Исчезнувший дом

Однажды всемирно известный фокусник Дэвид Копперфильд продемонстрировал исчезновение статуи Свободы в Нью-Йорке. Однако даже ему вряд ли под силу сделать так, чтобы на месте одного дома появился другой.

Однажды всемирно известный фокусник Дэвид Копперфильд продемонстрировал исчезновение статуи Свободы в Нью-Йорке. Однако даже ему вряд ли под силу сделать так, чтобы на месте одного дома появился другой. Подобная метаморфоза произошла в Карагандинской области, а именно в селе Баймурза. Судя по документам о легализации, выданным акиматом Бухаржырауского района, половина дома №13 по улице 50 лет СССР исчезла с лица земли, а на ее месте появилась другая — уже под номером 17.

Эту история нам рассказала Кулгайым Каниева (на фото), хозяйка «исчезнувшей» половины дома. Она не могла предполагать, что подобные «фокусы» возможны, когда по доброте душевной пустила пожить в свой пустующий дом погорельцев-односельчан.

Впрочем, обо все по порядку.

Осенью 1999 года у Кулгайым Каниевой случилось горе — погибли младшая сестра с мужем. Сиротами остались двое детей — 5-летняя девочка и 8-месячный мальчик. Сама Кулгайым Омиржановна с семьей жила в Каркаралинске. Она оформила на себя опекунство над сиротами. По совету своего отца продала вещи и скот погибшей сестры и на вырученные деньги купила для детей половину двухквартирного дома №13 по улице 50 лет СССР в селе Баймурза, ранее село Покорное. (Обратим внимание на важный факт: согласно договору купли-продажи, она приобрела квартиру №1, хозяином квартиры №2 являлся Тай-ов А.А.) Каниева хотела сразу оформить недвижимость на детей, но это оказалось невозможно, так как дети несовершеннолетние. Пришлось «детский дом» оформить на себя.

В этом доме Кулгайым Каниева с мужем и детьми — своими и приемными — прожила 3 года. В 2003 году ее мужа Бейбита Акбокеева, высоковольтного электрика, направили работать в соседний совхоз Ленинский.

— Как я без мужа? — рассказывает Кулгайым Омиржановна. — Я пошла за ним, забрала детей, нам пришлось жить в соседнем совхозе. Там специалистам давали жилье. А свой дом в Баймурзе я продавать не хотела, потому что отец мне сказал: не продавай, может что-нибудь случиться, куда детей денешь?

Какое-то время в пустующем доме жил старший сын Каниевой, держал там скот и сено. До тех пор, пока вскоре не состоялось знакомство Кулгайым с будущими «квартирантами».

— Однажды вечером ко мне подошли мужчина и женщина, сказали: «Мы слышали, у вас дом пустой, вы там не живете. Можно, мы там будем жить? У нас был пожар». Я пустила их в квартиранты.

Время шло, но жизнь в Ленинском, к сожалению, не налаживалась. Работа была только для мужа, все организации частные. Взрослые дети Кулгайым рассудили так: «Частные есть частные — если что-нибудь случится, выгонят из дома, мы вообще без крыши останемся. Давай поедем в Караганду». И купили дом в одном из районов города — в Майкудуке, где и обосновалась вся семья. Приемных детей Кулгайым Омиржановна устроила в хороший интернат, забирала их на выходные, нашла себе работу. Мальчик учится уже в четвертом классе, девочка — в девятом.

Однако в семье начались новые проблемы.

— Мои дети выросли, женились, появились внуки… Оказывается, чужие есть чужие, дети с детьми ругаются, — женщина не может сдержать слез.— Мне было тяжело. Я подумала: давай я дом продам, хоть одно- или двухкомнатную квартиру здесь, в Майкудуке, для сирот куплю. И пошла в свой дом в Покорном — продавать или в залог ставить.

Странная метаморфоза

Однако в дом хозяйку не только не впустили — натравили на нее собаку. А ответ на возмущение Каниевой квартиранты сказали: «Ты, оказывается, неправильно оформила дом, у тебя в документах 13-й, а это — 17-й». Попытки Кулгайым Омиржановны доказать свою правоту с помощью документов и выдворить жильцов не увенчались успехом. Пришлось ей подать иск в суд Бухаржырауского района, находящийся в поселке Токаревка:

— Суд видел мои документы, они нормальные. Я их в ЦОНе, везде проверила, плачу налог, есть квитанции…

По словам Каниевой, во время заседания суда судья попросил истицу… выйти в коридор, пока он совещался о чем-то с ответчиками.

— Потом судья меня позвал и говорит: «Женщина, ты, наверно, уже устала, это долгая история будет, лучше договоритесь. Ты скажи, сколько хочешь, пусть они дадут, чтобы я закрыл дело». Я говорю: «Они до того меня мучили, и я не думаю, что они мою цену дадут». Он меня уговаривал: «Выйди с ними в коридор, я им сказал — они дадут». Мы вышли. Они меня спрашивают: «Сколько хочешь?» Я говорю: «Хотя бы пять тысяч долларов». Они говорят: «Вы что! Мы даже не думали». Потом судья опять нас позвал и мне говорит: «Женщина, ты что, за пять тысяч ты в городе дом купишь, это же совхоз». Я говорю: «За пять тысяч в городе квартира не продается, верните мне мои документы, я отдам в областной суд». Документы он мне не вернул.

По словам Каниевой, никакого решения суда на руки ей не выдали:

— Судья ничего мне не давал. Сказал: «Я сам закрою дело, сам отправлю в городской суд, раз ты не договорилась, я тебе не верну документы». Я стояла-стояла, я же не специалист, ничего не понимаю. Потом пошла и написала в областной суд.

