Цена кризиса

Прошлая среда стала «черной» для казахстанских граждан. За одну ночь кошельки «полегчали» на треть. Недвижимость для получающих зарплату в тенге стала настолько же дороже. Кроме того, строительные компании тут же заявили о грядущем дефиците на рынке недвижимости и росте цен на жилье.

Прошлая среда стала «черной» для казахстанских граждан. За одну ночь кошельки «полегчали» на треть. Недвижимость для получающих зарплату в тенге стала настолько же дороже. Кроме того, строительные компании тут же заявили о грядущем дефиците на рынке недвижимости и росте цен на жилье.

Одной из распространенных форм негативного влияния мирового кризиса на национальные экономики стала распространяющаяся по всему миру девальвация валют. Исландия, ЮАР, Бразилия, Польша, Венгрия, Турция, Южная Корея — в лидерах списка. Не обошел процесс и страны СНГ. С лета 2008 года российский рубль обесценился на 39 процентов, украинская гривна — наполовину. Белорусский рубль был девальвирован на 20 процентов.

В этих условиях Казахстан жил в ожидании роста курса доллара как чего-то очень страшного, но неизбежного. В лексикон наших граждан впервые за последнее десятилетие вновь вошло слово «девальвация». Наблюдая за резким удешевлением национальных валют в соседних странах, казахстанцы с надеждой смотрели на Правительство — удержит тенге или нет. Кабмин, со своей стороны, сдержать тенге на прежнем уровне не обещал, но усиленно гарантировал — резких скачков не будет.

Так, 13 января 2009 года экс-глава Национального Банка Анвар Сайденов сообщил, что в текущем году главная задача Нацбанка и Правительства — «обеспечение устойчивости тенге или плавного изменения курса тенге по отношению к иностранным валютам в контролируемых пределах». Спустя неделю — 19 января — министр экономики и бюджетного планирования Бахыт Султанов прокомментировал странное поведение тенге — тогда национальная валюта начала медленно, но верно дешеветь к доллару (за месяц тенге потерял 1 процент своей стоимости). «Мы считаем, что предел — это 10-процентная плавная, в течение длительного срока, девальвация», — заявил он. Под «длительным сроком» министр подразумевал, как минимум, год.

Тогда оба чиновника, предрекая плавное удорожание доллара, мотивировали это тем, что оно требуется для «обеспечения конкурентоспособности товаропроизводителей».

В подтверждение этому глава Мининдустрии Владимир Школьник приводил пример кондитерских предприятий, которые из-за девальвации украинской гривны терпят убытки — возрастал дешевый импорт конфет из Украины. Но он тоже призывал не к резким перепадам на валютном рынке, а к плавному, безболезненному для граждан удешевлению тенге.

Однако вновь назначенный глава Нацбанка Григорий Марченко не внял этой позиции Правительства и спустя 10 дней с момента возвращения в Нацбанк (он уже занимал этот пост с 1999-го по 2004 год, после чего ушел в частный сектор и руководил Народным банком) девальвировал тенге. Причем сделал это одномоментно — утром в среду. В этот день ни Президента, ни министра экономики в стране не было. А Правительство, судя по реакции Карима Масимова, о планах Национального банка узнало в последний момент (если не де-факто).

В 11 утра 4 февраля Национальный банк объявил, что уходит от поддержания тенге. «Национальный банк с 4 февраля уходит от поддержания тенге в прежнем неявном коридоре и считает объективно необходимым новый уровень обменного курса национальной валюты. Предполагается, что новый уровень будет составлять около 150 тенге за доллар плюс/минус 3 процента», — указывалось распространенном сообщении Нацбанка.

Казалось бы, ничего страшного. Четыре года назад в Казахстане стоимость доллара уже достигала 150 тенге. Однако тогда уровень цен на все товары и услуги был значительно ниже нынешнего. Следовательно, и платежеспособность населения, покупающего товары первой необходимости, была выше.

Кроме того, несколько лет назад была значительно ниже цены на жилье. Максимальная стоимость квадратного метра в новостройках бизнес-класса (на период завершения строительства) составляла 1200 долларов, а эконом-класс можно было приобрести по цене 450 долларов за метр.

Прибавить к этому доступность кредитования — и картина окончательно изменится.

