показала, что даже те ребята, за которыми ранее была закреплена жилплощадь, оказываются на улице. Квартирам сирот местные госорганы по своему усмотрению находят новых хозяев.

Николаю Суковых оставалось всего четыре месяца до получения диплома одного из городских колледжей, когда он решил свести счеты с жизнью. Парень устал жить в осаде и бороться за свою собственность. Не то чтобы Коля был сказочно богат, просто родители оставили ему и старшей сестре две квартиры на окраине Петропавловска, в поселке Заречный. Однокомнатную квартиру мать Николая, Светлана Суковых, которая работала в третьей колонии, получила в 1979 году. И в том же году руководство колонии выделило ей вторую, двухкомнатную квартиру, потому что после рождения второго ребенка мать семейства заболела туберкулезом, и находиться рядом с ней в 18-метровой комнатушке детям стало опасно.

В 2003 году погиб Николай Суковых-старший, а в 2005 году от туберкулеза умерла Светлана Суковых. В квартирах остались 16-летний Коля и его 25-летняя сестра Татьяна с двумя малолетними детьми. А в 2006 году от туберкулеза умерла и Татьяна. Таким образом «богатое» наследство досталось трем пацанам, двое из которых несовершеннолетние. Только документы на жилье оказались в таком беспорядке, что ничего, кроме горя и забот несчастным детям наследство не принесло.

Кому приходилось сталкиваться с органами опеки и попечительства при получении кредита под залог квартиры знает, как придирчиво чиновники рассматривают документы и требуют гарантий соблюдения прав прописанных там детей. Приходится доказывать, что в случае утери квартиры на улице вы своих чад не оставите. Эти формальности государственные опекуны выполняют со всей серьезностью. А вот в случаях, когда от органов опеки требуется реальное участие в судьбе детей, оставшихся без попечения родителей, они зачастую проявляют удивительное равнодушие. Во всяком случае Николаю и его племянникам – Жене и Стасу, оставшимся без всякой поддержки, никто не помог. Младших забрали в детдом, а старшему порекомендовали самому приводить в порядок документы на жилье. Тем более что к тому времени у него появился опекун, 68-летняя бабушка, которая не захотела отдавать подросшего внучатого племянника в детдом.

Главная проблема заключалась в том, что за два с лишним десятка лет ни Светлана Суковых, ни ее муж не приватизировали полученные квартиры. Более того, они умудрились потерять даже единственный документ на недвижимость, который у них был – ордер на однокомантную квартиру, выданный в 1979 году на имя Светланы. А двухкомнатная квартира, несмотря на то что была выкуплена колонией у некоего Колосова, так и осталась зарегистрированной на имя прежнего владельца. В результате мальчишки могли подтвердить свои права на жилье, где прожили всю свою жизнь, примерно как кот Матроскин в любимом мультике: «усы, лапы, хвост – вот мои документы!» Несмотря на наличие большого количества свидетелей, что там проживала семья Суковых, по закону жилье было «бесхозным». И на «бесхозное» жилье тут же нашлись «остро нуждающиеся» люди, которые легко справились со старым да малым.

В первый раз нехитрый домашний скарб вместе с хозяином, Николаем Суковых, добрые люди выбросили на улицу 13 апреля 2008 года, прямо в его день рождения.

Пришлось Николаю переезжать в однокомнатную квартиру. Чтобы не потерять хоть это жилье, Валентина Ивановна и Коля решили действовать. Так как в акимате города их настойчиво направляли в суд, они и пошли в суд «с иском к акимату Петропавловска о признании права собственности на квартиру № 1 по адресу ул. Заречная, 91 на основании приобретательской давности». Но не тут-то было. Оказывается, буквально накануне акимат распорядился забрать в коммунальную собственность и эту квартиру. И хоть судью Петропавловского городского суда Жумадилову удивило, что местная власть отняла у людей имущество без решения суда, на основании одного только собственного постановления, в иске Николаю Суковых она отказала, сославшись на РАЗЪЯСНЕНИЕ кабинета министров РК по вопросам приватизации государственной собственности от 11 февраля 1992 года! То есть на документ, носящий рекомендательный характер, и притом, как утверждают юристы, утративший силу после принятия в 1995 году Гражданского кодекса. Такое решение суда, по мнению близких, стало последней каплей, переполнившей чашу терпения 19-летнего мальчишки, который, как и его бабушка, уже ни во что не верил.

В двухкомнатной квартире, отнятой у сирот, новые хозяева сейчас сделали хороший ремонт, и под окнами у них стоит красивая иномарка. Поселок Заречный, как большая деревня, люди здесь все знают друг про друга и все замечают. Многие негодуют – неужели и Колина квартира, которая стоила ему жизни, достанется чужим людям, а не Жене и Стасику, которые живут сейчас один в Соколовском, второй – в Айыртауском детском доме?! Для чего тогда нужны органы опеки и вообще государственные органы, если все решается по закону джунглей и самые беспомощные и слабые не получают никакой защиты?

05.12.2008

Зауре Жумалиева, www.liter.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.