Куда уходят сиротские квартиры

Человека, который успешно отбивает сиротские квартиры в Шахтинске, на прошлой неделе со скандалом уволили с работы. Местные опекуны и учителя в шоке от такого решения начальника отдела образования. «Когда я вчера сдавала дела, - рассказывает теперь уже бывший ...

Защитницу прав детей выгнали с работы

Человека, который успешно отбивает сиротские квартиры в Шахтинске, на прошлой неделе со скандалом уволили с работы. Местные опекуны и учителя в шоке от такого решения начальника отдела образования. «Когда я вчера сдавала дела, - рассказывает теперь уже бывший главный специалист по охране прав детей Людмила Коркина, - сказала: «Не смейте без меня ни с одной квартиры снять обременение. Я еще не умерла, я здесь. Если кто-то тронет хоть одну бумажку из этой папки, я вас затаскаю по всем судам».

Речь идет о папке, в которой Людмила Михайловна с 2001 года скрупулезно собирала документы о Кате Хмельницкой. Мать семилетней девочки пропала без вести, папа выпивал и однажды сгорел. Потом о сиротке заботились три разных человека. Последний опекун даже увозил ее в Россию. Однако в итоге девочка все-таки попала в карагандинский детдом. Сейчас ей уже 16 лет. Вскоре Катя начнет самостоятельную жизнь. Благодаря стараниям Людмилы Михайловны за девочкой в свое время была закреплена отдельная жилплощадь. Но вот совсем недавно выяснилось, что в той квартире поселились другие люди…

Подобных дел у Коркиной было множество, завершить их она не успела. «Я не столько за себя сейчас беспокоюсь. Все это сейчас брошено, кинуто», - переживает женщина. Но ей уже за 60, и начальство решило, что пенсионеры должны уступать дорогу молодым.

Дети на улице

Людмила Михайловна занималась и знаменитыми близнецами Нурсултаном и Камалтином Аубакировыми. И также не успела решить их квартирный вопрос. Мальчики появились на свет 16 декабря, на 10-летие Независимости республики. Их мать, видимо, рассчитывая на будущие дивиденды, назвала сыновей в честь главы государства и тогдашнего первого руководителя области. Реакция чиновников не заставила себя ждать. Женщине пообещали квартиру в центре города. Но ожидаемого благополучия громкие имена детям не принесли. После значительных проволочек собственные квадратные метры Аубакировы все-таки получили, правда, не в областном центре, а в Шахтинске. А вскоре после этого умер глава семейства. И, видимо, с горя, вдова начала спиваться. Пятеро ее детей (у Нурсултана и Камалтина есть еще три старших сестры) оказались никому не нужны. Малыши грязными ходили по улице, попрошайничали, ночевали на лавочках.

- Я их определила в детский дом. И трехкомнатную квартиру тут же закрепила за детьми, - рассказывает Людмила Михайловна. - Маму лишили родительских прав, потому что она это заслужила. А вообще, она неплохая. У нас как: я лишаю, а потом они ко мне идут за советом, за помощью. И вот через какое-то время она приходит и говорит: вы, мол, наложили обременение, а квартиры-то уже нет. Туда заселился оралман. Мать написала заявление. Суд вынес решение: квартиру детям вернуть. Я тогда успокоилась…

Но, видно, рано. Судоисполнители на запросы отдела образования отвечают, что все в порядке. Тем временем оралман съезжать не собирается. Дети подрастают, старшей девочке в сентябре уже исполняется 18. А жить ей негде. Ее братьям и сестрам пока также ничего, кроме улицы, не светит.

Вызов

- У нас тоже ситуация с квартирой, - говорит Светлана Фраер, которой Людмила Михайловна помогла оформить патронатное опекунство на племянника. - Соседи, видя, что родители моего племянника выпивают, заселились в их квартиру. Не буду об этих людях говорить ни плохо, ни хорошо потому, что я их мало знаю. Но кто-то у них работает в милиции. И вот они смело, пока те были в пьяном состоянии, перевезли вещи из их трехкомнатной квартиры в свою двухкомнатную. Каким-то образом выписали всех и оформили квартиру на себя. Теперь моя сестра с мужем живут в «двушке», на которую у них нет никаких документов…

В итоге 10-летний Дима оказался бомжем. Теперь тетя не может даже прописать ребенка к себе, поскольку официально значится, что прописки у мальчика нет. Разбираться в этой запутанной истории начала шахтинский специалист по защите прав детей. Но, опять же, дело до конца не довела. И теперь тетя мальчика серьезно беспокоится, что без помощи Коркиной правды добиться не получится.

- Людмила Михайловна - это специалист, который действительно находится на своем месте! - восклицает Светлана Фраер. - Она у решения всех наших неурядиц. Сейчас, если будет новый человек, он во всех этих хитросплетениях просто не разберется. Уволить ее - значит бросить вызов всем опекунам!

Не как чиновник

Учителя школ Шахтинска, проработавшие с Коркиной много лет, также потрясены ее увольнением.