Однако кризисные явления на финансовом рынке в корне изменили ситуацию. Несмотря на «статистический» рост доходов населения за эти 4 года, произошли уже известные события. Рост безработицы или снижение уровня оплаты труда в связи со снижением объемов производства, а также рост мировых цен на основные сырьевые товары привели к снижению благосостояния населения в целом.

Так что простых граждан отговорки Национального банка, что девальвация «является необходимой для обеспечения конкурентоспособности товаропроизводителей», успокаивают мало. Тем более что, как считает главный специалист Института мировой экономики и политики при Фонде первого Президента РК Канат Берентаев, повышать-то нам нечего.

— У нас экспорт в основном сырьевой, — заявил он. — Цены на него устанавливает мировой рынок. Здесь казахстанские производители никакой роли не играют, тем более что, если брать в общей массе, экспорт сырьевых товаров в общем объеме их торговли незначителен. И в этом отношении, конечно, идет продажа по тем ценам, которые сложились на мировом рынке, и единственное, что выиграют казахстанские экспортеры в связи с девальвацией, — это то, что удельный вес затрат внутри страны в национальной валюте снижается в общей массе выручки. Это единственное преимущество, и плюс еще то, что за счет этой разницы курсов, которая возникнет, несколько увеличатся поступления в бюджет в виде корпоративного налога, экспортных пошлин и так далее.

Если прибавить к вышеизложенному тот факт, что на данных предприятиях работает незначительная часть работоспособного населения (около 5 процентов), а сами компании принадлежат иностранным инвесторам, то заинтересованность Правительства становится вообще непонятной.

В дискуссию с Канатом Берентаевым вступила директор Центра раннего обнаружения экономических и финансовых потрясений АО «Институт экономических исследований» Сара Алпысбаева.

— В отличие от экспорта, импорт острее реагирует на изменения курса, и девальвация приведет к удорожанию импорта, сокращению его объемов и расширению спроса на товары внутреннего производства, — считает она. — Это наблюдалось во многих странах, переживших кризисы. Более высокие темпы девальвации приводили к большему падению импорта.

Но ряд компаний, производящих и продающих товары внутри Казахстана, с ней не согласен. Ведь их продукция автоматически становится менее доступной для казахстанских покупателей.

Среди этой категории бизнесменов оказались и строительные компании.

«На мой взгляд, у нас нет такого производителя, которому эти меры бы помогли, — заявил представитель одной из строительных компаний Виктор Богма (на фото). — Казахстан еще не может полностью покрыть свои потребности — продукты питания, одежда, обувь, бытовая техника, ТНП, стройматериалы и оборудование».

— Если говорить о рынке недвижимости, то 60-70 процентов всех используемых материалов и оборудования являются импортными. Начиная с цемента, металлоконструкций, пластиковых изделий — все завозится из Европы, Турции, Китая. Значит, следует ожидать, что к весне стоимость импортных товаров повысится как минимум на 30 процентов. Увеличатся затраты на стройматериалы, повысится себестоимость жилья, инвесторы перестанут вкладывать средства в новые проекты, — продолжил эксперт. — Я думаю, можно прогнозировать дефицит предложения на рынке недвижимости уже к 2010-2011 году. Население все еще ожидает понижения цен на квартиры. Теперь нужно осознать, что этого уже не произойдет. И те, кто успеют приобрести жилье сейчас, еще могут это сделать по вполне приемлемой цене.

По расчетам Института экономических исследований, девальвация тенге повысит конкурентоспособность ряда казахстанских предприятий, производящих следующие виды продукции: производство пищевых продуктов (сахар, кондитерские изделия, маргарин, молочные продукты, рыба — приготовленная и консервированная); производство прочих неметаллических минеральных продуктов (кирпичи керамические огнеупорные, блоки, плитки, кальцинированный гипс и сульфат кальция, трубы, трубки и фитинги к ним из асбестоцемента, фиброцемента с волокнами целлюлозы); перегонка нефти (смазочные материалы); химическая промышленность (азотные удобрения); производство машин и оборудования (счетчики жидкости, счетчики электроэнергии); производство черной металлургии (проволоки, прутки, трубы, пластины, электроды с покрытием или с сердечником из материала флюсового).

Строительные материалы в этом списке не значатся.

10.02.2009

Нурлан Искаков, www.kn.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.