Коррида малого бизнеса

По оценкам экспертов, мировые и внутренние финансовые проблемы нанесли очень серьезный урон малому и среднему бизнесу. Для Казахстана, в котором только на рынках заняты более двух миллионов человек из семи миллионов ...

По оценкам экспертов, мировые и внутренние финансовые проблемы нанесли очень серьезный урон малому и среднему бизнесу. Для Казахстана, в котором только на рынках заняты более двух миллионов человек из семи миллионов работоспособных, проблемы предпринимательства носят прежде всего социальный характер. Только за этот год закрылись сотни частных предприятий, и, как прогнозируют бизнесмены, следующий год Быка еще больше припрет частный сектор к стенке.

В общереспубликанском объеме налоговых платежей доля МСБ не так значительна: его отчисления в государственную казну составляют примерно 15 процентов. Однако для Алматы упадок бизнеса не сулит ничего хорошего. Здесь сосредоточена треть всех предприятий малого и среднего бизнеса республики. И именно они обеспечивают городу львиную долю дохода – около 69 процентов. Точнее, так было до начала финансового кризиса. С тех пор закрылось больше половины строительных компаний и порядка 80 процентов агентств недвижимости.

– Затронуты практически все отрасли, и многие предприятия уже закрылись, – говорит вице-президент Независимой ассоциации предпринимателей Тимур Назханов. – Первая волна закрытий прокатилась по производственным предприятиям, поскольку они большей частью выживали за счет кредитов. Затем свою деятельность прекратили многие компании, связанные со строительной отраслью, – от строителей и риэлторов до экспедиторов и реализаторов строительных материалов и домашней техники.

Пострадала и сфера услуг. Без работы остались сотрудники десятков компаний образовательного профиля, рекламного рынка и консалтинговых фирм. Однако, несмотря на то, что основной удар пришелся на средний бизнес, малому также пришлось сильно сбавить обороты.

– Малый бизнес более гибкий, но он всегда тяжелее переносит подобные катаклизмы. Его потери, конечно, не так велики, но в данном сегменте у нас занята значительная часть населения. Поэтому проблемы малого бизнеса в первую очередь могут отразиться на стабильности нашего общества, – считает Тимур Назханов.

Но оценить масштаб кризиса малого и среднего бизнеса сейчас не сможет никто. Как правило, официально не оформляется не только увольнение сотрудников частных предприятий. Сложно сказать, сколько компаний в принципе осталось на плаву. Так, до кризиса из более чем 60 тысяч предприятий Алматы, по данным Независимой ассоциации предпринимателей, фактически работало около 40 тысяч. Столь большое отличие от официальных данных объясняется тем, что закрывать компанию законным путем предпринимателям невыгодно.

– Чтобы ликвидировать предприятие, нужно проделать огромную работу, заплатить минимум 4 тысячи долларов, а сам процесс может затянуться на 3-4 года, – объясняет вице-президент НАП. – Поэтому предприниматели предпочитают приостанавливать деятельность компании. При этом в налоговые органы сдаются так называемые «пустографки» – пустые бланки налоговой отчетности. Таким образом предприятие числится работающим.

О количестве закрываемых предприятий малого и среднего бизнеса ассоциация судит, как говорится, по себе. Так, за последние полгода ежемесячно из ее состава выходит порядка 15-20 компаний. Больше 90 процентов из них объясняют свое решение приостановлением бизнеса. Хотя, как отмечает Тимур Назханов, появляются и новые члены. Некоторым сферам МСБ кризис оказался не столь опасен. Негативные последствия обошли прежде всего рынок продуктов питания. Как говорится, независимо от состояния кошельков, кушать хочется всегда. Не отказываются потребители и от необходимых в быту товаров народного потребления. Также кризис почти не коснулся многих компаний инновационного профиля. По словам, вице-президента НАП, такие фирмы до кризиса не испытывали особых взлетов, сейчас же – сильных падений.

Но все же общая ситуация не внушает оптимизма. Предпринимаемые правительством антикризисные меры, по мнению представителей бизнеса, не возымели эффекта. Кредиты, выделяемые через фонды развития, не дошли до получателей из-за высоких банковских ставок.

– Ставки в этом году возросли до 22-25 процентов. Кроме того, возникли серьезные проблемы с залоговым обеспечением, поскольку основные активы – земля и недвижимость – очень сильно обесценились. А чтобы взять кредит, нужно предоставить залог, в два, а то и в три раза превышающий сумму кредита, – говорит Тимур Назханов. – Но все принимаемые меры не сработали, потому что государство пытается их решить за счет административного давления. Из­за того, что правительство пытается диктовать, по каким ценам строительным компаниям продавать квартиры, а банкам – ставки кредитов, диалог не получился.

В результате финансовые активы компаний сильно истощились за этот год. И в следующем, как предрекают эксперты, бизнесу придется совсем туго. А это значит, что еще больше предприятий приостановят свою деятельность и еще больше казахстанцев останутся без рабочих мест.

12.12.2008

Юлия Мамырбаева, www.izvestia.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.