Анвар Сайденов: Будем серьезно пересматривать планы

Банк постарается зарабатывать на непроцентных финансовых продуктах. В минувшую пятницу БТА Банк получил от одного из своих внешних кредиторов требование о досрочном погашении займа.

Банк постарается зарабатывать на непроцентных финансовых продуктах.

В минувшую пятницу БТА Банк получил от одного из своих внешних кредиторов требование о досрочном погашении займа. Как заявил в эксклюзивном интервью Anvar_Saydenov.jpg«Литеру» председатель правления БТА Банка Анвар Сайденов, принципиальной позицией этого банка и его основного акционера – ФНБ «Самрук-Казына» является обслуживание плановых внешних платежей строго по графику. На что есть средства и поддержка основного акционера. А требования по досрочному погашению удовлетворяться не будут. «Видимо, тот кредитор предполагал, что он защищает свои интересы и раньше всех, если можно так выразиться, становится в очередь за средствами от БТА Банка», – сообщил господин Сайденов. Вместе с тем Сайденов не считает нынешнюю ситуацию патовой, так как более 90 процентов кредиторов готовы вести конструктивные переговоры с БТА Банком и не склонны усугублять собственное положение. В противном случае они могут потерять все.

Известный казахстанский банкир Анвар Сайденов в эксклюзивном интервью «Литеру» рассказывает о последних событиях в БТА Банке, где он является председателем правления, а также о том, почему он ушел с поста главы Нацбанка РК.

– В минувшую пятницу БТА Банк получил от некоторых внешних кредиторов требование о досрочном погашении займа, в связи с чем банк принял решение приостановить с 20 апреля выплаты по основному долгу. Что относится к тем инструментам, по которым приостанавливается обслуживание основного долга?

– Это долговые инструменты трех видов. Первое – это облигации, то есть облигационные займы нашего банка, к которым относятся еврооблигации. Второе – синдицированные займы, когда группа банков или финансовых институтов объединяются в синдикат и предоставляют кредит БТА Банку. И третье – двусторонние займы, когда у банка есть только один партнер, кредитор, с которым на двусторонней основе заключаются отношения.

– Какова общая сумма кредитов БТА Банка?

– В настоящий момент она составляет 13 млрд долларов. Понятно, что если все эти суммы будут предъявлены к немедленному погашению – и такая теоретическая возможность существует, – это становится невыполнимым. Причем это невыполнимо не только для нашего или другого казахстанского банка. Ни один финансовый институт в мире не справится с такими требованиями. И в какой-то степени это даже бессмысленно.

Данный шаг был согласован с нашими финансовыми консультантами: двумя инвестиционными банками – Goldman Sachs и UBS, а также с нашим юридическим консультантом White & Case.

Причем такое решение никоим образом не связано с финансовым состоянием самого банка. С приходом нового акционера – ФНБ «Самрук-Казына» – и его поддержкой банку ситуация оценивается как стабильная. Все платежи и переводы осуществляются без задержек, интересам наших клиентов и вкладчиков ничего не угрожает. Повторюсь, что плановые платежи мы готовы были обслуживать, и это была наша принципиальная позиция.

– Как дальше будут выстраиваться отношения с внешними кредиторами?

– Мы уже разослали каждому из внешних кредиторов сообщение о том, что готовы встретиться в ближайшее время. Наши консультанты организуют такие встречи в Лондоне и Нью-Йорке, где находятся наши основные партнеры. И уже на этой неделе туда выезжает команда БТА Банка, и вместе с консультантами мы проведем предварительные переговоры с кредиторами. Предполагается, что ко времени этих встреч наши консультанты выработают достаточно детальные предложения относительно структуры нашей внешней задолженности. Пока это нельзя назвать реструктуризацией внешних долгов, но работа в этом направлении ведется.

Уверенность тому дает позитивная реакция 90 процентов кредиторов, с которыми мы общаемся, и можно будет выработать взаимоприемлемое решение, когда, с одной стороны, будет изменена структура обязательств, например по времени или по процентам, а с другой стороны – наши кредиторы получат свои займы полностью. Думаю, процесс переговоров и выработка соглашений с каждым кредитором или группой кредиторов займет 2–3 месяца. Надеемся, что по результатам этой работы БТА Банк будет иметь новую структуру своих внешних обязательств, которой мы будем придерживаться. И по завершении этого этапа БТА Банк сможет четко планировать свое ближайшее будущее и в целом будет устойчивым финансовым институтом.

При этом понятно, что переговоры с кредиторами будут вестись не на пустом месте, а на основании того бизнес-плана, который мы будем иметь. Кредиторы будут иметь достаточно четкое представление о перспективах банка с точки зрения бизнеса, на какие доходы мы сможем рассчитывать.