- Людмила Михайловна всегда преуменьшает свои заслуги, постоянно подчеркивает, что это всего лишь ее работа, - говорит, к примеру, социальный педагог школы №3 Виктория Ной. - Но ведь мы помним и других специалистов, и я знаю, как можно относиться к своим обязанностям. А работая с Людмилой Михайловной, я всегда знала: случись что-то с ребенком, мы найдем решение из любой ситуации. Ведь часто случаются неординарные ситуации. Допустим, мама-наркоманка душила ребенка, но бросила и отправилась за дозой. Девочка позвонила мне, сказала: «Если сейчас мама не принесет дозу, окончательно меня придушит». А мы с Людмилой Михайловной уже давно «пасли» эту квартиру, подавали на лишение родительских прав. Но фактов не хватило, потому что мать не состояла на учете у нарколога. И вот я вечером еле-еле вызвала полицию. Мама так и не появилась. Инспекторы по делам несовершеннолетних постояли у квартиры и говорят: «Ну, пойдемте, мы не имеем права сейчас забрать ребенка». Я с ними вышла, но потом вернулась и девочку все-таки увела. Поставила Коркину в известность: я знаю, что она меня всегда подстрахует. А матери мы позже выдвинули условие: или ты даешь разрешение на опеку, или мы снимаем с девочки побои, и тебя привлекают за жестокое обращение с ребенком. Мы действуем разными способами. Был момент, детей выгнали на улицу, потому что мама в невменяемом состоянии продала квартиру за 20 тысяч тенге. Мы с Людмилой Михайловной тут же поднимаем шум, возвращаем жилье всеми способами. Причем делаем это быстро. Людмила Михайловна не просто добросовестно выполняет свою работу. Она выполняет ее не как чиновник, а как женщина, как мать. Она отслеживает судьбу каждого ребенка!

За рамки

Людмилу Михайловну хорошо знают и уважают шахтинские служители Фемиды. На очередном процессе, где участвовала Коркина, судья Крюков даже обязал департамент образования поощрить своего специалиста по защите прав детей. Поскольку ее отношение к работе «выходит за рамки формального исполнения должностных обязанностей». По наблюдению судьи, это имеет место по всем категориям дел. «На основании тщательного анализа жизненных обстоятельств Коркиной Л.М. дается объективное заключение, часто совпадающее с решением суда», - отметил в своем частном определении председательствующий.

Коллеги, безусловно, ценят опыт Людмилы Михайловны. Специалисты из области звонят ей, чтобы получить консультацию. И женщина готова работать дальше. В подтверждение своей профпригодности она не показывает грамот или благодарственных писем. Вместо этого с гордостью демонстрирует представление Генеральной прокуратуры. Надзорный орган, проверив, как чиновники оберегают жилье сирот, не сделал ни одного замечания по Шахтинскому региону.

Заслуги Коркиной признает и ее непосредственное начальство, однако уже второй раз настойчиво пытается отправить ее на пенсию. Дело в том, что 58 лет женщине исполнилось еще четыре года назад. Тогда же заведующий Коркину и уволил. Однако вскоре вынужден был восстановить ее в должности по решению суда. Людмилу Михайловну оставили на какое-то время в покое.

А в сентябре в Шахтинский отдел образования пришел новый начальник.

«Я вас увольняю!»

- Была планерка, - еле сдерживая слезы, вспоминает Людмила Михайловна. - Собрали людей. Рядом сидят молодые сотрудники, мои дети, так скажем. И тут начальник объявляет: «Коркина, сейчас вопрос касается вас, напишите заявление, я вас увольняю». Так обойтись с госслужащей со стажем работы 42 года! Я до сих пор в себя прийти не могу. Вот так взять и при всем коллективе обухом по голове: пошла вон! Я уже не говорю о Кодексе чести. Это ни в какие рамки не лезет. Ну, вызови ты меня в кабинет…

Людмила Михайловна снова собирается отстаивать в суде свое право трудиться на любимой работе.

В свою очередь начальник отдела образования Шахтинска Айтбек Акатаев ссылается на закон о государственной службе.

- В 27 статье черным по белому написано: основанием для прекращения государственной службы является пенсионный возраст, - заявляет Айтбек Кудайбергенулы. - Пенсионеры не могут работать на госслужбе, государство им и без того пенсию платит. Коркина и так уже четыре года работает, будучи на пенсии. Время истекает. Мы все тоже когда-то будем старыми, поймите. Это не моя личная прихоть, вы не подумайте. Я все делаю по закону. Ничего лишнего с моей стороны нет.

- У вас уже есть человек на место Коркиной?

- Нет.

- А как же сиротские квартиры? Опекуны уверены, что без Коркиной дети останутся ни с чем. Может, сначала нужно подготовить смену?

- Нет, ничего не нужно. Все будет нормально. Мы отобьем квартиры и без нее. Хорошими специалистами не рождаются, ими становятся. Обратного пути не бывает. Вы поймите правильно. Все по закону.

Ждать смерти?

Г-н Акатаев готовится в суде отстаивать должность главного специалиста по защите прав детей. Но и Людмила Николаевна отступать не собирается. За что она борется? За то, чтобы ей вернули ее колоссальную нагрузку, ее рутинные обязанности по восстановлению утраченных документов, возможность разбираться во множестве кляузных семейных дел, выискивать где-то загулявших родителей-алкоголиков или посещать бичовские квартиры с тем, чтобы вытащить оттуда несовершеннолетних шахтинцев.

- Зачем вам все это надо?

- Сами знаете, что пенсию госслужащие заработали низкую. Зарплата у меня сейчас 40 тысяч тенге. Не скажу, что она мне не нужна. Но дело не только в деньгах. У меня еще работает голова, у меня опыт, такие знания! Почему я должна сесть на скамейке и ждать смерти? Почему такое бросовое отношение? Разве это выгодно государству? Ведь я еще могу работать! Могу!

04.03.2009

Анастасия Машнина, www.nv.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.