Продается поселок?

Условия жизни в Улькене настолько тяжелые, а клубок накопившихся коммунальных и социальных проблем такой большой, что руководить в таких условиях отважится не каждый. Но решительные и предприимчивые люди даже при тотальной разрухе, похоже, могут выбить из тяжкого ...

Как аким Улькена помогал приватизировать жилье.

Условия жизни в Улькене настолько тяжелые, а клубок накопившихся коммунальных и социальных проблем такой большой, что руководить в таких условиях отважится не каждый. Но решительные и предприимчивые люди даже при тотальной разрухе, похоже, могут выбить из тяжкого гранита власти золотой самородок.

Например, аким Болат Рахимов управляет Улькеном уже почти десять лет. Еще в 2001 году он начал выдавать как продавцам жилплощади, так и ее покупателям полные комплекты документов о приватизации. Абсолютно одинаковые. Таким образом, у одной и той же квартиры появлялось два владельца.

“Эту квартиру мы купили в 2003 году”, – говорит Ирина Симоненко. Владельцем жилья является ее муж. За “двушку” без отделки, с отключенными за долги водой и светом они отдали прежнему владельцу Андрею Бутко 15 тысяч тенге.

Новые хозяева оформили жилье, получили договор о приватизации задним числом. В нем написано, что 7 ноября 2001 года договор № 400 о приватизации квартиры № 71 в доме №3 (улиц в Улькене нет) был выдан на имя В. А. Симоненко. Со стороны государства договор подписал г-н Рахимов.

Весной прошлого года прежний владелец сообщил Ирине, что квартира принадлежит ему, и в доказательство предъявил точно такой же договор о приватизации, за ту же дату. На бумаге стояла подпись… акима Рахимова.

В семье Симоненко – двое детей. Пятилетний Денис имеет диагноз – вальгусное искривление стоп. Это заболевание – обычный спутник рахита, болезни бедняков. Теперь вместо лечения они тратят деньги на адвокатов.

В Улькене в суд с похожими проблемами обратилось еще 5 семей. “Я не давала в руки чиновникам оригиналы документов, потому что были случаи, когда их просто рвали, – рассказывает Ирина. – Аким предложил мне помочь купить для Бутко другую квартиру – за 50 тысяч тенге. В это время самая плохая квартира в поселке уже стоила более 300 тысяч. Деньги надо было давать без всяких расписок, и я отказалась…”.

Семья Симоненко и другие пострадавшие обратились в прокуратуру еще в прошлом году, но ответа пока не получили. Похоже, на областном уровне ценят г-на Рахимова.

В конце 1990-х Улькен покинула большая часть населения, многие просто бросали жилплощадь и уезжали. Но сегодня, мол, все брошенное жилье оформлено должным образом и приватизировано. Говорят, что теперь треть поселка принадлежит вполне конкретному человеку. Но это слухи, а слухам, конечно же, нельзя верить.

06.03.2009

www.caravan.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.