– Как вы прокомментируете присвоение БТА Банку рейтинговым агентством Fitch рейтинга RD (restricted default), что ниже существовавшего рейтинга?

– Это вполне естественная и прогнозируемая реакция рейтингового агентства, поскольку в соответствии с такими критериями они должны были присвоить этот рейтинг. Причем должен заметить, что мы и с рейтинговыми агентствами будем работать. То есть так же, как и с кредиторами, будем обсуждать с агентствами свой бизнес-план, свои взгляды по работе банка. Если мы успешно решим задачу, которую ставим перед собой по работе с кредиторами, по стабилизации ситуации, по финансовой устойчивости института, то и рейтинги будут пересмотрены. В принципе, в комментарии рейтингового агентства об этом и говорится, что по мере завершения работы по изменению структуры наших внешних обязательств рейтинг может быть изменен.

Хотел бы заверить всех клиентов и вкладчиков в Казахстане, что обычной текущей работе банка ничего не угрожает, средства у нас есть с точки зрения ликвидности, участия в государственных программах. Мы работали и работаем в прежнем режиме.

– Если рассмотреть негативный сценарий развития ситуации, когда некоторые кредиторы будут требовать до- срочного возврата долгов, банку будет объявлен дефолт, в этом случае что будет с БТА Банком и экономикой страны?

– Если честно, такой сценарий маловероятен. В принципе, как самый негативный его можно рассмотреть, но повторяю, что из постоянного общения с кредиторами могу сказать, что 90 процентов из них даже чисто экономически не заинтересованы в реализации такого сценария. Потому что то, что они могут получить, – это мизерно по сравнению с тем, если они пойдут на добровольное изменение условий кредитования. Поэтому рассуждать о таком сценарии нет никакого смысла.

Требования предъявил только один кредитор. Всего их у нас свыше ста. Сумма и кто этот кредитор не имеет значения. Значение имеет сам прецедент предъявления досрочного погашения. Банк в состоянии удовлетворить и такое требование, но это нарушило бы принципиальную позицию финансового института и ставило бы такого кредитора в привилегированное положение. Мы от этого принципиально отказываемся и считаем, что у всех кредиторов должны быть равные права, как и наше отношение к ним. Никто из них не может, воспользовавшись этим требованием, получить право преимущественного погашения.

Так что это было предсказуемое действие одного из кредиторов. Повторюсь, что с февраля, когда акционером БТА Банка стал госфонд «Самрук-Казына», переговоры велись постоянно. И хотя уже с февраля такие юридические основания существовали, ни одного требования о досрочном погашении не предъявлялось.

Что касается плановых погашений внешних кредитов, с учетом процентов мы должны были выплатить 3,9 млрд долларов, из которых 1,5 млрд долларов уже погашено. Понятно, что предъявление о досрочном погашении меняет картину. Причем соглашение, по которому было предъявлено это требование, истекало к 2017 году. В целом если брать временной горизонт всего нашего внешнего долга в размере 13 млрд долларов, то самые дальние погашения предстоят в 2037 году.

– Получается, эти долги появились благодаря «стараниям» экс-главы БТА Банка Аблязова и его сподручных? Но куда смотрели финансовые регуляторы? И вообще – как бывший заключенный мог оказаться на должности главы такого ведущего банка?

– Это выбор акционеров. Поэтому формальных препятствий для этого не было. Акционеры могут выбрать на роль председателя совета директоров любого человека, который соответствует требованиям Агентства по финансовому надзору (АФН). Потом – у АФН в прошлом были претензии к деятельности самого Аблязова, когда он возглавлял кредитные, региональные комитеты, и к деятельности первого зампредседателя правления БТА Банка, которые даже письменно предъявлялись банку не только в феврале этого года, но и в прошлом году.

По внешним обязательствам все эти финансовые движения были видны. Другой вопрос: у регулятора была достаточно адекватная картина того, что происходит в банке, его перспектив. АФН не- однократно указывал на риски, которые банк брал на себя в своей кредитной политике. Например, то, что очень большое количество кредитов выдавалось нерезидентам и под залог недвижимости. На данный момент это 47 процентов кредитного портфеля (общий кредитный портфель банка составляет 18 млрд долларов), или почти половина выданных кредитов. По многим из них в качестве залога выступает недвижимость, в том числе в РФ, где этот рынок переживает серьезный спад. Кстати, одна из причин того, что АФН в феврале этого года потребовал от БТА Банка дополнительных резервов, как раз с этим и связана. Так как после оценки российского рынка недвижимости АФН потребовало, чтобы по тем кредитам, по которым в качестве залогов выступает недвижимость, и прежде всего в России, были сформированы дополнительные резервы. Этих средств у акционеров банка не было.

