Три орешка от стресса

Как удалось выяснить «&», 70 млрд тенге, выделенные на выкуп проблемных кредитов у банков, пока останутся в резерве правительства. Власть раздумывает, быть или не быть фонду стрессовых активов (ФСА).

Как удалось выяснить «&», 70 млрд тенге, выделенные на выкуп проблемных кредитов у банков, пока останутся в резерве правительства. Власть раздумывает, быть или не быть фонду стрессовых активов (ФСА). Банкиры предлагают не стоять на распутье, а выбрать один из вариантов, ведущих к спасению ссудного портфеля банков.

Правительство не будет использовать средства ФСА по назначению, сообщил «&» министр финансов Болат Жамишев. Он пояснил, что основные проблемы с качеством ссудных портфелей возникли у БТА Банка и Альянс Банка. «Для их поддержки государство вошло в состав акционеров этих банков с собственным капиталом, после чего и возник риск неэффективного использования ресурсов ФСА», – отметил министр. Поэтому, подчеркнул он, средства ФСА пока останутся в резерве у правительства – в качестве запасного варианта.

Тем временем эксперты отмечают ухудшение качества ссудных портфелей казахстанских банков. По итогам прошлого года объем плохих активов составлял 4% от ВВП, подсчитал директор суверенной аналитической группы Fitch Ratings Эндрю Кохун. «В настоящее время они могут составлять до 8% от ВВП. Рост проблемных кредитов оказывает дальнейшее давление на банковский сектор», – говорит он.

В случае с БТА еще предстоит понять, хватит ли банку того капитала, который уже инвестирован государством, отмечает управляющий директор аналитической группы по финансовым организациям Fitch Ratings Джеймс Уотсон. «Может понадобиться дополнительное вливание в капитал либо списание части обязательств БТА. Этот сценарий может наступить и в отношении других банков – их тоже в какой-то момент, возможно, ожидает списание проблемных активов либо их выкуп государством», – прогнозирует он.

МВФ, напоминает г-н Уотсон, отчертил собственную «красную линию» по объему проблемных кредитов в кризисные времена – это 25% от общего ссудного портфеля. В Казахстане, не исключает он, плохие активы могут перешагнуть за этот предел. «Делать такие прогнозы позволяют несколько моментов. Известные проблемы с БТА – это раз. Возможные серьезные потери по портфелю потребительского кредитования в Альянсе – это два. Очень сложное положение строительной отрасли, которой в последние годы выделялся большой объем займов, – это три», – перечислил аналитик.

Перед ФСА накануне его создания стояли три задачи – обеспечение ликвидности банков, нормального объема их капитализации и продолжение кредитования банками экономики, говорит «&» зам¬председателя правления Народного банка Аскар Смагулов. «С помощью «Самрук-Казыны» и Нацбанка эти проблемы, в принципе, решаются. Во-первых, банки могут спокойно получить в Нацбанке необходимое количество ликвидности под залог ценных бумаг. Во-вторых, есть вливания в капитал со стороны госфонда, а также антикризисные программы по кредитованию реального сектора экономики», – считает он.

Однако, добавляет собеседник, давление на капитал банков продолжается. «Фининституты, видя, что активы ухудшаются, вынуждены создавать больше провизий, которые, в свою очередь, идут на вычет из капитала, и банк не может наращивать активную сторону баланса. Более 80% активов – это кредиты. Соответственно, кредитование экономики собственными средствами банков не происходит», – подчеркивает он.

В связи с этим г-н Смагулов предлагает рассмотреть три метода борьбы с проблемными активами. Первый вариант предусматривает, чтобы выкуп стрессовых активов и дальнейшее управление ими осуществлялись в рамках государственно-частного партнерства. «Эта схема сейчас активно обсуждается в США. Государство может кредитовать частные компании на льготных условиях, чтобы привлечь их к выкупу проблемных кредитов. С другой стороны, сам бюджет вливает капитал в ФСА», – поясняет банкир.

Управление плохими активами, продолжает он, предполагает их перепродажу тем инвесторам, которые готовы переждать кризисную бурю и получить свою прибыль позднее. «Здесь необходимы организации, нацеленные на длинный горизонт инвестирования – к примеру, пенсионные или хедж-фонды. Они могут сидеть в этих активах и ждать, когда рынки восстановятся», – полагает собеседник.

Второй вариант: власть гарантирует банкам, что потери по плохим активам, превысившие некий предел, будут покрываться государством. «Это покупка банками страховки на определенный пул проблемных активов. Выше этого объ¬ема отвечает государство. Подобный сценарий достаточно успешно применяется в Великобритании, Голландии и США», – рассказывает г-н Смагулов.

Третий вариант не требует финансовых затрат со стороны государства. В этом случае подразумевается послабление со стороны регуляторов и аудиторов по переоценке и риск-взвешиванию токсичных активов и, как результат, снижение давления на капитал банков, поясняет банкир. «В начале апреля американская организация, отвечающая за установку аудиторских стандартов, фактически пошла навстречу банкам. Им разрешили не создавать провизии по отдельным классам активов, которые исходят из стрессовых либо неликвидных сегодня рынков. То есть банкам понизили планку давления на капитал для выполнения определенных нормативов. Этот шаг позволит банкам продолжать кредитовать экономику страны», – заключает г-н Смагулов.

Послабления регулирования не будет, прокомментировала «&» предложение банкира глава АФН Елена Бахмутова. «Банки должны формировать провизии, что они и будут делать дальше», – отрезала она. Не понравился ей и сценарий с госстраховкой. «Почему у нас все сводится к государственной поддержке?» – недоумевает глава АФН.

Идею с государственно-частным партнерством г-жа Бахмутова восприняла более благосклонно. «При создании казахстанского ФСА такая схема рассматривалась, ее можно обсуждать и дальше. Однако я скептически отношусь к ее реализации в нашей стране», – сказала она. Так или иначе, последнее слово по работе ФСА должно оставаться за правительством, поскольку фонд капитализируется из бюджета, отметила г-жа Бахмутова, добавив, что власти продолжают думать над этим вопросом.

Предложения Аскара Смагулова логичны и продуманны, считает зампредседателя правления Цеснабанка Марс Алдашов. Однако с учетом отношения правительства и регулятора к проблеме ухудшения качества кредитов реализуемой является лишь схема государственно-частного партнерства, сказал он «&». «Есть определенная вероятность, что обсуждение этого варианта будет результативным. Ведь бюджетные средства, потраченные на покупку стрессовых активов, вернутся после их перепродажи», – рассуждает он. Операция по поиску покупателей на проблемные кредиты будет очень сложной, предупреждает г-н Алдашов. «Все будет зависеть от качества активов и цены, установленной на них. В целом интерес к Казахстану и местным активам есть», – резюмировал банкир.

Идея с государственно-частным партнерством жизнеспособна, соглашается Джеймс Уотсон из Fitch Ratings. «Вариант со страхованием пула проблемных кредитов тоже неплох. Однако при внедрении этой схемы надо учесть, что уровень страховки должен рассчитываться отдельно по каждому конкретному проекту», – говорит аналитик.

Качество ссудных портфелей банков ухудшается стремительно, и в этой ситуации государству придется пойти на определенные убытки, чтобы не потерять все, сказал «&» директор Института развития Макбат Спанов. «Сейчас трудно всем. Вопрос ликвидности остается острым. Регулятор должен сделать шаг навстречу банкам, быть может, и по размеру провизий. Если же государство будет терять время на подсчеты возможных убытков, то может проиграть больше», – отметил экономист.

24.04.2009

Айгуль Кисыкбасова, www.and.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.