Проверено: мины есть

Определить количество проверок, которым подвергаются казахстанские предприятия, крайне затруднительно. Например, по данным отдела правового учета Генеральной прокуратуры, СЭС проводит 141 тысячу проверок в год ...

Определить количество проверок, которым подвергаются казахстанские предприятия, крайне затруднительно. Например, по данным отдела правового учета Генеральной прокуратуры, СЭС проводит 141 тысячу проверок в год, а по данным самой санэпидслужбы - более шестисот. В 2007-м, домораторном году, 82 процента казахстанских предприятий было охвачено проверками. При этом лишь 4 ведомства проверяли не всех поголовно. Налоговики проверили 7 процентов "подопечных", Министерство труда - 10 процентов, Министерство экологии - 20 процентов, а образования и науки - 27-30 процентов. Остальные 52 органа проверили все, что входит в сферу их компетенции.

И опыт - сын ошибок трудных

Первый опыт введения моратория на проверки предприятий был в 2003 году. Тогда доступ госорганов в бизнес ограничили на 9 месяцев. Задача была поддержать встающий на ноги казахстанский бизнес. Несмотря на то, что большинство госорганов активно заявляло, что мораторий приведет к массовым нарушениям, этого не произошло. Не было ни массовых отравлений, ни вселенских пожаров. Задача моратория 2008 года была несколько иной.

- И первый, и второй опыт введения моратория показали, что это серьезная поддержка для бизнеса, но мы в очередной раз получили подтверждение, что государство не заинтересовано в том, чтобы отрегулировать порядок проведения проверок, - говорит вице-президент Независимой ассоциации предпринимателей Тимур Назханов. - Мораторий объявлялся для того, чтобы дать время госорганам привести к единому знаменателю все имеющиеся документы, касающиеся проведения проверок, и подготовить единый для всех закон о правилах их проведения, процедуре, правах и обязанностях. Но с 26 февраля, когда вышло постановление, и до конца года не было принято ни одного нормативного документа, не говоря уж о законе. Все осталось по-прежнему. 31 декабря мораторий закончился, и 5 января проверяющие начали звонить на предприятия и предупреждать, чтобы их ждали: Мы еще раз убедились, что контролирующие органы, а их у нас 56, совершенно не заинтересованы в том, чтобы изменить ситуацию.

Команда навести порядок в этой сфере поступила от главы государства, но исполнять его волю чиновники не торопились. Они сидели и ждали, когда все закончится и проверки можно будет продолжить. Лишь предприниматели решили, что ими заинтересовались всерьез и в феврале создали республиканское движение "Бизнес и проверки". Начали активную работу, провели социологические исследования, выпустили книгу, где расписали, какими должны быть проверки и как к ним относиться. Международные эксперты на базе проведенных социологических опросов подготовили концепцию о внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам проведения проверок. В ноябре эту концепцию положили на стол премьер-министру и собрались в Астане на завершающее обсуждение.

Отношение государства к проблеме бизнеса и показал этот "круглый стол" в столице. Уровень представительства госорганов был показательным.

- Нам было даже как-то стыдно: на мероприятие собрались представители бизнес-ассоциаций Алматы, Астаны, Караганды, Тараза, Усть-Каменогорска, Уральска, Шымкента, - вспоминает Тимур Назханов. - А от государства - девушка из Минюста, начальник отдела Министерства экономики и бюджетного планирования, директор департамента поддержки предпринимательства Министерства индустрии и торговли. Вице-министр этого ведомства был лишь в начале, а потом покинул "круглый стол", видимо, по более неотложным делам. Это показатель того, как государство озабочено проблемами нормализации процедуры проверок. Декларации о том, что государство нас поддерживает, есть, но как только возникает ситуация, что у чиновников отбирают какие-то полномочия, то они начинают за это биться насмерть.

Процедура проведения проверок сама по себе достаточно обременительна для предприятий, занимает много времени, отвлекает от ведения бизнеса. Затраты идут на заработную плату людей, которые выделяются для работы с проверяющим, а иногда проверяющие требуют и выделения транспорта, и даже оплаты обедов. Тимур Назханов рассказал, что есть официальные данные, согласно которым государству вся эта проверочная деятельность обходится ежегодно в 2 миллиарда 622 миллиона тенге. И это только официальные цифры, которые вычислялись исходя из того, что работать с проверяющими будут люди, имеющие минимальную заработную плату. Если же подсчитать убытки в реальном размере, то цифра будет и вовсе удручающей.

Зачем ты меня "кошмаришь"?

Самому предпринимателю понять, правильно ли его проверяют, не нарушают ли закон, практически невозможно. Ведь сегодня в законодательстве Казахстана имеется более 100 законов, которые регулируют порядок проведения проверок. А количество нормативно-правовых актов на уровне министерств и ведомств не поддается подсчету. Тем более нельзя их все знать и помнить, уверяет вице-президент ассоциации предпринимателей.