– Какова вероятность возврата в БТА Банк этих кредитов?

– По этим кредитам, выданным нерезидентам, ведется большая работа. Мы проводим ревизию самих залогов, того, как они оформлены, в каком состоянии находятся кредитные досье. Наши сотрудники выезжают к заемщикам в Россию, Украину. Есть целый ряд кредитов, выданных в дальнее зарубежье, заемщиками банка выступают даже офшорные компании. Поэтому думаю, что точная или относительно понятная картина по этим кредитам возникнет через несколько месяцев. Но мы будем вести работу как положено. Если есть залоги и есть просрочки по кредитам, мы будем забирать эти залоги. Если есть «живые» заемщики, которые пострадали от экономической ситуации в России и которые просят провести реструктуризацию своих кредитов, мы и по ним будем работать. Это достаточно рутинная, но все же обычная банковская работа.

– Несмотря на плановую выплату долгов, наверняка БТА Банк рассчитывает получать прибыль. В этом плане в каком направлении банк акцентирует свое внимание?

– У нас есть подразделения, которые показывают доходы, в частности по малому и среднему бизнесу (МСБ), розничному бизнесу. Понятно, что ситуация в целом для всех банков Казахстана непростая, так как уровень деловой активности в стране снижается. Способность обслуживать заемщиками свои кредиты, будь то корпоративные клиенты, МСБ или физические лица, уже не та, что была даже в 2007 году. Все это необходимо учитывать. Поэтому мы с учетом большого кредитного портфеля будем серьезно пересматривать планы и задачи на текущий год, так как они были совершенно иными в рамках бюджета, подготовленного предыдущим менеджментом в конце прошлого года.

С учетом кредитного портфеля большой акцент будет делаться на тех видах финансовых продуктов, которые приносят непроцентные доходы. Это комиссия за платежи и переводы, комиссии и доходы, связанные с платежными карточками, зарплатными проектами.

Наш корпоративный портфель достаточно большой, и по-прежнему он больше портфеля МСБ или розничного кредитования. Но в нынешних условиях именно корпоративный портфель в наибольшей степени ощутил эффект непростых времен. Будем работать с клиентами, будем сопровождать кредиты, если надо, будем предоставлять новые средства, если есть в этом необходимость. Будем беседовать и работать с клиентами по реструктуризации долгов, опять же если в этом есть экономический смысл.

– Относительно прихода в капитал банка госфонда «Самрук-Казына»… Какие предпринимаются действия в рамках антикризисной программы, стратегии банка? Что изменилось с приходом нового акционера?

– Прежде всего хотел бы сказать, что с тех пор, как госфонд стал основным акционером, оказывается очень большая поддержка с точки зрения ликвидности БТА Банка. Вхождение было оформлено через выкуп ФНБ «Самрук-Казына» акций новой эмиссии за 212 млрд тенге, которые поступили на счет банка, в результате чего фонд стал владельцем 75 процентов акций БТА Банка. При этом предыдущие акционеры своих прав не лишались, их акции остались в том же количестве, в котором они приобретали. Другое дело, что их доля размылась и стала маленькой, так как основным источником уставного капитала стала новая эмиссия.

То есть поддержка ликвидности была значительной. Помимо той суммы, которая поступила в банк от продажи акций, в БТА Банке были размещены депозиты самого фонда «Самрук-Казына» – около 90 млрд тенге – и средства ряда компаний, входящих в состав госхолдинга.

– Изменилась ли в целом депозитная база банка?

– С начала февраля она уменьшилась. Но надо четко различать два периода. Это сам февраль, в течение которого произошло снижение депозитной базы (только лишь по физическим лицам) более чем на 500 млн долларов. Думаю, это связано, во-первых, с появлением нового акционера в банке – было непонятно, какая стратегия будет выбрана, и, во-вторых, важным событием послужила девальвация тенге в том же месяце, когда общая нервозность вкладчиков сказалась на заметном снижении депозитов. После этого с начала марта произошел приток депозитов. Он тоже был достаточно заметным, хотя не довел уровень депозитов до февральского значения. И где-то с конца марта уровень депозитов физических лиц стабильно держится на отметке 1 млрд 300 млн долларов. Думаю, что урегулирование уровня депозитов и количества клиентов во многом связано с тем, что основному акционеру удалось стабилизировать ситуацию в банке, а также более или менее определенно объяснить свои планы по работе с банком.

