Следствие ведут соседи

Соседи называли ее баба Женя. Даже старожилы дома точно не помнят, сколько десятилетий эта тихая женщина практически в полном одиночестве жила в своей квартире. Говорят, больше тридцати лет точно. Жильцы дома №14 на 11 квартале Майкудука круглый год видели ...

Одинокая пенсионерка исчезла после того, как пригласила квартиранта

Соседи называли ее баба Женя. Даже старожилы дома точно не помнят, сколько десятилетий эта тихая женщина практически в полном одиночестве жила в своей квартире. Говорят, больше тридцати лет точно. Жильцы дома №14 на 11 квартале Майкудука круглый год видели пенсионерку, одиноко сидящую на лавочке перед подъездом или на камне возле магазина. Она проводила на улице больше половины дня. Но в августе прошлого года 72-летняя Евгения Николаевна Кротова внезапно пропала.

Странный квартирант

- Я знаю Женю больше 20 лет, - говорит соседка пропавшей Татьяна Буканова. - Мы как переехали в этот дом с семьей, с тех пор стали с ней общаться.

Но в конце прошлого лета поведение пенсионерки резко изменилось.

- Я думала, что она от одиночества помешалась, стала скрытной, толком перестала со мной разговаривать, - вспоминает соседка. - Рассказала как-то, что у нее украли сто тысяч тенге, которые она на похороны копила. Но теперь я уверена: это квартирант ее взял, кроме него, некому. А в последние недели перед исчезновением Женя совсем странная стала…

По словам Татьяны Григорьевны, у Евгении Кротовой, кроме дочери и двоих внуков, никого из родных не было. Восемь лет назад дочь умерла, внуки Саша и Денис после смерти матери воспитывались в интернате. Но в каком именно, баба Женя не знала. Так и потеряла с ними связь.

- Этот молодой человек появился у нас в июле прошлого года, назвался Денисом, родичем бабы Жени, - вспоминает Татьяна Буканова. - Но мы-то, жильцы, знаем, что не внук это был, а других родственников у нее нет. Сама Евгения говорила, что квартиранта подселила. А когда она пропала, я этого Дениса потом в подъезде встретила и спрашиваю: «Куда ты ее дел?», он мне: «Отправил в Сарань к тете Гале». Кто такая эта «тетя Галя», мы не знаем и никогда о ней не слышали.

Наступил сентябрь. Молодой человек по-прежнему жил в квартире бабы Жени. А вестей от самой хозяйки так и не было.

- Я опять у него спросила, почему Евгении нет и почему она домой не возвращается, - вспоминает соседка. - Говорю ему, может, ты куда-то ее сплавил? Он мне ответил, что ей в Сарани хорошо и возвращаться оттуда она не хочет.

Кск вместо бабы жени

Сейчас в двухкомнатной хрущевке, владелицей которой все еще числится Евгения Кротова, расположилось местный КСК «Ардак». Нас заверили: кооператив будет находиться здесь временно, до выяснения всех обстоятельств дела, то бишь пока не отыщется хозяйка квартиры. Делается это для того, чтобы «сохранить жилой фонд». Ведь бесхозную квартиру могут разграбить. А так чудом уцелевшее имущество Евгении Николаевны: стол, диван и тумбочку, сотрудники КСК надеются передать хозяйке, если она объявится.

- В последний раз я видела Евгению Николаевну в августе прошлого года, - вспоминает председатель КСК Валентина Шолленбергер. - Где-то в сентябре я приходила узнать, почему ее не видно, дверь открыл худенький кучерявый парень с бородкой, на грузина похож. Сказал, что внук ее. На вопрос: «Где твоя бабушка?», парень ответил: «У меня».

Я ему говорю, пусть бабушка придет и скажет, где она, мы хотим убедиться, что она жива и что с ней все нормально. Потом я спросила, где его документы и документы на квартиру, он ответил, что все привезет. И пропал. А перед началом отопительного сезона ко мне вдруг обратились хозяева квартиры, над которыми жила баба Женя.

По словам Валентины, они спросили у нее, как быть, потому что видели: неизвестные парни выносят вещи из квартиры Евгении Кротовой. Жильцы вместе с председателем кооператива решили обратиться в полицию. Пошли к участковому и рассказали, что старушка пропала, а ее квартиру грабят.

- Участковый сказал нам, что розыск по заявлению третьих лиц не ведется, - говорит Валентина Шолленбергер. - О розыске должен заявить только близкий родственник, поэтому от нас заявление полицейские принять не могут.

Буквально через пару дней к Валентине обратились люди, живущие этажом ниже пропавшей пенсионерки. Их квартиру затопило. Сотрудники КСК перекрыли подачу тепла и стали ждать появления хозяйки, но безрезультатно.

- Потом мы снова пошли в полицию, там сказали, что мы можем открыть квартиру, чтобы ликвидировать аварию, но только в присутствии жильцов. Я составила акт, и мы взломали дверь. Квартира была разграблена, внутри был страшный бардак. Батареи в комнатах сняли, везде стоял устойчивый запах мочи, валялись остатки еды, а на кухне чашка была с остатками варева: мужчины сказали, что это героин, - вспоминает Татьяна Буканова.

«Ищите родственников»

- Сейчас у нас так принято: мне хорошо, и ладно, - говорит соседка исчезнувшей старушки. - Никому ничего не надо. Полиция занимается только убийствами, а выяснять, где наша баба Женя, или искать ее внуков им некогда. Поэтому решили обратиться в газету.

Внуков Евгении Кротовой зовут Александр и Денис Лузгины. Сейчас молодым людям от 20 до 23 лет. До 2000 года они жили с матерью в районе старого аэропорта, по улице Космонавтов. После этого братьев определили в один из интернатов области. Больше о них ничего неизвестно. А подать заявление о пропаже пенсионерки, кроме Саши и Дениса, никто не может. Поэтому поиски пожилой женщины и не ведутся. Соседи бабы Жени надеются, что ее внуки откликнутся. И с помощью полицейских найдут свою бабушку.

- С тех пор, как мы сюда въехали, никто не приходил, права на жилье не оспаривал, - говорит председатель КСК Валентина Шолленбергер. - Мы покрасили стены, отмыли двери и окна. И вместе с соседями решили, что КСК будет здесь до тех пор, пока Евгения Николаевна не вернется либо ее наследники о себе не заявят…

25.02.2009

Сандугаш Сарсембаева, www.nv.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.