Квадратура бюджетного круга

Повсеместно объявленное банками повышение процентных ставок ипотечного и иного кредитования, а также резкое ужесточение требований к уровню платежеспособности соискателей кредитов неизбежно приведут к тому, что практически вся многомиллионная армия бюджетников окажется за бортом финансовой деятельности ипотек.

Программу наделения работников бюджетной сферы доступным жильем, похоже, ждет в наших палестинах неотвратимый крах. Как, впрочем, видимо, и по всему Казахстану.

Неплатежеспособный спрос

Повсеместно объявленное банками повышение процентных ставок ипотечного и иного кредитования, а также резкое ужесточение требований к уровню платежеспособности соискателей кредитов неизбежно приведут к тому, что практически вся многомиллионная армия бюджетников окажется за бортом финансовой деятельности ипотек.

Тут не грех вспомнить, с каким трудом заселялись поначалу первые, так называемые «социальные» дома, по-строенные в Актау пару лет назад во исполнение президентской жилищной программы. Тогда их было построено три, один 134-квартирный в 27 микрорайоне, сданный в начале 2005 года, и два по 120 квартир в третьем и четвертом квартале 2006-го. Предполагалось, что стоимость квадратного метра этого жилья не превысит 350 долларов за квадратный метр. Ценой неведомо каких ухищрений местным властям удалось выполнить это условие.

Правда, желающих взять ипотечный кредит на приобретение недорогого жилья оказалось гораздо больше, чем гипотетических пока еще квартир. Около тысячи заявлений от соискателей жилищного займа, главным образом работников бюджетной сферы, было подано в Актауский городской отдел жилищно-коммунального хозяйства, учреждение, выступавшее как бы посредником между заемщиками и банками второго уровня, что взялись кредитовать жилищную программу.

Увы, лишь около 150 из этих заявлений были приняты кредиторами к рассмотрению. Все остальные претенденты на кредиты попали в разряд неплатежеспособных и получили отказ.

Коррупционные доходы не в счет

И это при том, что стоимость однокомнатной квартиры площадью приблизительно в 40 квадратов составила тогда 10,5 тысячи долларов, двухкомнатной – 21, и трех – 25 тысяч долларов. Почти в два раза дешевле, чем стоило в те времена на рынке старое жилье, построенное еще в советские времена.

Однако, чтобы получить ипотечный кредит на однокомнатную квартиру, семья, претендующая на заем, должна была иметь месячный доход не менее 34 тысяч тенге, из каковых почти 12 с половиной ежемесячно отдавать банку-кредитору в течение 10-20 лет. А на оставшиеся деньги следовало кушать, одеваться, культурно отдыхать и вообще вести пристойный и здоровый образ жизни.

Желающим обзавестись двухкомнатной секцией необходимо было обладать месячным доходом в 63 тысячи и почти 25 – платить заемщику. От претендентов же на три комнаты требовалось, чтобы они зарабатывали 83 тысячи и ежемесячно лишались более чем 33 из них. При этом доходы от тайной деятельности отдельных госчиновников в области коррупционных притязаний в зачет, естественно, не шли.

Если учесть еще и обязательный первоначальный взнос в размере от 1000 до 2800 долларов, то для рядового клерка решение задачи приобретения даже дешевого социального жилья оказалась таким же непосильным делом, как для древних математиков исчисление квадратуры круга.

Так что социальные дома в итоге могли оказаться более чем на половину не заселенными. Либо пришлось бы продавать большую часть этого жилья более зажиточным гражданам из тех, кто не теснится у казенной кормушки, а живет на вольных хлебах. Но тогда была бы сорвана президентская программа обеспечения малоимущих государевых людей доступным жильем. За что могли полететь отдельные руководящие головы.

Тогда неразрешимую квадратуру бюджетного круга все же удалось временно разрешить. Частью за счет некоторого снижения процентных ставок по кредитам ипотеки, частью благодаря резкому понижению порога требований к платежеспособности либо социальному статусу клиентов или во всяком случае к документальному подтверждению таковых. В общем, кое-как, но с большой помпой социальные дома были заселены.

Тогда же в регионе было освоено и скандальное ноу-хау с переводом в разряд доступного для отдельных категорий чиновного люда жилья городских детских дошкольных учреждений. В итоге решительно и бескомпромиссно осужденное президентом страны.

Безбашенные инвесторы

С тех пор в стране многое изменилось. Слегка увеличилась зарплата бюджетников и очень сильно – инфляция. Практически вдвое возросла стоимость жилья, причем как социального, так и общего, так сказать, назначения в том же Актау и в иных казахстанских городах, приемлемых для жизни.

А теперь вот кредитный процент вырос, и число кредитуемых граждан резко сократилось. Так что бюджетникам ипотека нынче уже однозначно не светит. Как и надежда на обретение над головой собственной крыши. Если, конечно, не считать ту их категорию, что селится в детских садах, отнятых с помощью местных властей у детворы.

Правда, не все так плохо. Не все. Возможно, падение платежеспособного спроса на несуразно дорогущий жилой квадрат, которое в регионе уже началось, сможет сделать то, чего не смогли все наши кабмины и парламенты: переключить внимание инвесторов на сооружение по-настоящему доступного для народа жилья. Ведь из законов экономики давно известно: уровень дохода зависит отнюдь не от грабительских цен, нередко сдерживающих реализацию товара, а от оборачиваемости производства. Построил – быстро продал, построил – быстро продал.

Может, тогда и хищническая застройка прибрежной зоны Актау домами-башнями, которой упорно сопротивляется все здравомыслящее население города, остановится сама собой. За невостребованностью.

10.09.2007

Александр Тонкопрядченко, www.megapolis.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.