– Как реализуются БТА Банком средства в рамках госпрограмм?

– По поддержке МСБ транш, который БТА Банк получил от госфонда «Даму», составляет 22 млрд тенге, из которых по состоянию на 24 апреля одобрено кредитными комитетами банка и выдано заемщикам свыше 21 млрд тенге. То есть фактически мы, думаю, на этой неделе полностью освоим эту сумму. Причем региональное распределение у нас достаточно равномерное. Хотя в Алматы и Астане в последнее время активно рос этот портфель, тем не менее есть регионы, такие как ЗКО, Карагандинская, Актюбинская области, где уровень освоения госсредств аналогичен уровню северной и южной столиц.

По программе рефинансирования ипотеки мы выйдем на сумму около 3,5 млрд тенге. Здесь освоение идет более медленными темпами. Хотя мы надеемся, что по мере прохождения сроков эти темпы значительно усилятся. Так как до сих пор у нас шло утверждение процедурных моментов внутри банка: мы значительно упростили наши требования, а некоторые разъяснения от госорганов мы получили на позапрошлой неделе. Скажем, по «БТА Ипотеке» мы не могли осваивать эти средства, поскольку требовалось постановление правительства, которое было принято 14 апреля. Оно заключается в том, что банки получают разрешение передавать своим «дочкам» такие средства. И когда на БТА Банк и «БТА Ипотеку» совместно было выделено 40 млрд тенге, квота нашей «дочки» в 12 млрд долларов даже теоретически не могла осваиваться. При этом она проводила работу по приему заявок, их рассмотрению, у них пул заявок уже готов. И как только с этой недели мы начнем предоставлять государственные ресурсы, она в ударном темпе их освоит. Думаю, на сумму примерно 16 млрд тенге мы, с учетом «БТА Ипотеки», сможем выйти уже к 10 мая.

По программе завершения строительства в Алматы и Астане у нас есть три объекта, по которым ведется работа совместно с госфондом «Самрук-Казына». В Астане строительство ведется уже на объекте, а по Алматы до сих пор еще проводим расчеты по окончательной экономической эффективности проекта, так как не так просто решается программа с реализацией квартир. Во многом мы рассчитываем на поддержку фонда недвижимости, который по цене 150 тысяч тенге за квадратный метр должен приобрести эти квартиры у БТА Банка.

В четвертой госпрограмме мы участвуем совместно с холдингом «Каз- Агро», но не как кредитор, а как гарант: кредиты для сельхозпроизводителей, предоставляемые «КазАгро», гарантируются БТА Банком.

– То есть ФНБ «Самрук-Казына» своим появлением не допустил сбоя в работе банка? А что дальше?

– Надо было решать текущие задачи, так как были задержки с платежами, проблемы с обслуживанием внешнего долга. А ведь поддержка ликвидности БТА Банка позволила осуществить серьезные мартовские платежи по обслуживанию внешнего долга. В принципе, март был пиковым месяцем с точки зрения плановых платежей, и БТА Банк уверенно прошел через этот непростой месяц.

Произошло кадровое укрепление банка, почти полностью сменился состав совета директоров, куда были выбраны представители основного акционера. Также приглашены независимые директора, чью квалификацию я очень высоко оцениваю, они очень активно включились в работу. В совете директоров есть и представители миноритарных акционеров, к примеру Ерлан Татишев остался членом совета. Так что топ-менеджмент банка составляет достаточно боеспособную команду.

С точки зрения краткосрочной стратегии была поставлена задача работать с финансовыми консультантами, нанятыми для определения как структуры наших внешних обязательств, так и бизнес-плана банка на ближайшую перспективу.

Из этой же сферы – приглашение на переговоры российского Сбербанка в качестве потенциального инвестора БТА Банка. В этом тоже твердая позиция представителей «Самрук-Казыны»: не дело фонда заниматься ежедневным управлением текущей деятельностью банка – это работа стратегического инвестора, коммерческого банка.

Если говорить о более общих задачах, сейчас происходит пересмотр стратегии банка. До этого она заключалась в очень активном развитии за рубежом с превращением в перспективе в глобальный банк. Предполагалось, что после создания сети банков по СНГ руководящие органы нового финансового холдинга будут базироваться сначала в Москве, а когда банк станет глобальным в мировом масштабе – в Лондоне. Под это выстраивалась организационная структура БТА Банка. Сейчас эта стратегия пересматривается, и в качестве фокуса в планах банка будет внутренний рынок Казахстана. И понятно, что в этой связи должна происходить оптимизация организационной структуры банка.