- Когда парламентом в 2006 году принимался закон о частном предпринимательстве, в 38 статье был расписан порядок проведения проверок (17 пунктов). Мы там участвовали в рабочей группе по подготовке документа и добились, чтобы интересы предпринимателей были учтены. Все было хорошо расписано: проверяющий приходит, показывает удостоверение, акт назначения проверки, зарегистрированный в Генпрокуратуре, регистрируется в журнале учета проверок, акт, протокол подписывает. Максимальный срок проверки ограничивался тридцатью днями. Если проверять дольше, нужно опять получать разрешение. Но после того как этот проект был отправлен на согласование в министерства и ведомства, мы получили в итоге закон, в который были вписаны два новых пункта. Восемнадцатый - что этот порядок не относится к случаям пересечения границ (это для таможни), в рамках оперативно-розыскных мероприятий (финпол, МВД, КНБ) и за исключением соблюдения налогового, таможенного, финансового законодательства. То есть налоговая, финполиция, таможня могут не регистрировать свои проверки. Девятнадцатый пункт, согласно которому можно проверять все, что относится к вопросам безопасности жизни, здоровья населения. Согласно ему СЭС, ветнадзор, фитосанитарный контроль, пожарные, ЧС, то есть фактически все основные проверяющие органы, которые больше всего досаждают бизнесу, получили право проводить проверки, не регистрируясь. А что это означает в реальности? Я могу прийти на предприятие, зная, что моя проверка может быть нигде не учтена, я могу творить что хочу, требовать что хочу, и за мной проверять не будут, так как я не зарегистрировал проверку. Когда мы проводили опросы, то выяснили, что 44-46 процентов проверяющих приходили без регистрации акта назначения проверки в органах прокуратуры. Около 30 процентов приходили с бумагой, где печать и подпись начальника их ведомства. И 20-25 процентов приходили просто с удостоверениями. Поэтому мы в этот раз в своих предложениях указывали на эти моменты: если есть законный порядок, то исключений из него быть не должно.

Кому проверка - мать родна:

И вот теперь, когда мораторий закончился, "оголодавшие" чиновники рванули наверстывать упущенные возможности.

- Мне сообщают изо всех регионов, что как только люди вышли на работу после нового года, пошли звонки: готовьтесь.

Звонит директор предприятия, которое занималось выпуском металлоконструкций для строительства. Заказов у него нет, рабочие в отпусках без содержания или уволились. Не успел начаться новый год, как ему позвонили налоговики и сообщили, что придут его проверять. Следом из ЧС: готовься - придем проверять. И вчера позвонили из Минтруда. А у него из персонала остались он, бухгалтер и грузчик. Уже три госоргана выстроились в очередь, чтобы проверить его деятельность, которой и так нет в связи с кризисом. Проблема еще в том, что разница в размерах штрафов за однотипные нарушения у нас очень велика. Имеющийся Административный кодекс является очень коррупционным. Вилка может быть от 50 до 2000 МПР. И сколько будет выписано, зависит от проверяющего. Естественно, он берет по максимуму, а затем предлагает предпринимателю: давай сделаем так, чтобы ты платил не 2000 МРП, а 200. И предприниматель стоит перед выбором: либо платить огромный штраф, либо дать проверяющему 100 долларов и заплатить по минимуму. И парадокс в том, что, как правило, подвергаются этим проверкам более-менее законопослушные предприятия. Те же, которые не зарегистрированы, так называемые левые, работают под покровительством тех же самых проверяющих и проверкам не подвергаются, - обратил наше внимание господин Назханов.

Когда у госорганов спрашивают, нужны ли проверки, то все дружно уверяют, что отменить их невозможно, нецелесообразно и несвоевременно. Ведь в периоды действия моратория подавляющее большинство сотрудников из тех 56 госорганов, наделенных контролирующими правами, сидят, изнывая от безделья. И если проверки будут отменены, то сокращение госслужащих будет кардинальным. Ведь, вопреки распространенному мнению, главная задача проверяющих не улучшить качество товаров, услуг, работу предприятий, а найти то, за что можно оштрафовать. Такая зеркальная статистика показателей работы. То есть, цель у наших чиновников прямо противоположна тому, что они заявляют. Хорошо работающий чиновник не тот, у которого прекрасно работающие предприятия, а тот, у которого больше выявлено нарушений. Для них главное не заставить предприятие работать честно, выпускать доброкачественную продукцию, а оштрафовать его и оставить все так, как было, дабы можно было прийти через год и опять оштрафовать.

Вот и получается, что проверки идут практически тотальные, а улучшений никаких нет. Взрываются газовые баллоны в кафе, полыхают кафе и магазины, в магазинах рискуем приобрести недоброкачественные, с просроченным сроком реализации продукты. А по отчетам чиновников все замечательно.

03.02.2009

Мария Ивакина, www.express-k.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.