Как стать миллиардером

Девальвация грянула вовсе не в среду! Во вторник в ходе утренней сессии валютных торгов на Kазахстанской фондовой бирже было продано без малого 335 миллионов долларов. В ходе дневной – 1 миллиард 76 миллионов 105 тысяч долларов!

Девальвация грянула вовсе не в среду! Во вторник в ходе утренней сессии валютных торгов на Kазахстанской фондовой бирже было продано без малого 335 миллионов долларов. В ходе дневной – 1 миллиард 76 миллионов 105 тысяч долларов! Остатки – менее 60 миллионов «разобрали» на вечерней сессии. А назавтра тенге ухнул в «свободное плавание»… Кто?! Кто такой прозорливый, сумевший угадать расклад и сорвать рекордный куш? Новый кандидат из Казахстана в список «Форбса»?

Коммерческая тайна!

Никто ничего не знал?

Если судить по объемам торгов в нынешнем году, то значительных сделок было не так много: от пяти миллионов до 400. Но чтобы миллиард – такого не было…

А в четверг KASE распространила любопытное сообщение о том, что она вводит «ограничения по операциям АльянсБанка в связи с неисполнением им нетто-обязательств по сделкам купли-продажи долларов от 4 февраля». А также принимает решение «перевести названный банк с 5 февраля 2009 года в режим предварительной поставки продаваемой и предварительной оплаты покупаемой иностранной валюты сроком на три месяца».

Иными словами, банк не оплатил бирже «комиссионные» за покупку валюты. И «комиссионные» немалые – 549 миллионов тенге.

В тот же день KASE подтвердила «исполнение Альянсом своих обязательств по валютным позициям, нарушенным в среду» и даже готова «рассмотреть возможность отмены ранее принятого решения или сокращения срока действия упомянутого режима». А сам банк распространил пресс-релиз, в котором сообщил, что «неоплата была вызвана техническим сбоем».

Чего ещё в этой цепочке не хватает? Тех, кто получил накануне от фонда «Самрук-Казына» «подъемные» по миллиарду долларов – Казком и Народный банк? Но их предводители «кровью расписались» перед президентом страны, что ни налево, ни направо эти деньги не уйдут…

А чем, например, объяснить, что ближе к полуночи возле круглосуточных обменников в Алматы и Астане образовались мини-очереди из желающих прикупить доллары? С трудом верится в то, что эти люди случайно проходили мимо и так – на всякий случай! – решили обменять тенге на твёрдую валюту. Или всё-таки по наводке?

Неспроста в пятницу на заседании фракции партии «Нур Отан» Мухтар Тиникеев обвинил руководство Нацбанка в «сливе» информации о грядущей девальвации и предложил провести расследование. По словам депутата, секретной информацией о предстоящем падении курса тенге воспользовался в своих целях кто-то из команды председателя.

– Парламент, допустим, об этом ничего не знал! – то ли с обидой, то ли с сожалением воскликнул Тиникеев.

…А Марченко узнал много нового

Глава Нацбанка Григорий Марченко обвинение воспринял спокойно, заметив, что никакой утечки информации не было, что все было сделано быстро и скрытно и что от принятия решения о начале девальвации до объявления об этом событии прошло менее 24 часов, однако добавил:

– Если такая информация будет – давайте её проверять. И я, как руководитель Национального банка, заинтересован в том, чтобы у нас всё было максимально ответственно и прозрачно… Вот нас обвиняют, говорят: дали бы больше времени, мы бы тогда успели все свои дела сделать. Но, извините, очень много звонков было в среду – и я очень много нового о себе узнал «хорошего». Люди звонят и говорят: мол, мне в пятницу нужно было провести платёж в Америку, а я не успел конвертировать, ты бы меня предупредил, провёл бы девальвацию в понедельник… Или, мол, у меня большой тенговый депозит в марте закрывается – куда вы торопились?..

Только сумасшедший может представить себе, что глава Нацбанка «сливает» кому-то столь дорогую информацию.

Отчасти за Григория Александровича говорит тот факт, что даже не все члены правительства были в курсе отпуска тенге в свободное плавание. Так что январское уверение министра экономики и бюджетного планирования Бахыта Султанова о том, что девальвация будет «плавной в течение длительного срока» и в рамках десяти процентов, можно считать либо несогласованностью и непродуманностью действий, либо чем-то явно похуже. Зато, скажем, вице-министр финансов Руслан Даленов, когда узнал, что в среду утром курс тенге упал до 144 долларов, тут же посоветовал журналистам продавать имеющуюся валюту. И даже заявил, что сразу после этого интервью сам побежит в «обменник» продавать доллары! Правда, не сказал, сколько именно он готов обменять…

Так был «слив» или не было? А все вышеперечисленные совпадения куда девать? Или это просто набор счастливых случайностей? Нечаянная радость?

При желании, конечно, можно вычислить и того, кто «слился», и того, кто удачно «сыграл» на бирже. Было бы желание! Но будет ли? Потому что «срывание всех и всяческих масок» станет наглядным подтверждением тому, что нынешний кризис очень даже кому-то на руку.

