С того ли начинается господдержка?

На днях АО "Фонд национального благосостояния "Самрук-Казына" завершил размещение 716 миллиардов тенге в банках второго уровня для кредитования реального сектора экономики. Из них 476 миллиардов отдали в четыре крупнейшие казахстанские банка...

На днях АО "Фонд национального благосостояния "Самрук-Казына" завершил размещение 716 миллиардов тенге в банках второго уровня для кредитования реального сектора экономики.

Из них 476 миллиардов отдали в четыре крупнейшие казахстанские банка: "БТА банк", "Казкоммерцбанк", "Народный банк" и "Альянс банк".

Остальные 240 миллиардов тенге размещены на счетах Национального банка для стабилизации ситуации на рынке недвижимости.

Государство прекрасно осознает, откуда сегодня исходит угроза. Если в результате кризиса остановится банковское кредитование реального сектора экономики, то коллапса не избежать: безработица перегреет рынок труда и вызовет брожение в обществе. С другой стороны, нельзя оставить без внимания рынок недвижимости. В свое время именно этот сектор стал главным маховиком экономического роста, и если его резко остановить, то всю конструкцию просто разорвет.

Очевидные риски

В условиях отсутствия зарубежного фондирования, Казахстан вынужден использовать внутренние источники, чтобы оставить на плаву финансовую систему. Сегодня власти считают банковский сектор единственным эффективным координатором государственной помощи.

Но при этом любые финансовые вливания должны жестко контролироваться, чтобы они не ушли, к примеру, на обслуживание внешнего долга банков или стимулирование потребительского рынка через розничную торговлю. Сегодня государство намерено выкупить контрольный пакет акций в "БТА банке" и по 25 процентов в "Казкоммерцбанке" и "Народном банке".

Эти пакеты, как считают в правительстве, помогут контролировать финансовые потоки внутри кредитных учреждений и, в случае чего, блокировать инвестиционные решения, вызывающие сомнения. Насколько такая схема мониторинга окажется эффективной, можно будет судить через несколько месяцев.

Нам лишь остается указать на очевидные риски, которые видны невооруженным глазом. Контрольный пакет акций в "БТА банке" и блокирующие пакеты акций в "Казкоммерцбанке" и "Народном банке" теперь покажут, насколько эффективен государственный контроль и способны ли менеджеры от государства рационально использовать выделенные из Нацфонда ресурсы. С одной стороны, можно понять опасения бывшего главы "БТА банка" Мухтара Аблязова, полагающего, что даже имеющие опыт работы в банковской сфере чиновники не способны управлять рыночным активом. С другой стороны, есть опасность того, что попавшие в советы директоров чиновники, будут воспринимать свою должность как временную. Со всеми вытекающими отсюда последствиями, как то: разбазаривание средств и отбор объектов инвестирования по субъективным критериям.

Что же касается рынка недвижимости, то здесь ситуация еще менее предсказуемая, чем в банковской сфере. Проблема в том, что до кризиса застройщики раздували сметы строительства в надежде получить сверхприбыли. Как они будут достраивать объекты в условиях отсутствия сверхприбылей, пока неясно. Понятно, что заемщики, ожидающие с начала марта текущего года рефинансирования по ставке 9 процентов для работников бюджетной сферы и социально-уязвимых слоев и 11 процентов для остальных категорий, будут требовать пересмотра стоимости одного квадратного метра жилья, исходя из рыночных реалий. Поэтому противоречия между застройщиками и заемщиками обязательно возникнут: заемщики не захотят платить как раньше, в то же время застройщики не готовы снижать свои аппетиты.

С другой стороны, рефинансировать займы опасно с точки зрения дальнейшей перспективы. Как правило, до кризиса заемщики брали кредиты, потом несколько раз их рефинансировали в надежде, что основные выплаты по долгу будут делать не они, а их дети, внуки. Нагнетанию кредитной зависимости способствовало и подспудное желание заемщиков избавиться от кредитного ярма по причине банкротства кредитного учреждения.

Господдержку многие заемщики могут воспринять как некое продолжение кредитного бума, и продолжат действовать в том же духе. Первая волна рефинансирования может смениться второй, и так далее… В конечном счете, заемщики станут активно лоббировать "продолжение банкета" с тем, чтобы жить на широкую ногу за государственные ресурсы. Такое поведение можно охарактеризовать как симптом иждивенчества, и исключать такого развития событий не следует.