В поисках правды Кулгайым Омиржановна прошла не одну инстанцию. Взяла в архиве справку №7-1/861 за 1996-2000 годы, из которой следует, что в документах архивного фонда Покорненского сельского округа имеются похозяйственные книги, где значится Ж-ва Г.Б. (это женщина, у которой Каниева купила полдома), проживающая по адресу: село Покорное, ул. 50 лет СССР, 13, квартира 1.

Есть и другие документы, подтверждающие, что в селе Баймурза по названной улице есть двухквартирный дом №13, и указывающие в качестве хозяйки первой квартиры Каниеву:

Кадастровая справка, подписанная начальником ГУ «Отдел земельных отношений Бухаржырауского района» Божановым Г.О. об оценочной стоимости земельного участка с жилым домом по данному адресу, которая составляет 214 140 тенге.

Техпаспорт, в который на основании договора купли-продажи владелицей внесена Каниева.

Наконец, есть сам договор купли-продажи дома в селе Баймурза по улице 50 лет СССР, дом 13, квартира 1, от 15.02.2000 г. за р.№ 00/2/260 (47), зарегистрированный в Темиртауском филиале ГН «Центр по недвижимости» на двух покупателей — Каниеву Кулгайым Омиржановну и ее мужа Акбокеева Бейбита Нурмагамбетовича.

А также план земельного участка и акт права собственности на него, выданный на Каниеву и Акбокеева. И справка о зарегистрированных правах и обременениях, выданная управлением юстиции г. Темиртау, в которой право собственности на данное домовладение на основании упомянутого договора купли-продажи принадлежит, опять-таки, Каниевой и Акбокееву.

Никаких других фамилий ни в одном из перечисленных документов нет.

Но есть другие документы, которые стали всплывать по ходу дела.

К примеру, два постановления акимата Бухаржырауского района за подписью акима района Е. Нашарова об утверждении акта приемочной комиссии о приемке в эксплуатацию легализованного жилья. В одном из них от 02.11.2007 г. говорится, что квартира 1 (не вторая!) в доме №13 по улице 50 лет СССР принадлежит Тай-ву А.А. Согласно второму постановлению от 06.11.2007 г. квартира 1 в доме №17 (!) принадлежит Искакову Сунгатулле Санатовичу (это человек, которого Каниева пустила пожить в свой дом). Причем по факту эти две квартиры находятся через стену в одном доме.

Конечно, никто не запрещает погорельцу обзавестись собственным жильем. Но самое интересное заключается в том, что на выкопировке плана улицы 50 лет СССР, выданной Земельным комитетом 18 ноября 2008 года, есть двухквартирный дом №13, а дома №17 просто… нет. Об этом же повествует и ответ на запрос в департамент юстиции Карагандинской области, управление юстиции г. Темиртау, подписанный начальником С. Жумагуловым: «…сообщаем, что объект, расположенный по адресу: Бухаржырауский район, с. Баймурза, ул. 50 лет СССР, дом 17, НЕ ЗНАЧИТСЯ…» (выделено нами. — Авт.).

Пока Каниева собирает факты в подтверждение своего права собственности на половину дома, «квартиранты» продолжают в ней жить, только теперь уже на законных основаниях — как хозяева легализованного жилья. Ведь, согласно документу о легализации, это первая квартира не тринадцатого дома, а семнадцатого.

Вот такая странная метаморфоза…

В поисках истины

Возможно, свет на данную ситуацию прольет другая сторона конфликта? В стремлении услышать ее версию мы в сопровождении Кулгайым Омиржановны предприняли поездку в село Баймурза.

Однако сложилось впечатление, что новые хозяева общаться с прессой не хотят. Весть о нашем приезде неслась по селу впереди нас. Возможно, поэтому, когда мы в сопровождении участкового инспектора Данияра Койшибекова пришли на место, домовладение встретило нас висячим замком на входной двери, хотя из трубы вился дым.

По просьбе Каниевой мы в присутствии участкового зафиксировали на фотоаппарат то, что, с ее слов, изменилось за время пребывания в доме новых хозяев.

Первое, что бросилось ей в глаза, — исчез металлический сарай для угля, стоявший у ворот.

— Он (квартирант. — Авт.), кажется, занимается металлом, наверное, сдал ее в металлолом, — предположила Кулгайым.

Исчезли и другие металлические предметы: калитка, загон для скота в сарае и часть крыши сеновала (на фото). К радости Каниевой, пока целы все окна, низкая оградка во дворе и телефонный кабель. Внутрь дома, понятно, мы попасть не смогли.

Зато познакомились с хозяевами второй половины дома. Жанар Турмуратова показала нам составленный нотариусом договор купли-продажи жилого дома с земельным участком, согласно которому 9 июля 2008 года она «купила домовладение… по адресу: с. Баймырза, ул. 50 лет СССР, дом №13 (тринадцать), кв. №2 (два)».

В настоящее время по заявлению Каниевой соответствующие органы ведут расследование. Указанные в данной статье факты могут быть использованы в процессе следствия. Нам же по-прежнему интересно услышать другую версию этой истории. А также узнать ответы на вопросы, возможно, риторические:

Каким образом на улице 50 лет СССР в селе Баймурза появился дом №17, которого, согласно документам, выданным государственными органами, раньше там не было?

И где находится легализованная Тай-овым А.А. первая квартира дома №13, если хозяином одной половины загадочного дома (№17, кв.1) на сегодняшний день является Искаков, а второй (№13, кв.2) — Турмуратова?

13.04.2009

Татьяна Мельниченко, www.kn.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.