«Вложи скорей, пока их не отняли»

Так, кажется, сказал однажды поэт Вишневский. А ещё помнится, как осенью прошлого года нынешний председатель Национального банка Григорий Марченко, отвечая на вопрос журналистов, в какой валюте лучше хранить свои сбережения, ответил, что можно и в долларах, и в евро. Но предпочтительнее в тенге. Воображаю, какими словами поминают его те, кто ему поверил…

Конечно, сегодня всё можно валить на начальника главного банка страны: он-де обобрал рядовых граждан, которые получают зарплату исключительно в родной валюте. Но что сделало правительство Карима Масимова, чтобы не допустить этого?

Понятно, что девальвация – вынужденная мера. Что поддержать крупных товаропроизводителей-экспортёров нужно было ещё осенью. Однако, столь стремительно поддержав крупных, правительство и Национальный банк столь же решительно нанесли удар по малому и среднему бизнесу.

Вот почему в других странах это сделали цивилизованным способом, чтобы не «казнить» соотечественников сразу, а делали это постепенно, медленно и печально? И почему у нас этот шаг напоминал расстрел на месте без суда и следствия?

В России, например, доллар «поправлялся» с 23 рублей до 37 аж четыре месяца. Но то Россия, там долго «запрягают», а в Казахстане сразу галопом, чтобы башку снесло сразу и насмерть. Отсюда и тот шквальный ажиотаж – ценники в «обмениках» переписывали чуть ли не наперегонки: 145-150-160-170 – кто больше? Причём разрыв между курсом покупки и курсом продажи вырос до неприличного уровня в 25-35 тенге.

Переписывали ценники и в магазинах, что спровоцировало спрос на «долгоиграющие» продукты питания. Народу этот шок был необходим?..

Разумеется, ажиотаж спадёт – первые признаки этого появились в минувшую пятницу, когда доллар в обменниках начал «худеть» и, возможно, войдёт в границы, которые ему очертил г-н Марченко – 150 тенге плюс-минус три процента. Но зачем же стулья ломать?..

Мурат Абенов, депутат мажилиса:

– Девальвация тенге для экономики страны в такое время будет иметь не столько отрицательные, сколько свои положительные последствия. Положительные – это поддержка отечественных товаропроизводителей, потому что если курс тенге мы бы и дальше держали искусственно низким, а границы из России у нас открыты, более дешевые товары из России все больше «перетекали» бы в Казахстан, а казахстанские товары как более дорогие стали бы все меньше пользоваться спросом. Значит, у наших предприятий начались бы серьезные проблемы со сбытом продукции, выплатой зарплаты, сохранением рабочих мест и прочая, прочая…

Что касается общих цен, я не думаю, что цены на товары и услуги повторят девальвацию тенге и что, как и курс доллара, они поднимутся на 25 и выше процентов. Хотя бы потому, что не все, что продается в магазинах, – импортное, завозится из-за рубежа. У нас немало товаров казахстанского производства, теперь они сравняются в ценах и будут конкурентоспособны, а это будет поддерживать казахстанского производителя. Второе – падение цен на производимую продукцию сегодня идет и в России, и в других странах, у всех валюта девальвируется, а значит, и все, что будет завозится из-за рубежа, будет дешевле.

Но вот если бы мы не девальвировали национальную валюту, ситуация могла быть намного хуже, а в прогнозах могла бы даже повториться ситуация 98-99 года – вымывание доллара… И мы были близки к этому, ведь по данным Нацбанка, перед Новым годом в Казахстан было завезено почти семь млрд долларов – все выкупили в один день! Куда эти деньги делись? Немало – за рубеж, и это естественно, раз доллар здесь дешевле, раз выгоднее стало продавать здесь товар и вывозить валюту. Долго все это продолжаться не могло, мы бы посадили свою экономику! А ведь у нас есть свой внешний долг, который мы тоже обязаны обслуживать.

Что касается населения – да, определенные проблемы у людей, конечно, есть, но из двух зол – и это правильно – правительство выбирало меньшее. Сохранило предприятия, сохранило рабочие места, определенную стабильность экономики… В кризисной ситуации без потерь не обойтись, любая девальвация приносит неприятные результаты! Но если бы мы все это потеряли, мы бы это потом долго ничем не смогли компенсировать!

На прошлой неделе сбылся первый в этом году мегапрогноз. Необычайно прозорливым оказался экономист Ораз ЖАНДОСОВ. Накануне Нового года он высказал свое мнение «Мегаполису» относительно стабильности тенге:

– В Казахстане сегодня риск девальвации нацвалюты высок, как никогда. Если цены на сырье будут падать и дальше, то практически единственным оставшимся в руках правительства инструментом сохранения макроэкономической стабильности в стране останется девальвация. В этой связи Национальному банку и правительству сейчас придется выбирать: либо девальвировать тенге, либо тратить золотовалютные резервы. Однако, если еще несколько месяцев ценой золотовалютных резервов будет поддерживаться валютная стабильность, они быстро сократятся до критического уровня…

09.02.2009

Динара Бисимбаева, Сергей Туник, www.megapolis.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.