Продавцы воздуха

В Житикаре, чтобы продавать квартиры, не обязательно их иметь. Механизм простой, как мычание. Даешь объявление в местной газете о продаже квартиры, которая тебе не принадлежит. Истребуешь у покупателя залог, хотя бы тысяч 50.

В Житикаре, чтобы продавать квартиры, не обязательно их иметь

Механизм простой, как мычание. Даешь объявление в местной газете о продаже квартиры, которая тебе не принадлежит. Истребуешь у покупателя залог, хотя бы тысяч 50. Если повезет - можно и посолиднее. И больше ты этого покупателя в упор не видишь.

Чье жилье? Все мое!

И это только самая элементарная схема. С собственностью на жилье в Житикаре такой беспредел, что строить их можно бессчетно. Люди до сих пор не расхлебали последствия оптимизации начала века.

Например, по описанной схеме на чужой квартире пыталась заработать жительница Житикары Зауре Борибаева. Это жилье было приватизировано еще в 1994 году выехавшими из города людьми. Семья Борибаевых, осведомленная и о том, и о другом, в квартире № 53 по адресу: 6 мкрн, дом 25, проживала временно по договору с акиматом. Но в 2007 году продавала ее как свою. И сумела получить от Айсулу Утебаевой в несколько приемов 230 000 тенге. Несмотря на решение суда по гражданскому делу в ее пользу, денег Утебаева не получила до сих пор.

Прибыльная квартира

Эта располагается по адресу: 4 мкрн, дом 24, кв.10. К продаже предлагалась не единожды. И всякий раз, вне зависимости от завершенности сделки, с немалой выгодой для семьи Борибаевых. Первому покупателю, Асие Шармухамбетовой, в июле 2007 года квартиру даже не показали. Борибаева сообщила, что квартира по доверенности от прежних хозяев принадлежит ее сыну, но живет в ней квартирант, который уехал в Россию. Вернется - его сразу выселят. Задаток составил на этот раз 100 000 тенге. Хорошо, что покупательница догадалась съездить на квартиру сама. Выяснила, что проживает в ней человек, вселенный туда по договору найма акиматом и съезжать не собирается. Шармухамбетова сообщила Борибаевой, что если бы знала обо всех этих обстоятельствах, не стала бы претендовать на покупку и оставлять задаток. Однако Борибаева настаивала, что от сделки покупательница отказалась сама и денег ей не отдадут. Снова иск, снова решение в пользу Шармухамбетовой, и - до сих пор никаких денег.

А в сентябре ту же квартиру за 900 000 тенге решили купить Вячеслав Герасимов и Майра Исембаева. Хозяйка их съемного жилья поставила перед фактом: до 10 сентября должны съехать. Об этом обстоятельстве они сказали Ерлану Борибаеву, который представился владельцем продаваемой квартиры. И заявил, что как раз на 10 сентября назначен суд по выселению с этой жилплощади временного жильца Глибчука, дескать, как раз успеете. Задаток составил 50 000. тенге. После 10-го однако от хозяев пришла весть, что суд переносят на 20-е. Покупатели ждать не могли и купили другое жилье. Дешевле, сообщали на суде Борибаевы, напирая на то, что покупатели сами отказались от сделки в пользу более выгодной. И нет поэтому повода возвращать им задаток.

- Неправда, мы купили квартиру за 1 млн 100 тыс. тенге. Деваться было некуда, - говорит Герасимов. - К тому же я узнавал: никто вообще суд по выселению Глибчука на 10 сентября не назначал. Нас специально на эту дату Борибаевы сориентировали. Кроме того, мы задаток вручили, а объявления о продаже квартиры в газете так и шли. Согласитесь, есть основания считать, что нас обманули.

Дальше стандартно: гражданское дело, решение в пользу Исембаевой. А денег нет.

Но самая «дорогостоящая» история произошла с Райханой Исмуратовой, которая выплатила все за ту же квартиру практически полную ее стоимость - 670 000 тенге, взяв кредиты. Но когда попыталась зарегистрировать право собственности, выяснилось, что недвижимость под арестом. Тот самый Максим Глибчук, выселяясь, потребовал, чтобы Борибаевы возместили ему 47 с небольшим тысяч за косметический ремонт в квартире. Не возместили. В интересах Глибчука судебный исполнитель и наложил арест. Отметим, что на сумму, полученную от Исмуратовой, Борибаевы вполне могли бы вернуть деньги всем, кому должны были по проигранным гражданским делам.

Больше взять с семейства, где оба родителя имеют высшее образование, причем один - юридическое, нечего. Нигде не работают, постоянного источника дохода не имеют. Зато сумма, собранная ими по описанным эпизодам, - 1 млн 140 тыс. тенге

Лучшая защита - нападение

В ней особняком стоят 60 000 тенге, которые они брали в долг под расписку у Валентины Филоненко. Но исключение только подтверждает правило. Деньги не вернули. Зато чего только та не услышала о себе в ходе суда: и что неграмотна, и что расписку, которую готова была вернуть Борибековым, у нее отобрали при грабеже. При этом расписка в натуральном виде в деле имелась, а апелляционную жалобу в облсуд Филоненко свободно писала своей рукой. Доказано также, что Борибековы знали об аресте квартиры, даже обращались в прокуратуру с требованием признать его незаконным, имеются. Они показывали на суде, что деньги потерпевших тратили на операцию, на обучение сына, на посевную. Ни одного подтверждающего документа не представили.

После гражданских дел, которые ничего людям не дали, по 5 эпизодам против Борибековых было возбуждено уголовное дело по обвинению в мошенничестве. В двух случаях - самых кричащих, связанных с Утебаевой и Шармухамбетовой, - Борибаева признана виновной и осуждена к условной мере наказания. По остальным оправдана, как и муж. Их действия суд сводит к гражданско-правовым спорам. Это так удобно сводить все к этим спорам, игнорируя кратность и похожесть эпизодов, что напоминает неотъемлемое звено в схемах Борибаевых. Недаром они свободно говорят потерпевшим, что никаких денег те не получат. На суде и за его дверями, в один голос говорят потерпевшие, они не гнушались насмешек, вообще вели себя на грани фола.

- Нам сказали, можете сколько угодно махать своими судебными решениями, - говорит Вячеслав Герасимов. - И дело уже не в деньгах, а в правосудии.

- А меня кто-то откровенно пугает, причем он абсолютно осведомлен о сути дела, - признается Райхана Исмуратова. - Я даже просила занести мои слова в протокол судебного заседания, если со мной что-то случится.

После суда все потерпевшие написали апелляционные жалобы в коллегию по уголовным делам облсуда, прокуратура района направила в ее адрес свой протест.

15.01.2009

Галина Каткова, www.ng.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.