В свою очередь, застройщики попытаются заработать за государственный счет. Понимая, что, даже достроив объект, они не будут в состоянии продать его по докризисным ценам, они сконцентрируются на самом процессе строительства. Раздувание смет, покупка строительных материалов по баснословным ценам, разрастание фонда заработной платы и другие производственные издержки - вот неполный перечень дыр, через которые могут утекать средства.

Что предпочтительнее?

Чтобы учесть все вышеперечисленные риски, государство должно внедрить механизм мониторинга, способный поставить заслон на пути недобросовестных застройщиков и заемщиков. Хотя определение "недобросовестный" вызывает большие сомнения. В бизнесе есть только такие понятия как эффективность и неэффективность. Поэтому строить качественно и недорого должно стать экономически выгодным. С другой стороны, заемщики должны четко осознавать, что в дальнейшем господдержка будет оказана только в случае, если погашение кредитов будет вестись на регулярной основе.

Если эту очевидную мысль не довести до банков, предприятий реального сектора, малого и среднего бизнеса, застройщиков и заемщиков, то в дальнейшем проблем станет намного больше, чем сейчас.

При этом необходимо учитывать, как банки финансируют казахстанскую экономику, как это сказывается на оживлении экономики, и точно знать "параметры оживления". Застройщики должны регулярно отчитываться о темпах завершения объектов в Астане и Алматы, а заемщики - аккуратно погашать кредиты.

Только в случае получения позитивных результатов государство может планировать другие программы господдержки. В противном случае, 716 миллиардов тенге должны быть оформлены как коммерческий кредит государства коммерческим банкам.

С чего начать?

Прежде чем встраивать банки в качестве посредника между государством и экономикой, необходимо сделать главное: оценить возможности банков обслуживать свои внешние заимствования. Если 716 миллиардов тенге в банки ушли, значит, государство эти риски уже просчитало.

Подсчитано, что в 2009 году казахстанские банки должны выплатить своим кредиторам на Западе 12 миллиардов долларов процентов по кредитам и в качестве погашения основного долга. Если банки эти расходы могут себе позволить без того, чтобы поставить на грань банкротства само кредитное учреждение, то нет проблем. Если не могут, необходимо начать именно с этого.

Данный вопрос напрямую связан с другим, не менее животрепещущим: наличием у предприятий возможностей обслуживать взятые ими кредиты. Сегодня казахстанские банки не могут сделать то, что уже сделало узбекское правительство - удлинить сроки погашения кредитов предприятий. Безусловно, узбекским банкам легче, ибо они не имеют больших заимствований за рубежом. В Казахстане же по причине высокой зависимости от внешнего фондирования темпы и объемы погашения кредитов зависят от темпов и объемов погашения внешних кредитов, взятых банками. Поэтому, если есть хоть какая-то вероятность невыполнения своих обязательств казахстанскими банками, правительство должно сделать все от него зависящее, чтобы удлинить сроки погашения кредитов, взятых банками из внешних источников.

Удлинение сроков позволит казахстанским банкам снизить объемы внешних выплат, что создаст все условия для того, чтобы удлинить долги предприятий перед банками. В ином формате проблему не решить. Наверняка казахстанское правительство прекрасно осознает главную проблему казахстанских предприятий - отсутствие оборотных средств по причине существенных выплат по кредитам.

Как только вопрос с внешними кредиторами будет решен, необходимо внимательнее присмотреться к казахстанским предприятиям и компаниям. На что конкретно они тратили кредиты. Если за счет кредитов предприятие обновило основные средства и улучшило свои производственные показатели, то таким предприятиям есть смысл удлинять сроки погашения кредитов. Если кредиты ушли лишь на "красивую жизнь" топ-менеджмента, а предприятие стало банкротом, то прежде чем удлинять сроки погашения кредитов, необходимо обанкротить предприятие и сменить команду менеджеров.

Как бы то ни было, господдержка в таких существенных объемах требует от государства мобилизации всех своих интеллектуальных ресурсов. Если государство покажет себя как грамотный менеджер, и потратит деньги с пользой для экономики, то следующие этапы господдержки не вызовут в обществе раздражения.

02.03.2009

Дмитрий Перцев, www.gazeta.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.