– Это как-то коснется активов БТА Банка за рубежом? Являются ли они на данный момент обузой для банка?

– В каждом конкретном случае будем подходить индивидуально. Ситуация в каждой стране разная. Степень контроля в зависимости от доли акций тоже различная. Есть банки, где есть стопроцентный контроль, скажем в Беларуси, или контрольный пакет акций в банке – в Кыргызстане. Есть банки, где имеются миноритарные пакеты. Если будут выгодные предложения, мы можем реализовать свою долю; если же посчитаем, что перспективы у дочернего банка есть, то имеет смысл там оставаться.

При этом надо учитывать, что есть расходы, скажем, как с турецким банком, в котором мы являемся владельцем 34 процентов акций. Но когда в Шекер Банке была объявлена новая эмиссия, необходимо было принять в ней участие, чтобы сохранить пакет БТА Банка. Средства для этого были выделены исходя из того, что данный банк представляется перспективным – он управляется достаточно хорошо, прозрачно, притом что в Турции очень сильная система регулирования банковской деятельности. И если взглянуть на динамику акций Шекер Банка на турецкой фондовой бирже с начала этого года, то котировки только растут.

– Говорилось, что государство будет временно управлять банками, в том числе БТА Банком. Как долго это протянется?

– Сложно сказать. Пока переговоры реально ведутся только с одним потенциальным инвестором – Сбербанком. При этом они еще не перешли в конкретную фазу, то есть речь пока не ведется о цене или доле портфеля, которую мог бы приобрести российский институт. Сейчас также проводится независимый аудит компанией KPMG, которая нанята совместно Сбербанком и БТА Банком. Предполагается, что он будет завершен к середине мая. Тогда уже на основании конкретных результатов можно будет переходить к более детальным разговорам. Тогда станет ясно, каковы планы у Сбербанка исходя из перспектив БТА Банка.

Но не думаю, что госфонд «Самрук-Казына» сразу продаст весь свой пакет. Из предварительных переговоров с представителями Сбербанка понятно, что россияне заинтересованы в присутствии госфонда среди акционеров банка. И если они и будут покупать пакет у «Самрук-Казыны», то, скорее всего, не весь.

– А вообще, какова необходимость в продаже ведущего банка не только в Казахстане, но и в СНГ?

– Думаю, это достаточно правильный шаг. Фонд «Самрук-Казына» или правительство в целом не должны руководить банком, это не их профиль. Сбербанк, притом что он является государственным, все же коммерческий банк, крупнейший на просторах СНГ. И присутствие крупного стратегического инвестора в капитале банка – это плюс. Можно обсуждать, кто может быть таким инвестором с учетом географической принадлежности. Не исключаю, что по мере стабилизации ситуации, решения текущих задач может появиться другой потенциальный стратегический инвестор.

– Некоторые злые языки говорили, что вы в свое время возглавили Нацбанк, когда экономика была на подъеме, и что вы пришли, так сказать, на готовое. Можете ли вы как-то опровергнуть эти слова? Вообще, какие серьезные дела решались на тот момент, невидимые широкой общественности?

– Понятно, что тогда экономика находилась в фазе роста. Несмотря на это, перед нами лежала одна из основных задач – контроль за инфляцией. В целом эта работа была выполнена достаточно успешно. Хотя было время, 2007 год, когда инфляция резко подскочила. Тогда на это сильно повлиял внешний фактор, и в 2008 году в результате работы Нацбанка ее удалось вернуть в контролируе-мое русло.

Вторая задача была связана с управлением Нацфондом, и она была решена также успешно. Притом что в 2007–2008 годах условия на внешних рынках были очень непростыми. Считаю, что Нацбанк в этот период достаточно успешно управлял активами Нацфонда и они практически полностью были сохранены.

Третьей задачей, которая опять же была решена успешно, связана с банковским сектором. И это несмотря на то, что в 2004 году было создано Агентство по финансовому надзору. Нам тогда понадобилось какое-то время, чтобы четко разделить полномочия, выработать механизмы принятия совместных решений. За этот период АФН при поддержке Нацбанка стал очень важным органом госуправления в такой сфере.

Нелегкими были вопросы, которые, возможно, решены не в полной мере, – с внешними заимствованиями. Не соглашусь с теми, кто говорит, что регуляторы ничего не предпринимали в этом отношении. Как раз с 2006 года происходило постепенное планомерное ужесточение требований, которое, в принципе, должно было дестимулировать внешние заимствования отечественных банков. Единственное можно сказать, что эти ограничения не были такими радикальными и жесткими…

28.04.2009

Асан КУАНОВ, www.liter.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.